Как-то служил я офицером на российско-финской границе, часовые стояли на своих постах, вокруг лес и всего одна дорога. Проезжающие мимо фины любили подкармливать и подогревать солдат спиртным. Начальником смены частенько бывал один прапорщик, который любил проверять наряд, прокравшись через лес сзади. Делал он это с завидной регулярностью и по одному и тому же маршруту. Так как пограничная служба подразумевает режимные зоны и всякие прочие вещи, то и проволоки колючей вокруг поста было полно. Так вот, как-то ночью солдаты уже знали что где то там проползет прапорщик, чтобы их проверить. Они (солдаты) взяли и насрали там, где прапорщик должен ночью проползсти под проволокой.
Итог: в эту ночь проверки наряда не было, да и потом проверки приезжали на машине по дороге, а не из леса выходили неожиданно.
Истории о милиции и армии
27 апреля 16
* * *
Минувший день рождения Высоцкого напомнил мне эпизод из моей армейской службы. Ко мне подошел старшина Филипенко, и на нем, как говорится, не было лица.
— Тебя срочно вызывает замполит полка, — объявил он. – Признавайся, что ты опять выкинул?!
Мне и самому стало нехорошо: меня, обычного салагу-первогодка срочной службы, вызывает замкомандира части!
И ничего такого я не натворил, а за коллективную выпивку мы с двумя приятелями уже трое суток на губе отсидели. Тяжелое у меня об этом осталось воспоминание, но то – отдельная песня. Я пожал плечами и, сопровождаемый хмурым и подозрительным взглядом старшины, погреб в штаб.
Подполковник встретил меня душевной, проникновенной улыбкой и выдал:
— Мы решили, что у нашего полка должна быть собственная строевая песня. Я бы сказал, даже марш — и глядит опять на меня как-то так поощрительно...
Ну, я ему:
— Хорошая, — говорю, — мысль.
И молчу. Тоже на него смотрю, только вопросительно.
— Ну, вот ты этот строевой марш и напиши, — дружески так говорит он. — Сроку тебе – трое суток. Передай своему непосредственному командиру, что на это время я освобождаю тебя от несения службы
— А почему я!? — изумился я без меры.
— Ты в музыкальной школе учился?
Какое-то время я потрясенно молчал, а потом вынужден был кивнуть. Меня, несмышленого еще дитя, родители действительно загнали в музшколу, да к тому же по классу баяна. Не то чтобы я не любил музыку, но баян я ненавидел, а все эти гаммы сводили меня с ума. Мне хотелось играть в футбол, а не торчать в музыкальных классах. Школу я под прессингом родителей закончил, после чего с профессиональной музыкой расстался навсегда, а баян как бы уронил из окна нашей квартиры на четвертом этаже.
Потом я понял, как о моем музыкальном образовании узнали в штабе: я указал это без всякой задней мысли, просто написав правду, в своей анкете. Тут я стал объяснять замполиту ситуацию: мол, я давно все это дело забросил и т. п.
— Но ноты ты ведь помнишь? – вновь ошарашил он меня. И я опять вынужден был кивнуть.
— Тогда в чем проблема? Раз ноты знаешь — музыку написать, плевое дело!
Я, конечно, был наслышан, что в нашей армии полно дуроломов, но чтобы до такой степени… И ведь не старшина какой-нибудь с хохляцкого хутора всю эту чушь говорит – замполит, образованный человек, закончивший какую-то там академию.
Возражать, как я быстро уяснил, было бесполезно. А если бы я ему сказал, что к музыке ведь надо еще стихи написать, он бы мне, конечно, ответил, что, раз я учился в школе, то алфавит знаю и т. д.
В гарнизонном клубе мне дали раздолбанную гитару, и я в течение суток пытался на трех известных всем аккордах что-то там сконстролить. Но получался один сплошной, как бы теперь сказали, шансон. Понял я, что дело дрянь, и, похоже, светит мне в случае невыполнения приказа опять губа, как я уяснил из напутственных слов подполковника. И тут вспомнил я одну из песен Высоцкого.
Дело происходило в семидесятых годах, и Высоцкий имел тогда громадную популярность, но все же далеко не все его песни были широко известны, тем более в армии. Знали в основном хиты, которые исполнялись в кинофильмах, и те, что получили хождение при перезаписывании на магнитофонах. А песня-марш, написанная Высоцким к спектаклю «Павшие и живые», такого статуса не имела. Ее в пьесе должны были исполнять немецкие оккупанты, и там в частности были такие слова, которые меня особенно вдохновили:
«Все впереди, а ныне
За метром метр
Идут по Украине
Солдаты группы «Центр».
Дело в том, что наша часть дислоцировалась именно на Украине…
Я переделал текст и представил свой марш. Все его одобрили, только один парень-москвич ехидно так улыбался, но промолчал. Но я все равно его опасался – противный и кляузный был пацан.
И тут же выяснилось, почему была такая спешка с маршем. Оказывается, намечался строевой смотр, который периодически бывает в войсках, и его приедут принимать большие генералы – командир корпуса и зам. командующего армии. Что со мной было, когда я об этом узнал…
И вот строевой смотр. Сбоку, на возвышении, два генерал-лейтенанта. Мы проходим мимо них и дружно ревем: "Все впереди, а ныне, Сапог в сапог, Идет по Украине Наш двадцать первый полк!"
За строевой смотр часть получила оценку «отлично». Мне старшина наградил специальным призом – послал в наряд посыльным. Это действительно было серьезным поощрением – увольнительные нам, молодым солдатам, еще не давали, а посыльный имел право выходить за пределы части.
Х@хол-старшина, конечно, знал, как я этим правом воспользуюсь. Денег у меня хватило только на чекушку, и той пришлось поделиться с потенциальным кляузником, чтоб меня не заложил.
А вскоре из политотдела армии затребовали ноты и слова нашего строевого марша. Но, к счастью, меня почти сразу же перевели в другую часть.
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100