Тигра290
Все рязанские студенческие общежития в 80-х годах прошлого века делились на мужские и женские. Все, кроме общаг сельхозинститута. Там студенты и студентки жили вперемешку, уж такая была политика партии и правительства — пары молодых специалистов на селе приветствовались, особенно, если он инженер, а она бухгалтер.
В одном из общежитий межкомнатные стены были очень тонкие, около 7 сантиметров. Блок электрических розеток под внутреннюю проводку был в каждой стене в сквозной дырке на обе стороны, только провода к ним проложить забыли...
Розетки эти легко вынимались.
В андроповские времена в этой общаге появилось какое-то антисоветское "произведение" Солженицына, напечатанное на машинке. Читали его все, передавая друг дружке, но кто-то всё же заложил в КГБ.
Опербригады с обыском прибыла ночью, когда студенты все спали. Два мордоворота стояли у двери комнаты, два кгб-шника преретряхивали весь немудрёный студенческий скарб. Бригад было 10, по 2 на этаж.
Шум, гам. Не нашли НИЧЕГО. Свёрнутая в трубку распечатка передавалась из комнаты в комнату через дырки от вынутых розеток.
Правда, в одной комнате нашли здоровый американский флаг, который лежал на полу вместо коврика. Его даже не отобрали, так как ребята там жили с 5 курса, которые пояснили молодым операм:
— Так мыж его грязными ногами топчем...
Учебные истории
19 апреля 18
* * *
Из историй про "подвиги" стройотрядовцев.
После первого курса нас, реально пока еще деточек, с невыбитым до конца сознанием маминых сыночков, отправили в стройотряд на далекую Вологодчину. Строить железную дорогу то ли к леспромхозам, то ли к зонам Котласа и окрестностей. Штаб отряда озадачился — куда бы направить эту малолетнюю шелупонь, чтобы не путалась она под ногами зубров летней шабашки. И по наивности своей не настучало куда не надо на приписки и воровство штаба. К счастью или к несчастью для них какой-то местный леспромхоз запросил группу студентов поставить им на дальней площадке навесик для лопат и тачек. Кого? Да вот этих, пусть тренируются. И вот привозят малолеток на дальнюю заимку, выгружают им бак картошки, коробку тушенки, показывают пальцем на сарай, где жить и другим пальцем на место, где через неделю должен стоять навесик. Махнув рукой, говорят — лес и столбы тама, проволока вертеть здеся, доски и шифер снимите вон с тех амбаров. Заберем через неделю. И умотали. Остались мы одни. Кое как устроились, соорудили мангал и пошли искать столбы. Но наверное не в ту сторону. Сейчас то мы понимаем, что то, что мы нашли не было предназначено для навесика. Это были опоры ЛЭП, соскладированные или просто припрятанные кем-то до лучших времен. Но приказ есть приказ. Сказано делать, значит надо. То что эта хрень неподъемная по весу — никого совершенно не заставило думать. Наоборот, мы же инженеры-физики будущие. Из труб разрушенной водокачки сделали железную дорогу, на нее поставили ролики от сгнившего трактора, нарисовали на бумажке в клеточки план. И вперед.
Само собой про нас забыли. Приехали принимать задание через две недели. Их встретила банда бородатых опухших от укусов мошки и комарья бичей в рванье, оставшемся от красивенькой вначале формы стройотрядовцев, а за их спиной стояло ЭТО! Гигантского размера херотень высотой метров 20, накрытая толстенным ржавым железом с балансирами от ветровой нагрузки (мы же физики блин). Ох йобтыть, только и выговорил директор леспромхоза. Дальше шел слэнг из персонала окрестных зон. Наверное мы оприходовали председателеву заначку. Кончилось все в целом хорошо. На наш ангарчик местные вначале водили экскурсии, а потом приспособили для хранения левого пиломатериала и списанных вертолетов. Заплатили нам по 300 руб и отправили от греха подальше домой к мамам. Только вот уезжали мы мальчиками, а приехали бойцами, мужиками впервые сделавшими свое мужское тяжелое дело-подвиг. Это был стройотряд, йобтыть.
* * *
Навеяло рассказом про "профориентацию школьников" в советские времена.
Когда я учился в меде, мой одногруппник был Леша, отношение которого к учебе "на врача" было, пожалуй, самое серьезное из всех студентов нашего потока (аж 300 душ). С самого начала учебы он хотел стать хирургом и он стал им. Еще курсе на четвертом я сказал ему абсолютно откровенно, без всякой лести: "Леша, если я вдруг заболею, и встанет вопрос, к кому из 300 человек наших однокурсников я пошел бы лечиться, то это будешь только ты, и никто больше".
Сейчас он д. м. н. , и один из лучших нейрохирургов страны.
Помню, в студенческие годы Леша и другие мои друзья собрались у меня на ДР. Я презентовал им только что привезенную из столицы горбушу холодного копчения (в нашем городе при "развитом социализьме" ее без проблем могли достать, пожалуй, или работники горкома партии, или, скажем, мясники на рынке — в качестве бартера). Я подивился, как Леша (который еще тогда и не начинал изучать хирургию) быстро, аккуратно, красиво и с минимальными отходами разделал тушку горбуши, сделав много-много идеальных по форме кусочков, которые только и оставалось положить на хлеб для приготовления бутербродов. Подивился не только я — все открыли рты. Вопрос повис в воздухе — откуда такие познания в разделке рыбы у студента-первокурсника?
Леша смущенно объяснил — на практике в учебно-производственном комбинате (кажется, так назывались эти заведения) его записали в ПОВАРА. И целый год его и других его одноклассников обучали премудростям готовки, разделки, сервировки того, другого, и третьего.
Леша до сих пор практикует в провинциальной (но крупной и неплохо оборудованной) клинике, и, по слухам, на операции к нему частенько ездят и москвичи, так что нейрохирург он, думаю, очень даже неплохой.
Не знаю, потеряла ли наша страна, что получила в итоге на одного среднего повара меньше, но на одного хорошего нейрохирурга больше.
Думаю, скорее страна от этого выиграла.
Так что — профориентация это, наверное, хорошо...
Но выбрать самому ту стезю, где ты сможешь стать признанным мастером своего дела (независимо от того, чему тебя пытались перед этим учить в детсаду, в школе, и в институте) — это бесценно.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100