Из бурной геолого-геофизической юности.
В эпические времена империи, железной рукой наводившей порядок на своих необъятных просторах, отношение к ВВ (взрывчатым веществам) и СВ (средствам взрывания – детонаторам, проще говоря) было не в пример легче, чем в нынешнюю пору разгула терроризма. Например, в конце полевого сезона, чтобы не везти неизрасходованные ВВ и СВ обратно на стационарный взрывсклад, устраивали «салют» — укладывали штабелем мешки с болванками, ящики с шашками и… Смотрелось здорово. Бывали, правда, и мрачные эпизоды. Один из взрывников, будучи в мрачном расположении духа (и, естественно, в изрядном подпитии) на почве коварства местной пейзанки, сел на два мешка тротила (52 кг), нажал на кнопку машинки и растворился в эфире.
Ну это к слову. Собственно история.
Отправил нас как-то начальник партии на ж/д станцию за взрывчаткой. Полдня мы разгружали вагон с ВВ. Круглые жёлтые болванки тротила в мешках по 26 кг. Жара, земля усыпана крошками тротила, едкая тротиловая пыль в глазах, на зубах, на всём теле. Адова работа. Набили полный кузов грузовика, влезли сами, развалились на горячих от солнца мешках и закурили. На переезде нашего водилу попросил подвезти мент. Когда водитель сказал ему, что везём взрывчатку, полез в кузов проверять. Картина феерическая: кузов почти доверху заполнен мешками с надписью «взрывается», на них спят несколько грязных хмырей с сигаретами в зубах; у одного на животе (это для смягчения тряски) коробка с детонаторами. Мент, не меняя выражения лица, очень осторожно слез с колеса и медленно, спиной вперед, отошел от машины. Водила пожал плечами, и мы поехали дальше. На фоне заката на дороге маячил окаменевший страж порядка.
Удивительное было время.
Курьёзы
15 марта 17
* * *
Пролетарская бдительность.
11-го октября 1922 года, в 5 часов вечера, по Заводской улице города Самары (ныне Венцека) шел здоровый пьяный бугай. На столбе около дома #74 монтёр Ерофеев налаживал телефонную сеть. Бугай споткнулся о ящик инструментов, стащил монтёра со столба и принялся его избивать. Один из прохожих заорал "Офицерьё наших бьет! " и бросился на выручку Ерофееву. Бугай отшвырнул его, но из подворотен уже неслась подмога: "Бей офицера! ".
Бугая оприходовали толпой, повязали и притащили в 1-е отделение милиции: "Офицера поймали". Пьяный бугай оказался служащим Губвоенкомата и членом партии товарищем И. А. Антоновым. Приведшие его граждане сами были поголовно бухие, кроме пострадавшего Ерофеева. Милиционеры задержали всех "до выяснения".
Антонов первый протрезвел и попросил его отпустить. Ну что: человек уважаемый, проступок его для Самары не из ряда вон, можно и отпустить с сообщением по месту работы — там пусть партячейка его разбирает. Но тут загалдели все остальные задержанные, приводя сквозь матюки веские доводы, что Антонов самозванец и "офицер".
Милиция сообщила в ГПУ. Чекисты приехали, посмотрели на партбилет Антонова и забрали его с собой. Остальных задержанных попросили отпустить, предварительно раздав им повестки.
На следующий день на допрос в Самарский ОГПУ выдернули всю партячейку Губвоенкомата и самого губвоенкома. И. А. Антонов оказался действительно бывшим деникинским офицером, партбилет был поддельный, указанная в нем первичная партячейка никогда не существовала.
Что за довод привели бдительные граждане? Антонов сначала дал Ерофееву пощечину и только потом принялся его бить.
Сунул бы сразу кулак в рыло — гулял бы на свободе.
По материалам самарской "Коммуны" от 14 октября 1922 года #1150.
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100