Воспоминания о Болгарии
Лежу на пляжу, никого не трогаю. Рядом кряхтит дочь, насыпает тяжелый песок в ведерко, поодаль в прибое сын строит фортификации. Жена машет рукой за буйком. Адски жужжит китайскими звуковыми спецэффектами чья-то игрушка. Чайки тщетно пытаются повторить мотив.
Настроение философское, в желудке растворяется завтрак и веселится Кубалибра, принятая в честь полудня. Красота. Краем глаза выхватываю картинку, которая прекрасно ложится на внутреннее расслабленное настроение.
Жизнь — это анекдот, я знаю. Но в то что анекдот — это жизнь, верю не всегда. Но пришлось.
Слева от меня берег становится крутым — начинается подъем в город. Волны с грохотом расшибаются о цементную стену. Именно с этой стены мальчик лет 5-ти роняет воющую машинку. Китайские спецэффекты постепенно глохнут, кроссфейдом нарастает детский плач. Уронил таки. Прям в набегавшую волну.
Мама ребенка одновременно ругает и утешает чадо-адо. Тут возникает — Дядя спасатель, брат-славянин, ухмыляется симпатичной мамаше, играет мышцой и красивой рыбкой летит вниз. Метров пять летел. Почти не подняв брызг, коснулся поверхности моря, всплыл, пышной гривой поднял в воздух водную взвесь, схватил поднебесного выкидыша, издающего предсмертные писки, и триумфально поплыл к пляжу. Клянусь, все свидетельницы этого поступка видели происходящее в красивом рапиде и под эротическую музыку. О чем взгляды говорили. Кричали взгляды.
Дядя возвращает ребенку машинку. Зардевшаяся мамаша не находит слов. Ребенок что-то шепчет маме. Видимо, обсуждает вопрос заполучения дяди в папы.
Мама, выслушав малыша, подходит к спасателю и громко, по-русски спрашивает:
— А где колесико, а?
Как принято писать в конце историй — я упал мордой в песок.
31 января 19
* * *
* * *
Мне было девять, мы с семьей жили тогда в бабушкином доме. Лето, мама с папой на работе, баба Маруся куда-то ушла, сестра Ленка вообще за 300 км. — гостит у другой бабушки Ули. Почему каждое лето Лена поводила у бабы Ули, а я оставался с бабой Марусей мне не рассказывали, кстати, нужно будет спросить у родителей.
Приезжает Санька, мой двоюродный брат, он был на два года старше меня. Ну как, приезжает. Приехал мотовелик, а Санька его привел, потому что закончился бензин. Санька был из не полной семьи, если можно назвать неполной семью еще с двумя братьями, сестрой и матерью, но вот их отец где-то канул. У нас же с Ленкой отец был и есть до сих пор, и в те времена они совместно с ремнем тщательно контролировали наше с Леной взросление. К слову сказать, когда нас с Леной однажды раскурили сигаретами Нева все те-же двоюродные братья, а отец это вычислил и пролечил, мне хватило впечатлений до двадцати лет, а Лена уже на пенсии и не курит до сих пор. Я это еще к тому, что мотовелик, никем не пролеченный Санька, где-то стырил. Меня же природа появления этого средства передвижения у Саньки совсем не интересовала, а перспектива весело покататься, как раз наоборот.
Бензин у отца хранился в паре канистр, и овальном лодочном баке стоящих под домом со стороны сада. Канистры мы открыть не смогли, и отливали бензин в бутылку из бака. Было очень неудобно и нахлюпали мимо бутылки целую лужу.
Воровством я это не считал – мы же одна семья, но и лишний раз посвящать отца в детали мне не хотелось.
Я еще не говорил, что в свои девять лет я был уже смышленым мальчиком? А еще и очень инициативным? Говорю. Саньке говорю, давай мы эту лужу подожжем, разлитый под самым домом бензин быстренько сгорит и ладушки — отец ничего не узнает.
Санька легко согласился, я и поджег. Мои ресницы с бровями была самая малая потеря, которая только могла произойти в этот день.
На метнувшийся из под дома столб пламени и черного дымы, моментально сбежалась вся округа. Санька глубоко залег в густой смородине, поэтому когда затушили лужу, пилюлей, как самый умный, отхватывал только я. Сначала по очереди от всех соседей, потом от бабушки и к вечеру немного от отца. Он, как было не странно, всего лишь подолбил меня пальцем по башке, и очень убедительно заявил что: -Думать надо!
Потом я уже думал лучше, когда капсюли и порох из отцовского рундука с ним делил, я же говорил, что смышленый!
А поговорку про еще одно свое качество, я узнал гораздо позже, уже будучи моряком:
Инициатива на флоте — хуже пожара!
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100