Вот теперь — про комбата.
Человек имел два высших образования, но волею злодейки судьбы вынужден был пойти в армию. Уж не знаю, что там у него приключилось... Мы призвались в декабре, а его назначили командиром — где-то в конце октября. Так что порядка в части еще не было к нашему приходу. Мы его, этот порядок, ему потом помогали устанавливать...
И вот такая зарисовка.
Многие знают непонаслышке, что в армии горячие сыны горных республик ОЧЕНЬ не любят всяких нарядов по службе — мыть там чего, или убирать.
Однажды я заступил в наряд помдежем по части, в моих обязанностях, кроме всего — чтобы в штабе все блестело. Для этих целей я из каждой роты (чтобы никому не обидно было) взял по одному проштрафившемуся человечку, вручил каждому по ведру и тряпке, а сам дальше нес службу, периодически проверяя, все ли так, как следует, не филонят ли нарядчики.
Вдруг вижу, один из штрафников, этакий гордый кавказский орел, и к тряпке не притронулся. Двигаюсь потихоньку к нему, с целью провести профилактическую беседу. Но грустно мне, ибо знаю, что с этим гордецом прийдется нелегко... Переубедить! А Вы что подумали?
— Почему пол не моешь? — спрашиваю.
— Не мужчинское это дело! Не буду мыть!
Ну, далее пытаюсь ему втолковать, что мамочка его с сестрами, на чьих плечах было все хозяйство, дома остались, ничего не поделаешь... А мужчина должен за свои ошибки отвечать...
Потихоньку переходим на высокие тона, и тут оказывается, что комбат с начштаба давненько за нами заинтересовано наблюдают. Теперь еще один штрих про комбата — был он в прошлом боксером...
Вот он мне и говорит — отойди, дай я тебе покажу, как убеждать надо (а первое его высшее образование — педагогическое). Подходит, отечески так обнимает гордеца и спрашивает:
— "Не будешь мыть?"
— "Нет!"
Далее еле слышный, но, видимо, чувствительный тычек с некоторым опущением правой почки оппонента...
— "Не будешь мыть?"
— "Нет!"
Упрямый, вишь, попался...
Тогда они с начштаба, исчерпав все возможные методы убеждения (не оставляющие видимых повреждений), выливают на его голову ведро воды, валят на пол, и ИМ САМИМ проходятся по полу от начала до конца коридора. И обратно! Помогло! Растирая грязными руками сопли по грязному же лицу, гордый орел вымыл ВЕСЬ штаб.
После этого случая, получив нарядчиков, помдеж как бы невзначай спрашивал:
_ Кто считает, что мытье полов — не мужчинское дело?
Штаб у нас сверкал, просто заглядение...
P.s. Я конечно, понимаю — устои нравственные у них другие, менталитет иной, и т.д. А вот интересно, а кто у них сейчас в армии полы моет?...
Истории о милиции и армии
23 марта 06
* * *
Вот такая история:
80-е, Центральный Казахстан, стройбат... Кто был, тот поймет... Как у нас говорили — Кто бывал на Байконуре, тому не страшен Бухенвальд...
А вот собственно история.
Так как часть — "наиэлитнейшая", большинство бойцов лома и лопаты — братья наши меньшие по тогда СССР, а ныне — по СНГ. Сиречь — таджики, туркмены, узбеки и т.д. На ключевых постах — в хозвзводе, в основном узбеки. Один из них -повар ночной смены, то есть — готовит завтрак. Припасов в части небогато, в основном картофель неважного, как водится, качества. А комбат (о нем, может быть, позже поконкретнее, человечище был. Серьезно)просит этого повара: ты, мол, будь любезен, растолки картошку вареную, чтобы вроде бы как пюре получилось — все какое-то разнообразие... Слышит в ответ бодрое "Есть!", и спокойно уезжает домой. Приезжает он рано утречком, и сразу же на кухню, с проверкой. Дальше диалог без купюр:
— Комбат (К): Я же тебе говорил, потолочь картошку, ты что, не понял меня?
— повар (П): Никак нет, товарищ майор, все понял!
— (К): Так почему не потолок?
— (П): Не могу, товарищ майор,у меня сапоги худые!
Можете мне поверить, повар на следующую ночь уже в ночной смене ломом мерзлую землю долбил! И с тех пор на завтрак у нас в части, до появления некоего продовольственного разнообразия, было картофельное пюре. Ну или — нечто похожее...
* * *
Такую историю не встречал, но по-моему, в каждой части это предание должно было быть.
Ситуация такая — опять же Казахстан, Байконур, начало 80-х, доблестные военно-строительные войска. Мой друг проходит испытание на санинструктора. И так как некоторые знания из области медицины у каждого из нас присутствуют, а тем более мы- москвичи, испытание благополучно пройдено. Счастливый Андрюха вселяется в санчасть, знакомится с фельдшером, ес-сно спиртик и доверительная беседа, в которой выясняется следующее:
До Андрюхи в этой части был санинструктор откуда-то из западной Украины, здоровенный угрюмый парень, который лечил так: Приходит к нему больной, жалуется на что-нибудь, а тот парень не слушая подходит к шкафчику и достает оттуда таблетки, дает больному и вперед — в роту. Когда у него поинтересовались, а как он определяет, какие таблетки давать, он ответил так:
— А вот какой больной, такие и таблетки. Если росточком невеликий, то и таблетки надо маленькие давать. А вот если высокий, здоровый, так и таблетки ему — большие. У меня и таблеточки отсортированы. Большие — в этой баночке, малые — в этой...Такое вот лечение.... И ведь полтора года парень санинструктничал...
Андрюха эти банки потом нашел. В маленькой были таблеточки интересные, в том числе, скажем, Галоперидол... Вот маленькие больные полетали...
* * *
Еще одна армейская. Это было на самом деле.
Служил в нашей части взводным прапорщик Иващенко — добродушный мужик. Не знаю, откуда он был родом, но на гражданке он был водолазом. Так что можете представить его габариты. Ростом он был выше 190 см. Статный такой, с чубом казацким. Простой, и в общем-то неплохой парень, только силушку свою соизмерять не мог, за что потом и вылетел со службы. Просто в воспитательной беседе несколько раз ломал подчиненным челюсти. Причем с одного удара, но в двух местах. Но это было потом.
А в одном призыве со мной были ребята из Москвы и подмосковья, среди них Женя Борисов — здоровый такой, до армии качался и слегка восточными единоборствами занимался. Но это все прелюдия.
Итак, решили в нашей части построить гараж для комбатовского УАЗика. Натаскали кирпича, свалили в кучу. Комбат поглядел — непорядок, нужно аккуратно сложить все. И взвод бойцов послали на укладку кирпича. А Иващенко — как раз взводный. Он покомандовал, почти все уложили, решили сделать перекур. И вот во время перекура Женька берет кирпичи, складывает их буквой "П", и разбивает верхний кулаком. Иващенко заинтересовался, подошел, и Женьке — "Ну-ка, сложи, дай попробовать". Сложили — Иващенко без всякой подготовки, просто — по-деревенски, с широкого размаха — ХРЯСЬ!. Кирпичи — в труху. И начали они соревноваться — два кирпича, три... Вровень идут! Тогда Женька накрывает кирпичи аккуратно сложеной панамой, встает перед ними на колени, и с короткого размаха — лбом — разбивает верхний. Иващенко подзуживает — "А два сразу сможешь?" Женька слегка напрягся, но сдюжил — получилось. Иващенко пробовать не стал. На этом бы и все, кирпич сложили, все в роту пошли — отдыхать, а Иващенко — задержался. Через пять минут выхожу на крыльцо штаба (он рядышком), и слышу какие-то странные звуки — удар, а потом приглушенное — "Ух, е&&& мать!" заглядываю за угол — там Иващенко стоит в позе пьющего слона и лбом бъется об кирпичи...
Надо сказать, кирпич ему разбить так и не удалось.Хотя пыхтел он не меньше получаса, и потом фуражку не снимал где-то с неделю. Но на его умственных способностях это упражнение никоим образом не сказалось.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100