Сдачи не надо.
1983-й год. Дрезден, восточная Германия.
День Х. То есть в военном гарнизоне ГСВГ выдали зарплату. Дабы не нарушать славные традиции, группа старших офицеров в составе пяти человек единогласно принимает решение: отметить это дело рюмкой чая за дружеской беседой. Когда "на штанге" у каждого было грамм по семьсот, решили направляться в сторону дома.
На автобусной остановке — не многолюдно, лишь несколько немцев. Наши останавливаются в сторонке и, почти не покачиваясь (годы тренировок! ), ожидают автобус, продолжая беседовать не на повышенных тонах. Через пару минут на сцене нарисовывается о-о-очень среднего возраста немка с каким-то бобиком на поводке. Шавка небольшая, породистая, но из категории "мозгов чуть меньше, чем у валенка". Что ей не понравилось в русских — одному собачьему богу известно. Может, наша форма, может, ботинки у кого-то не тем кремом начищены. В общем, это противное созданье набирает побольше воздуха в легкие и начинает непрерывно истошно гавкать на подполковника.
Мужик, явно не любящий, когда его перебивают, не раздумывая, выдает шавке хорошего пенделя. Теперь истошным криком заходится немка. Поскольку уровень немецкого у наших — на уровне "данке-битте", никто ничего из ее тирады не просек. Зато все прекрасно понял полицейский, проходивший неподалеку. Услышав, что это — далеко не благодарность доблестным советским офицерам за непосредственное участие в сложном деле дрессуры, решает вмешаться. Остановив землячку на полуслове, обратился по-немецки к нашим. Кто-то все-таки, окончательно исчерпав запас немецкого, выдал: нихт ферштейн! Полицейский достает из нагрудного кармана книжку с бланками штрафов, что-то заполняет и знаками показывает подполковнику: 20 марок. Тот, пожав плечами, спокойно достает наличку из кармана. Как назло, только купюры по 50. Полицейский, пошарив по карманам, опять же знаками объясняет: сдачи нет. Все офицеры начинают рыться по карманам, но подполковник выдает:
— Ребята, все пучком, ща улажу.
Успокаивающий жест в сторону полицейского, говорящий: сдачи не надо! Потом разворачивается и... от всей души в... вает еще раз шавку. Та, визжа в унисон с хозяйкой, на поводке описывает идеальную окружность и приземляется в аккурат на исходную позицию.
Полицейский с диким гоготом складывается пополам, немцы на остановке цепенеют, на лицах офицеров эмоций не больше, чем у индейцев... Хозяйка подхватывает шавку подмышку и уносится, обгоняя автомобили. Через пару минут полицейский немного приходит в себя, и, икая и всхлипывая... прячет в нагрудный карман квитанции.
Подходит автобус, наши невозмутимо загружаются. На остановке остаются абсолютно все оцепеневшие немцы в ожидании следующего автобуса. С места действия, не торопясь, удаляется полицейский, размазывая слезы по лицу.
Лучшие истории
* * *
Со слов:
Одной знакомой понадобилось купить микроволновую печку, и в выходные она утащила свою подругу за покупкой. Выбрали подходящую печь, проверили, понесли домой. Распаковали, включили в розетку. Не работает. Ну, у самой-то руки кривые, взялась за дело подруга. Достала инструкцию, прочитала, выдернула вилку из розетки, снова воткнула — не работает!
Но ведь при покупке два раза проверяли, все работало! Тогда еще раз прочитали инструкцию, окончательно запутались и поняли, что, наверное, женского мозга для такого дела не хватит. В соседней комнате смотрел телевизор муж. Стали звать его. Из комнаты послышались тяжелые шаги.
Муж появился на пороге кухни и три секунды смотрел на печку. Потом он вынул из розетки шнур электрочайника, стоявшего рядом, и воткнул в розетку шнур от печки. Печка включилась. Не говоря ни слова, муж развернулся, пошел в комнату, и они услышали, как его туловище плюхнулось обратно в кресло. Такими дурами они себя еще никогда не ощущали. Кстати, обе были блондинками.
* * *
* * *
Работал я в начале девяностых в кардиологии Красноярской больницы скорой помощи медбратом. Контингент – в основном бабушки-дедушки. Весьма часто случаются внезапные остановки сердца. Идет допустим старушка по коридору и вдруг падает. Мы все соответственно натренированы в таких случаях действовать без промедления – проводишь пациенту кулачную дефибрилляцию, т.е. наносишь сильный удар по грудине и «качаешь», пока коллеги не подоспеют со всем снаряжением. Работал со мной Толик Мазур – здоровенный парень под два метра ростом и внушительной комплекции. Раз идет он по коридору с капельницей и вдруг рядом старушка падает. Толик бросает ношу и бьет бабушку в грудину. На время манипуляций пациентов попросили по палатам разойтись, чтобы не травмировать психику. Пациентку откачали, все нормально. Только вдруг бабушки от него сторониться стали. Никто не поймет, в чем дело. Как-то я сижу, таблетки на посту раскладываю. Слышу, две старушки беседуют: — Этот рыжий здоровый – чистый зверь! Представляете, бабушка в коридоре поскользнулась, упала, так он вместо того чтобы помочь подняться как даст ей по груди кулаком! И как таким в медицине разрешают работать?
Вторая – Да в суд на него подать! Видела, они специально людей разогнали, чтоб свидетелей не было!

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100