Кажется, импортный туризм начинает загибаться. А жаль. Всё-таки и мы больше узнавали об окружающих, и они о нас. Сцена из Испании. После посещения Фигераса (музей-театр Дали) предлагалось заехать в винный погребок, где впаривались туристам вино по почти халявным ценам и всякая сопутствующая мелочь, включая, между прочим, обалденную колбасу. Но заманухой является бесплатная дегустация. Причём режим дегустации самый благоприятный: на входе даётся стаканчик (на 25 гр. , но если знать... ) и полчаса на "разграбление" где-то 20 бочек с вином. И при этом всем наклеивается на грудь номер автобуса. А зачем? А опыт — сын ошибок трудных. До этого как только наши соотечественники в относительно массовом порядке стали покорять Испанию, это шоу начало поразительно одинаково заканчиваться: через час после начала дегустации под винными бочками валяются три-четыре полутрупа и рядом стонут несколько гидов. Понятно, что у них в автобусе кого-то не хватает. Но кто тут свой? Нет, если знать, что эта пьянь из моего автобуса, то пересчитав присутствующих в автобусе, можно выяснить и фамилию и отель, и где выгружать тело, но кто мой? А за вино Испании спасибо. Долго в супермаркетах обнаруживал "своих" людей, ищущих "Риоху".
1 января 16
* * *
Все же молодцы модераторы, что ввели коментирование на этом сайте. Осталось только еще добавить оценки под комментами. Чтобы эти категорические всезнайки тоже упились своей славой...
Блин, я ж не о том. Заболтался, наверное- реально старею. И как принято среди нас, старперов, частенько вспоминаю Советскую Империю. Конечно, не дай Бог в ней снова жить, но — какие персоны там встречались!
И вот как все было (извините, должен сделать предупреждение. Если вам меньше 40, не читайте, вы просто не поймете):
В 1985 я с женой попал по распределению в полузакрытый ядерный объект. Выйдя из автобуса, провалились по щиколотку в глину. Но самый первый встречный, практично одетый в ватник и резиновые сапоги, поразил тем, что в сетке-авоське нес бананы! Чудеса на этом не заканчивались.
На Объекте висело объявление, что все желающие могут купить «Москвич 2140» в кредит. Часть единственного каменного здания в поселке занимал магазин, где среди сапог и югославских плащей были духи Climat и джинсы Wrangler. В продовольственной части было все, включая масло, мясо и литовские шоколадные конфеты (я ж говорил, что поймет не каждый! ).
Считалось нормальным, что дикий нажравшийся гопник, с которым ты махался накануне в ресторане, мог встретиться мне потом в блочном щите управления в качестве начальника смены реакторного цеха. А пара моих слесарей (кстати, выпускников МФТИ) оставались после работы, чтобы делать компактную подводную лодку по своим чертежам. Поселок при Объекте, средний возраст которого не превышал 28 лет, представлял собой странную смесь идеалистов, спекулянтов и авантюристов. Словом, Клондайк.
И мы с женой там оказались. Нам дали по койко-месту в разных общежитиях. Как ни странно, это не спасло от рождения ребенка. И вскоре проблема жилья стала главной. По тогдашнему закону нам обязаны были дать жильё. Дома бешено строились, но квартиры распределялись по партийно-кумовским спискам.
Прошел год. Ребенок пошел. А мы с женой все ходили друг к другу. В моей общаге — мылись (у нее не было душа), а у нее было место для детской кровати. Иногда я позорно блеял жалобами по разным профкомам, впрочем, без всякого успеха. Наконец, я пробился к Главному. Это был легендарный директор Объекта. В Москву его отвозил личный вертолет.
Славился он своей дурью, хамством и самодержавием (я лично видел, как по его приказу закопали и залили бетоном неустановленное к сроку оборудование, чтобы не попалось на глаза очередной комиссии. А это было тонн 200 дорогущего аустенитного проката). Главный невнимательно выслушал мой лепет и лениво пообещал разобраться. . Естественно, ничего не изменилось.
Мы решили уезжать. Терять было нечего, и я от отчаяния написал Главному письмо. Ученической ручкой на бумаге в линейку. Про то, какая хрень с жильем у нас. Про то, что законы здесь не соблюдают. А закончил тем, что, поскольку он лично пообещал помочь, и ничего не сделал, то я не могу считать его честным человеком.
Отослал, и стал паковать вещи.
А через неделю был взят на месте и под локотки доставлен к взбешенному Главному. «Это, [м]ля, я — не честный? — орал владыка. — Да имел я ваши профкомы-хуйкомы... . »
Через неделю мы переселились в свое жилье.
Председатель профкома был уволен, позже спился и умер в гараже.
Главный умер в 1987м. Говорят, проблемы с сердцем начались в начале 1986го, когда он сказал «нет» партийным, заставлявшим его разрешить эксперимент с самозапуском собственных нужд. Ну, тем самым, что потом сделали 26 апреля 1986 на Чернобыльской АЭС...
* * *
Старший лейтенант Тющенко жил в полковом медицинском пункте как и положено неженатому начмеду полка в российской глубинке.
И вот однажды командир полка не нашел ему лучшего применения как послать доктора на поиски не вернувшегося из отпуска бойца.
Забрать его из дома и по-быстрому привезти в полк для посадки на гауптвахту.
Старший лейтенант Тющенко до этого в Грузии не бывал. Не приходилось. Природа, воздух, солнце! Приезжает он в аул, находит нужный дом, — Марказашвили здесь живет, — спрашивает у вышедшего во двор пожилого джентльмена.
— Командир? Заходи дорогой, давно тебя ждем, — говотит он.
Старший лейтенант Тющенко пожимает плечами.
— Ты что, обижаешь, — уже настойчиво приглашает хозяин.
— Ми сейчас такой шашлык сделаем, любишь шашлык?
Аскетичный Тющенко отнекивается, но недолго. Дальше тосты, здравицы, пир горой. Только на третий день старшему лейтенанту удается усыпить бдительность хозяев, и путем всяких хитроумных уловок на секундочку заскочить на почту. Час он грыз шариковую ручку сочиняя текст телеграммы. Получилось около двух листов, что обошлось старшему лейтенанту в копеечку! Нехотя расставшись с карбованцами Тющенко закурил. Все кажется написал — и что боец на месте, и не думал он бежать просто прихворал маленько — и справка есть! Что местные доктора-перестраховщики не торопились отпускать больного, но его Тющенковский авторитет взял верьх и что очень скоро рядовой Марказашвили будет маршировать по плацу как и до отпуска! И какие достойные люди его родители, и как ценят они почетные грамоты полученные молодым Марказашвили за успехи в боевой и политической подготовке — все кажется объяснил и успокоил командование по полной схеме. А раз так — то и спешить некуда! Тем более что не отпускают.
Приезжает старший лейтенант Тющенко через две недельки в родную часть с пропавшим и благополучно нашедшимся рядовым Марказашвили, и уже готовится выслушать скупые слова благодарности, как вдруг всех и вся покрывает забористый командирский мат.
— Где ты был две недели? Мы уже хотели вслед за тобой еще химика послать!
— Да как же, я же, — пытался было вставить слово старший лейтенант
Тющенко.
— Молчать, — последовал командирский совет.
— А телеграмма, — ухватился за соломинку Тющенко, — я все подробно описал, товарищ полковник!
— Зайцев, принеси телеграмму из Грузии! — рявкнул в трубку полковник Хоняк. Через несколько минут командир показал телеграмму несчастному. В ней красовалось только два слова — "Дэлаю дэла"!
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100