Шторм

Отец вчера под пиво рассказал. Он работал капитаном теплохода Метеор в Якутске, практически всю свою жизнь. Несмотря на довольно внушительные размеры, метеор, поскольку сделан из дюраля, очень легкий теплоход. Но есть одно но — у него есть отличный киль из нержавейки в виде крыльев, на глубину практически 3 метра. То есть пароход не перевернется (кильнется), что ты с ним не делай. Дело было в 50 км от Сангар и 290 от Якутска, у Белой горы. Шел теплоход в Якутск, но на Лене начался шторм. А шторм на Лене — это серьезно. Волны до 4м. Теплоход полностью захлестывают, идти на крыле нельзя. Отец загоняет метеор в бухточку, и, поскольку делать нечего, отправляет команду по грибы.
Видя, как команда на берегу жарит шашлыки, пассажиры отправляют парламентариев в лице депутата местного парламента Илтумен (в первый раз услышав это самоназвание я спросил, помнится, "а причем здесь два больных мужика?") который, отматерив отца за задержку рейса и пообещав ему устроить проблемы с руководством порта, прокуратурой и прочее, буквально заставляет его выйти из бухты. Далее, как рассказал батя: "Я даже команду с острова забирать на стал. Выгнал Метеор на середину фарватера, повернулся бортом к волне, волна через крышу прехлестывает, бортовая качка градусов 30 движки заглушил. Цепляясь за что ни попадя, выхожу в салон. В салоне все сидят тихо-тихо, и лица белые. Говорю: "Ну что, дальше поедем?" Депутатик головой машет — нет, мол. Ну ладно — закладываю циркуляцию на остров, где команду оставил."
Мораль этого рассказа такова — если профи говорит нет — это значит нет, сделать это нельзя. Даже для депутата.
Истории на отдыхе
7 апреля 17
* * *
Что немцу хорошо, то россиянину ой. Или, может, наоборот. Но достаточно верно. Культура, традиции и технологии зарожденные во чреве западного мира часто заимствуются отечеством и приобретают причудливые формы. Во времена стихийной застройки торговые павильоны, гаражные автосервисы и коттеджи на продажу возникали просто по желанию и чутью застройщика, которым был любой, разжившийся деньгами бизнесмен. Но пришла цивилизация, привела с собой девелоперов, инвесторов и консалтеров. Фразы: "пул арендаторов", "рыночная модель окупаемости", "превентивная оценка рисков вложения", — зазвучали вокруг строительных площадок. Люди в галстуках, задумчиво протирая дорогие очки колдовали над какими-то графиками-презентациями. Строились теперь крупные торгово-развлекательные комплексы, дилерские автотехцентры и жилые районы. Старая гвардия отступать тоже не хотела. Изрядно подкопив деньжат, владельцы павильонов и гаражных мастерских бросились на освоение новых масштабов. Методы, правда, остались прежними. Рыночную стратегию определяли не заумные выводы "математической модели рисков вложения", а чутье и русский "авось". И нельзя сказать, что этот путь был хуже.

У меня были два заказчика такого сорта: два простых парня, поднявшись на торговле бензином, отчаянно бросились в бурную пучину московской застройки. Торгово-развлекательный комплекс под их началом рос даже быстрее, чем у цивилизованных соседей.
Как-то в разговоре с одним из них я выяснил, что они — члены одного элитного гольф-клуба. Я, знакомый с гольфом в основном по произведениям Вудхауза, был поражен: аристократический образ игрока в канотье и белых штанах плохо вязался с изрядно потрепанными жизнью тружениками бензинового фронта.
— А можно мне как нибудь с вами, — попросился я.
— Да не вопрос! Говори, когда удобно!
— Да мне, когда угодно,- благоговейно говорю я,- только я совсем ничего не знаю. Вы мне объясните, когда там ниблик использовать, когда айрон.
— Тут заминка,- немного смутился мой собеседник,- мы и сами ничего не знаем.
— А как же вы играете?
— Да мы, понимаешь, в РУССКИЙ гольф режемся.
— Это как?
— Да берем по мешку мячиков, клюшку поудобнее и давай молотить, кто дальше. Знаешь, как далеко летят!

Получается, что инвестиционная стратегия и игра в гольф где-то сродни. Кто-то меряет, рассчитывает, прогнозирует. А кто-то, по-русски: лупит на дальность. И кто из них выиграет — еще большой вопрос. На моей практике, пока ничья.
* * *
Есть у меня товарищ. Назовем его для конспирации Василием.
На днях Василию захотелось отведать грибков. Недолго думая, он натянул резиновые сапоги, накинул фуфаечку, побросал корзинки и ведры в машину и выехал в Волоколамский район Подмосковья.
Вспоминается классика:
"Многие любители даров природы с нетерпением ждут осенней солнечной погоды с теплыми дождями. Эти дни, как утверждают, знатоки — самое лучшее время для «тихой охоты». «Тихой охотой» назвал сбор грибов писатель В.Солоухин. Этой охотой увлечены сотни тысяч людей."
Надо думать, что такая мысль – о деликатесах – пришла в голову не только Васе, но и нескольким сотням других граждан. Так что в лесу его ждало разочарование – то тут, то там слышались голоса, ау-ау, за деревьями мелькали грибники. Набрать грибов в таких суровых условиях – практически невозможно.
Вася, однако, оказался стратегом, и принял единственно правильное решение – идти в глубь леса. Продвигаясь по буеракам, он еще некоторое время замечал вокруг себя посторонних персонажей, но примерно через час оказался в лесу один-оденешенек. Что характерно, потихоньку начали появляться грибы.
Блуждая таким макаром, Вася обнаружил поляну с лисичками. Удовлетворенно хмыкнув, он присел на корточки и начал резать грибы. Сначала все подряд, а потом уже с рассуждением – брал только маленькие и крепенькие, большие пропускал мимо ведра. Надыбал и несколько подосиновых. Полянка заканчивалась, но Вася опытным глазом уже отметил соседние солнечные полянки, где его должны точно были ждать белые.
И вдруг – случилось страшное. Чуткое ухо Васисуалия уловило в чаще чьи-то голоса. Они приближались. Вася ускорил темп резки лисичек. Голоса послышались еще ближе. Вася уже шинковал все подряд, большие и маленькие, червивые, трухлявые, все, до чего дотягивались руки.
Вдруг метрах в тридцати кто-то радостно вскрикнул – Ой! А я белый нашла! Тут, наверное, еще никто не ходил!
Это добило Васю окончательно.
И он что есть мочи, дико, исступленно заорал.
Людей Вася так и не увидел. Только услышал хруст веток, когда они в шоке рванули от места, где он находился. Бедняги.
После этого Василий не спеша продолжил свою тихую охоту. Набрал полные ведра и поехал домой.
Правда, судьба все-таки немного наказала его за жадность. На обратном пути Вася заблудился и еще часа два искал выход из леса. Сделал, как оказалось, крюк в три километра.
Мне ходить за грибами теперь стало страшно. Наверное, придется брать берданку.
* * *
Навеяно вчерашними обсуждениями историй.

Рассказывал мне это один препод на кафедре, где я трудился в молодости, — бывший велосипедист-шоссейник.
Какие-то соревнования местного масштаба. Трасса проходит по шоссе через несколько деревушек. Народ растянулся по трассе, большинство едут в одиночку. Один из спортсменов жмет на педали, лицом в руль для меньшего сопротивления, вперед почти не смотрит — трассу отслеживает глядя вниз: полметра от обочины. Проехал деревушку — в ней уже пришлось смотреть вперед, вдруг кто идет впереди — и опять морду вниз. После деревушки дорога идет под уклон, то есть разогнался прилично... И вдруг — удар, на секунду отрубается. Очнулся — лежит на корове, велосипед рядом. Первая мысль — убил. Начал прикидывать сколько весит корова, почем мясо, сколько платить за скотину... Потом прислушался — вроде дышит. Тут подъехал народ — велосипедисты, сопровождение — подняли мужика, ощупали. Руки — ноги целы, ничего не сломал, в результате отделался ушибами и сильным сотрясением мозга. Велику хуже — колесо всмятку, раму погнул.
А корова лежала минут пять, молча, хлопая глазами, тяжело дыша, наверное пыталась понять кто она и где она. Потом с трудом встала и галопом побежала назад к стаду, от которого она отбилась, и пастуху, который так и стоял все время с обалдевшим видом. Тоже, наверное, прикидывал, но свое — сколько лет дадут за труп велосипедиста.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100