Случилось это году в 95, был я тогда на первом курсе и была первая сессия. Поскольку все почувствовали себя студентами, то половина народа не хрена в течении семестра не делала, посему допусков к экзаменам не получила. И вот значит собрались все жаждущие несмотря ни на что прорваться около деканата. Декану и замдекану перспектива весь день выдавать допуска явно не улыбалась, поэтому они где то шлялись. Оборону держала секретарша, которая и выгнала всех ждать в корридор, потому как порядок в деканате должон быть да и вообще нехрена.
В корридоре можно либо стоять, либо сидеть на корточках, что все и делали. Стоять конечно напрягает, но если долго сидеть затекают ноги. Короче все то сидят, то встают, а один кадр сидит и сидит. Тут заходит замдекана, ну все понятное дело по струнке включая и этого парня. Замдекана начинает полную прибауток речь о том как мы все скорее всего пойдем в армию, но его неожиданно прерывают,- крендель который все время сидел, отсидел себе обе ноги и потому стоять на них не мог, желая хоть как то сохранить равновесие он начал выплясывать какойто дикий танец, венцом которого стало то, что он упал в объятия притихшего замдекана. Смеялись все кроме замдекана и собственно танцора.
Учебные истории
18 июля 07
* * *
* * *
Было это страшно подумать, сколько лет назад. И был я тогда курсантом первого курса Кременчугского летного училища. А такой «необходимый» для летчика предмет, как политэкономия я не то, чтобы недолюбливал, но времени не всегда хватало из-за всяких очередных и внеочередных нарядов.
Собственно история. Занятия по политэкономии. Заходит преподаватель, принимает доклад дежурного, и ставит свой громадный черный портфель на стол, за которым сидит (привычка такая). Причем ставит он его так, что аудиторию ему видно, а треть стола — нет: портфель закрывает обзор.
И надо же случиться такому проколу: первый же вопрос – мой, а тему я даже не открывал. И ничего не могу рассказать о товарно-денежных отношениях позднего феодализма. Однако же выхожу, докладываю, мол, курсант Сериков для ответа прибыл. А, прибыв для ответа, положено было принести свой конспект. Вот я кладу открытый конспект преподавателю на стол, но в НЕПРОСМАТРИВАЕМУЮ им зону (закрывает портфель). Аудитория заинтересованно смотрит, как я, скосив глаза, прочитал первое предложение, поднял невинный взгляд на курсантов и пересказал его близко к тексту. А поскольку от дефицита времени въехать в смысл прочитанного не мог, то мой доклад состоял из пауз (для чтения) и неспешного пересказа содержания. Курсанты, видя такой фокус, еле сдерживаются, чтобы не разоржаться, в глазах слезы, но под столы не сползают: дисциплина все-таки. Короче, закончил я излагать, аккуратно прикрыл конспект и доложил, мол, курсант такой-то доклад окончил.
Тут преподаватель, видя неадекватную реакцию публики (кто-то даже не удержался и прыснул от смеха), разразился тирадой минут на пять: нечего, мол, ржать, человек осмыслил и изложил материал не механически, а вдумчиво и т.д. Это добило коллектив окончательно.
А вообще находчивость и самообладание выручали меня еще не раз и на земле и в воздухе.
Выпускникам Кременчугского летного училища – пламенный привет.
* * *
В продолжение темы о национальных особенностях летного обучения в бывшем СССР. Как известно, такой предмет, как воздушная навигация изучают и пилоты и штурманы. Естественно, экзамен сдают сперва на земле в классе, а затем уже в воздухе. Не знаю, как сдал летную проверку этот уникум, а на госэкзамене произошло следующее: воспроизвожу рассказ авиационного аксакала.
Итак, в аудитории присутствуют собственно экзаменатор, несколько курсантов и представитель Государственной комиссии. Вот выходит один выпускник отвечать, чертит на доске в качестве иллюстрации к задаче какую-то галиматью из векторов, курсов и бог знает чего еще. И тут высокому гостю понадобилось выйти, поскольку экзамен продолжался уже не первый час. Курсант самозабвенно продолжает издеваться над изображенными на доске схемами, и видимо до него начинает доходить, что таким образом он и задачу не решит, да и экзамен не сдаст. Видимо, в разгар этих раздумий возвращается представитель Госкомиссии, который отсутствовал минут 15.
Далее происходит следующее: видя входящего начальника, этот выпускник громко сообщает: «Курсант такой-то ответ окончил!» и размашистым движением стирает с доски свои перлы. Экзаменатору только и осталось, что поставить ему тройку за ответ, которого он так и не услышал. Представитель Госкомиссии не возражал.
Не думаю, что тот аксакал-экзаменатор совершил большую ошибку, ибо в воздухе один находчивый разгильдяй порой трех отличников стоит.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100