Страна, которой уже нет, года 80-е. Кроме 8-ой субботы, которые по плану рабочие, еще и за " Луиса Курвалана" за борцов в Чили, конец месяца, аврал, в общем почти почти все субботы рабочие.
Несмотря на обилие отгулов, взять их, свои "кровно заработанные" — большая проблемма. Шеф на просьбу дать отгул, выматывал все нервы, ответ один:
— Работайте, потом будет видно.
В течении недели ходила и нудела за ним, злилась, но от ответа он уходил.
— Посмотрим... — вот и весь ответ.
Пришла, села за рабочий стол и чуть не реву от злости и несправедливости, больше всех отгулов, а взять ни одного не могу. Заходит коллега Петя Ш. , спрашивает почему не в настроении, объясняю и тут же даю зарок, что больше никаких выходов в субботу по просьбе шефа из вредности не сделаю, раз он такая какашка.
Петя:
— Ты, просто, Татка, не умеешь отпрашиваться, учись!
А надо сказать, что теща у Пети жила в деревне и все выходные он проводил там, поэтому по субботам за него отдувались мы. Я подхожу к телефону, делая вид, что пытаюсь дозвониться, в это время Петя проходя мимо шефа, на ходу, слегка притормаживая выдает фразу:
— ЛЕОНИДЫЧ, МЕНЯ ЗАВТРА НЕ БУДЕТ, ЕСЛИ БУДУТ ВОЗНИКАТЬ ВОПРОСЫ — ТАТЬЯНА ПРИКРОЕТ!
И все!!! В след ему шеф промямлил:
— Хорошо!
Я выпала в осадок — никаких вопросов, зачем вам отгул, нельзя ли в другое время, у вас есть родные для решения проблем. В общем я не только была поражена, но впитала урок сходу! Больше проблем с шефом у меня по этому поводу не возникало!
10 ноября 09
* * *
Сашке в бане не везет. Не то что попариться, даже помыться не всегда получается. То на каменку сядет, то подскользнется и упадет, то в бассейн прыгнет, а он без воды. Как-то нехорошо получается, в общем.
А началось все в аквапарке. Ну, не в таком аквапарке, который все себе сейчас представляют, а в Уфимском. Он не совсем в Уфе этот процветающий и сейчас аквапарк. Он в Михайловке. Откуда парочка биатлонистов-чемпионов родом. Помните анекдот про то, как сын — российский чемпион мира по биатлону к отцу в деревню приехал? А отец его через месяц попросил не ссать в огороде, потому что картошка с арбуз размером растет, а морковка сама любого зайца запросто схомячить может.
Так это точно не в Михайловке было: тамошние биатлонисты с допингом не балуются, а все от чернозему растет.
Так вот этот аквапарк на озере расположен. Запрудили разветвленное урочище с ручейком и по берегам построили бани. Лесок, лужайки, озеро и бани. Весь аквапарк. Когда случилось, там пять бань было. Четыре маленьких: на компанию человек на пять-шесть, и большая трехэтажная — человек двадцать вполне. Зимой проруби рубили, чтоб из парилки сразу в прорубь нырнуть. Хорошо.
В большой бане горка еще была. Со второго этажа из банкетного зала с камином. Пропил в стене метр на метр с дверцей. Дверцу открыл, на горку вылез (там площадка метра два горизонтальная) и можно прям с горки в прорубь. Хорошо. Но холодно. Холодно чертовски: минус тридцать почти.
Поэтому когда кто с горки съехать захочет, на нее несколько ведер горячей воды выливают специально обученные люди. Ну, чтоб лед с горки смыть и чтоб не примерзнуть по дороге.
Мы пробовали после бани в прорубь-то. Отличная вещь. Освежает. Холодно только. Поэтому возле проруби специально обученный человек стоит и тулуп на тебя накидывает, когда вылезешь. Ну и лед еще колет этот человек, потому что вода имеет свойство к замерзанию.
Так вот паримся все, выпиваем. Кто квас, кто пиво, кто покрепче чего.
Демократия у нас на этот счет: не хочешь водки — не пей. Нам больше достанется. И вот, после очередной рюмки кваса, начальник всего этого аквапарка Сашке говорит:
— Неправильно ты, дядя Саша, водку ешь, т. е. с горки съезжаешь: ногами вперед. Неправильно. Головой вперед нужно, — так ощущений больше.
Сказал и сам к горке шасть. Ему дверцу придержали, водичкой горку полили, он через пропил в стене вылез, лег на живот и башкой вперед в прорубь уехал. Внизу булькнуло. Вернулся минут через десять уже из парилки.
— Видел, дядя Саша, как надо, — спросил он, наливая себе из графина, — только я думаю, что москвичам слабо.
— Не, это я тебе ща покажу как надо, — ответил Сашка, поднимаясь, — открывайте дверь мужики, я пошел.
Сашка отошел подальше для разбега, и. И тут зазвонил его сотовый. Сашка прервал разбег, взял протянутую кем-то трубку и заговорил. Говорил он минут сорок: звонили с какого-то объекта, там чего-то не ладилось. Все уже забыли о Сашке, о том что он собирался научить уфимцев кататься с горки. Все занимались своим делом: кто квас, кто пиво, кто покрепче чего. У нас демократия.
Все забыли, а Сашка не забыл.
— Открывайте дверь! — завопил он специально обученным людям, когда закончил разговор.
И как только лаз был открыт, он прыгнул с разбега. Сашкино тело взвилось в воздух, пролетело параллельно полу пару метров, и, курлыкнув по-журавлиному, вылетело вон. Наружу. Снаружи тело понятным образом осознало, что до наклонной части горки оно не долетит. Падать на обледенелую горизонтальную площадку ему не хотелось и тело дало команду мозгу задержаться в воздухе. Мозг попробовал помахать крыльями, но, вовремя вспомнив, что крыльев у него нет, использовал руки вместо шасси.
Для отнюдь не мягкого приземления.
— Бум, — вздрогнуло трехэтажное строение, — Бумм, — раскатилось надо озерным льдом эхо.
Секунды лежания на льду телу хватило чтоб замерзнуть.
Тело сделало два мощных гребка в стиле "брасс" и покатилось с горки, дрыгая ногами в стиле "кроль". В середине скольжения, тело странно изогнулось, кривовато приподнялось, и покатилось дальше, опираясь на ладони и стопы, — горка была покрыта ледяной коростой, ободравшей телу пузо.
Наконец горка кончилась и голова тела ушла в прорубь. Бульк?
Нет, не "бульк". Не бульк, а "хрясь": голова проломила лицом трех-четырех миллиметровую ледяную корку. Потом — "бульк".
Уолт Дисней умер бы от зависти, если бы дожил до этого момента.
Окунувшись в обжигающе теплую на морозе озерную воду Сашка вылез из проруби.
— Пожалуйте тулупчик, — подскочил к нему специально обученный человек.
Тулуп Сашка взял. Но спросил:
— Любезный мой, специально обученный человек, — спросил Сашка, напяливая поданный тулуп, — не будете ли вы любезны объяснить мне, почему лед в проруби не сколот и не вынут?
Дальнейший Сашкин монолог переводить на обычный русский язык очень муторно. Отметим только, что Сашка не забыл упомянуть всю родню специально обученного человека, кончая детьми Ноя. Длился монолог минут десять, а стекла дрожали в зданиях за пару километров.
Кстати, добрый совет: никогда не стойте босыми, мокрыми ногами на льду.
Особенно, когда материтесь при минус тридцати градусах мороза. Потому что примерзнете.
Сашка и примерз. Материться правда не перестал. А вы бы перестали?
Вот тогда Сашке последний раз повезло в бане: в бане было много горячей воды. Она и растопила лед, держащий Сашкины ноги.
С тех пор Сашке в бане не везет. Не то что попариться даже помыться не всегда получается. То на каменку сядет, то подскользнется и упадет, то в бассейн прыгнет, а он без воды. Как-то нехорошо получается, в общем.
Хотя именно та баня с которой все началось очень давно сгорела.
* * *
Выросла в доме, где было 12 ребят и нас две девченки. Причем у Наташи было с детсва больное сердце и полгода проводила в санаториях.
В силу того, что я была рослая девченка, да еще по тем временам, развита не по годам (т. е. к пяти годам я бегло читала по-русски и украински, т. к. в нашем доме была библиотека, где я была своим человеком в читальном зале), то пользовалась авторитетом у ребят. Как подшучивали соседи — атаманша.
Наши родители все работали на заводе, Наташина мама преподавала немецкий в вечерней школе, дочь воспитывали бабушки, я приходила к ней домой, мы общались, но играла в основном с ребятами в американку, лапту, ножичком нарезали землю, подвесного квача, лихо прыгая по деревьям, избегая бегающего внизу водящего. В общем детсво было типично дворовое. С лет 10 начали ездить на рыбалку на велосипедах на утреннюю зорьку, с 12 — с ночевкой, чтобы рыбачить на зоре. Уха на костре, страшилки у костра ночью до жути, запугивали так друг друга, что боялись отойти от костра по нужде в одиночку. Купание до посинения, догонялки в воде, в общем все мои рассказы так Наталку раззадорили, что она свою маму достала желанием поехать с нами в поход.
Надо сказать, что к 14 годам Наташа превратилась в славную девушку и сердце ее тоже переросло детские проблемы.
А теперь сама история.
Выезжаем мы оравой, по привычке беря с собой только крупы, хлеб и сахар. Все остальное мы добывали на месте. Но с нами едет Наташа и ее 120 кг мама. Которая к нам иначе как "Дети" не обращается. Поверьте, что мы себя уже чувствовали взрослыми, и когда нам она стала приказывать вылезти из воды, мы похихикивая ныряли вниз по течению. Ее назойливая опека с лихвой компенсировалась жратвой, которую она наготовила. Борщ с тушенкой примирил нас с мыслью о потере свободы.
Анекдотов мы уже не травили, в общем ооочень примерные ДЕТИ.
Вечер, после ужина, попив чайку с травами и печеньем, который опять же притащила с собой Наташина мама, лежим в нирване у костра, глядя в ночное звездное небо и испытываем такую благодать и умиротворение!!!
Вдруг шум мотоциклов, подъезжают к нашему месту три "Явы" и не обращая внимания на нас, начинают разбивать свой лагерь. Один из них проходя мимо нас, став на утесе глядя на воду прокричал со всей дури:
— РОМАНТИКА, И@@@@ГО МАТЬ!
На замечания Надежды Ивановны, что здесь дети, они отреагировали хамством и бурным ржанием.
Быстро темнело, собираться в темноте и искать другое место — бессмысленно. Наши соседи бегали в темноте купаться голышом мимо нас, мы же были загнаны в палатку с приказом спать.
Ага, тот случай! Мат на весь лес, музыка, танцы, визг, и через каждые пять минут -РОМАНТИКА, И... . ГО МАТЬ!
Уже светало, когда мы заснули. Проснулись от крика и опять мата, но крик был ужасный. Мы выскочили из палатки.
В утреннем тумане виднелось такси, в одной палатке были вырваны колышки и пытающихся выбраться из палатки била скалкой разьяренноя фурия. Когда ее попытались оттащить два друга, она вметелила им по башке так, что гулкое эхо разнеслось по всему лесу, причем частота ее ударов вызывала восхищение как у профи ударника. Она успевала ногой опрокинуть мотоцикл, побить на нем все, что можно побить и помять, не отрываясь била ребят и как оказалось своего мужа и его любовницу, брыкающих в палатке.
Мы застыли от ужаса и тут Валера выдал так философски смиренно
— ВОТ И РОМАНТИКА, И@@ГО МАТЬ!
Надо отдать должное, мы дрожащие от сырости и утренней прохлады, от этого зверского подъема, разразились таким нервным истерическим смехом, что дама, напоследок стукнув мотоцикл и вылезшего из палатки мужа, ушла со слезами в такси.
Такси уехало, за ним разбрелась и гоп-компания. А эта фраза еще долго была паролем в нашей дворовой компании.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100