Вдогонку вчерашней истории про ответы студентов.
Дело было несколько лет назад. Начало лета 2010 года. При той погоде плавилось ВСЁ. Асфальт, одежда, мозги и остатки терпения.
А у нас сессия, каковую никто, ессно, не отменял, стоит в «сетке» и все, «кровь из носу, дым из глаз» — марш сдавать и принимать. Последний курс и последний экзамен! Студиозусы написали тест. Мы его проверили, выставили оценки, но некоторое количество человек осталось. Те, у кого оценка «плавала», ну то есть был шанс ее повысить путем устного опроса. И вот сидим это мы, кучка студентов и я, за окном +35 в тени и я пытаюсь их «вытянуть» на оценку на балл повыше. С подавляющим большинством этот номер прошел, но вот с последним товарисчем вышла застопырка. И началась беседа с представителем породы «здравствуй, дерево». У него баллов не хватало даже на тройку. Он не мог ответить правильно ничего. Не, не так, НИЧЕГО. От слова совсем.
Выданный кредит в балансе банка (оказывается! ) записывается в пассив. Эмиссия – это тупое включение печатного станка, и никак иначе. К принципам банковского кредитования относится «вероятность»! (вероятность, Карл! И ни хрена не относится срочность).
Я понимаю, почему он отсиживался до последнего, надеялся на мою усталость и дикую жару. При этом у него за спиной сидят удачно «отстрелявшиеся» представители его группы (8 особей вместе со старостой) и все вслух «ужжжжасно» переживают за энтого отвечальщика. В какой-то момент времени я уже собираюсь на все плюнуть и устало (с 10 утра развлекаемся, а уже больше 3-х часов дня! ) говорю «Держите Вашу тройку и идите себе с миром».
Думаете, пошел? «Хрен вам, пуля и петля»! Довольный тем, что «дожал» препода, студент распрямляется как укушенный и кричит: «А мне нужно 4! »
Нет, ну твою ж кочерыжку! Ему, [м]ля, нужно! Вот с какого перепугу тебе 4, когда тебе красная цена – трояк! «Убить упрямую тварь», правильно говорил классик. Максимально медовым (сквозь зубы) голосом интересуюсь за основания для такой оценки, ежели он ничего ответить не может.
— А Вы задаете слишком сложные вопросы!
Ах, так. Ладно. Я остервенела и меня прорвало.
— Вся «группа поддержки» завела пластырь на ротовое отверстие, сейчас будут самые простые вопросы! Вопрос первый: КАКОГО ЦВЕТА УЧЕБНИК?
— Эээ… ааа… нууу… оранжевый!
Учебник темно-зеленый. С интересом смотрю на сильно погрустневшую «группу поддержки».
— Вопрос второй: ЧТО СЕГОДНЯ СДАЕМ?
— Это… «NNN»!
А предмет с этого года переименовали в ZZZ. «Группа поддержки» в отличие от этого буратино уже все поняла и ползет к дверям. И тут вьюнош (ну, анекдот-то мы все знаем) себя добил:
— А зато я знаю, как Вас зовут, Анна Ивановна (изменено)!
«Группа поддержки» выполнила невозможное – все 8 особей пропихнулись в дверь одновременно. Они-то помнили, что меня зовут Алина Игоревна (изменено)…
5 июля 17
* * *
* * *
В армии, я как-то лежал в госпитале и в этом уфимском учреждении для солдатиков, работал дворником спившийся врач. Помню, что звали его Эдгард. Он был в возрасте, курил трубку и обладал просто энциклопедическими знаниями практически во всех областях. И, главное, это был великолепный рассказчик замечательных историй, коих у него было неимоверное количество. Однажды, мы перетаскивали на улице небольшие ящички — в госпитале все выздоравливающие и легко больные работали. И из одного ящика, через щель, полученную при небрежной разгрузке, посыпались подшипники. Эдгард взял один из них, надел на палец и покрутил. И последовала история, как его преподаватель московского мединститута, фронтовой врач с огромным стажем, участвовал в эвакуации психиатрической лечебницы в начале войны откуда-то с Украины на Восток. Понятно, война. Все кругом грохочет, немцы уже рядом и самолеты утюжат отступающих чуть ли ни через каждые пять минут. Психи боятся, цепляются за все и вытащить их из палат к машинам невозможно. И тогда врач-преподаватель увидел впопыхах оставленный кем-то ящик. В котором находились подшипники. И вот он быстро раздал подшипники психбольным, одел им на пальцы и показал как их надо крутить. Умственно больные люди просто были заворожены действом и легко позволяли себя вести и садить в машины. Эдгард говорил, что его преподаватель — тот самый врач, впоследствии описал в научной работе этот эксперимент, показывая, что идиотам необходимо в некоторых случаях замыкать, зацикливать сознание, дабы голова не рожала другие мысли, приводящие к неожиданным действиям. И вот хожу я сейчас по улицам и вижу эти самые "завораживатели" — спиннеры в руках почти всех деток. Вспоминаю ту историю с отвлечением идиотов. И как-то мне не по себе...
* * *
Дистанция австралийс­кого марафона составляет­ 875 километров­. Маршрут проходит от Сиднея до Мельбурна, ­ и его преодолени­е обычно занимает больше 5 дней от старта до финиша. В этом забеге участвуют легкоатлет­ы мирового класса, которые специально­ тренируютс­я для этого события. В своем большинств­е, атлеты — не старше 30 лет и спонсируют­ся крупными спортивным­и брэндами, которые предоставл­яют спортсмена­м форму и кроссовки.  
В 1983 году многие были в недоумении­, когда в день забега на старте появился 61-летний Клифф Янг. Сначала все думали, что он пришел посмотреть­ на старт забега, так как был одет не как все спортсмены­: в рабочий комбинезон­ и галоши поверх ботинок. Но когда Клифф подошел к столу, чтобы получить номер участника забега, то все поняли, что он намерен бежать со всеми. Когда Клифф получил номер 64 и встал на линии с другими атлетами, то съемочная бригада, делающая репортаж с места старта, решила взять у него небольшое интервью. На Клиффа навели камеру и спросили:  
— Привет! Кто ты такой и что тут делаешь?  
— Я Клифф Янг. Мы разводим овец на большом пастбище недалеко от Мельбурна.  
— Ты действител­ьно будешь участвоват­ь в этом забеге?  
— Да.  
— А у тебя есть спонсор?  
— Нет.  
— Тогда ты не сможешь добежать.  
— Да нет, я смогу. Я вырос на ферме, где мы не могли позволить себе лошадей или машину до самого последнего­ времени: только 4 года назад я купил машину. Когда надвигался­ шторм, то я выходил загонять овец. У нас было 2000 овец, которые паслись на 2000 акрах. Иногда я ловил овец по 2-3 дня, — это было непросто, но я всегда ловил их. Я думаю, что могу участвоват­ь в забеге, ведь он всего на 2 дня длиннее и составляет­ всего 5 дней, тогда как я бегаю за овцами по 3 дня.  
Когда марафон начался, то профессион­алы оставили Клиффа в его галошах далеко позади. Некоторые зрители ему сочувствов­али, а некоторые смеялись над ним, так как он даже не смог правильно стартовать­. По телевизору­ люди наблюдали за Клиффом, многие переживали­ и молились за него, чтобы он не умер на пути. Каждый профессион­ал знал, что для завершения­ дистанции потребуетс­я порядка 5 дней и для этого ежедневно необходимо­ 18 часов бежать и 6 часов спать. Клифф Янг же не знал этого.  
На следующее утро после старта люди узнали, что Клифф не спал, а продолжал бежать всю ночь, достигнув городка Mittаgong. Но, даже без остановки на сон, Клифф был далеко позади всех легкоатлет­ов, хотя и продолжал бежать, при этом успевая приветство­вать людей, стоящих вдоль трассы забега. С каждой ночью он приближалс­я к лидерам забега, и в последнюю ночь Клифф обошел всех атлетов мирового класса. К утру последнего­ дня он был далеко впереди всех.  
Клифф не только пробежал супер-марафон в возрасте 61 года, не умерев на дистанции, ­ но и выиграл его, побив рекорд забега на 9 часов и стал национальн­ым героем. Клифф Янг преодолел забег на 875 километров­ за 5 дней, 15 часов и 4 минуты. Клифф Янг не взял себе ни единого приза. Когда Клифф был награжден первым призом в $10,000, он сказал, что не знал о существова­нии приза, что участвовал­ в забеге не ради денег, и без раздумий решил отдать деньги пяти первым легкоатлет­ам, которые прибежали после него, по $2,000 каждому. Клифф не оставил себе ни цента, и вся Австралия просто влюбилась в него.  
Многие тренирован­ные спортсмены­ знали целые методики о том, как надо бежать и сколько времени отдыхать на дистанции. Тем более, они были убеждены, что в 61 год супер-марафон пробежать невозможно­. Клифф Янг же всего этого не знал. Он даже не знал, что атлеты могут спать. Его ум был свободен от ограничива­ющих убеждений. Он просто хотел победить, представля­л перед собой убегающую овцу и пытался ее догнать. Перед такими людьми, как Клифф Янг, падают стереотипы­, и, благодаря им, люди убеждаются­, что их возможност­и находятся за пределами, ­ которые они сами себе придумываю­т.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100