Трофический каскад или как волки меняют реки
Когда в 1995 году четырнадцать волков были выпущены на волю в Йеллоустоновском Национальном Парке, ученые и не подозревали, что это кардинально изменит всю экосистему парка.
Волков не было в парке 70 лет и все это время там царствовали олени, которые за годы бесконтрольного размножения (все усилия людей по контролю их популяции не приносили успеха) нанесли сильнейший урон местной флоре. Четырнадцать волков, конечно, не смогли слопать всех оленей, но они заставили тех осторожнее выбирать места для пастбищ и избегать некоторых участков парка. На тех местах начала возрождаться растительность. За шесть лет количество деревьев выросло в пять раз. Появились бобры, которые любят кушать деревья и любят строить плотины. В заводях завелись ондатры, утки и рыбы. Волки уменьшили популяцию шакалов, что привело к увеличению количества зайцев и мышей, а те в свою сторону привлекли в парк ястребов, хорьков и лис. В парк пришли медведи, так как они могли доедать волчьи недоедки, плюс в парке увеличилось количество ягод.
Но самое удивительное, волки заставили реки поменять свое поведение. Их русла выпрямились и стабилизировались, уменьшилась эрозия берегов. Случилось это потому, что влияние волков на оленей привело к взрывному росту деревьев и травы по берегам рек, что привело к их укреплению. Поменялась сама география парка, а все благодаря четырнадцати волкам, выпущенным туда менее тридцати лет назад.
Лучшие анекдоты из жизни
2 августа 18
* * *
Мой сын обладает хорошей памятью. В детском саду он знал наизусть все тексты утренников, поэтому до последнего дня было непонятно, какой у него костюм, ведь детки болеют и он мог их заменить, зная все роли.
На новогодний утренник пятилетнему сынуле досталась роль огурца.
Узнав об этом накануне дежурства, я купила зеленую футболочку, цветной картон и с большим вдохновением всю ночь шила зеленые шортики под футболку и клеила салатовую шапочку из картона с чудесным хвостиком из проволоки, обтянутой зеленой тканью.
На утренник шел папа, что не внушало особого доверия, поэтому инструкция, как одеть ребенка и как закрепить шапочку, читалась папе утром перед работой.
В разгар дежурства позвонила воспитательница и срывающимся голосом сообщила, что у них заболел исполнитель самой главной роли и завтра сын будет... колобком. На мой нервный вопрос — может ли колобок быть в костюме... огурца? — в трубке была многозначительная тишина.
Я позвонила мужу на работу и сообщила про форс-мажор. Абсолютно счастливым голосом (меня уже тогда это должно было насторожить) муж сказал, что нет никаких проблем. Он возьмет с собой двух друзей хирургов, а три хирурга — это супер команда, которая справится с любой задачей! И они, то есть, хирурги — очень смекалистые мужики, поедут к нам домой и решат эту проблему (моя интуиция, видимо, была очень больна в тот момент! ).
Забегавшись в роддоме, я в девять вечера позвонила домой. Трубку взял сын и сообщил, что они купили белую футболку, а сейчас папа клеит желтый картон, дядя Вова готовит кушать, а дядя Владик — смеется.
Еще через час сын сообщил, что он ложится спать, а дядя Владик вырезал из желтого картона круг и рисует на нем глазки, дядя Вова открывает банку соленых огурцов, а папа — икает от смеха.
В двенадцать вечера я позвонила опять. Муж сообщил, что дядя Вова и дядя Владик очень устали делать колобка и уже ... спят. И есть нюансы.
Колобок, чисто случайно, был приклеен дядей Вовой суперклеем на белую футболку очень криво. Поэтому, когда дядя Владик отдирал сей шедевр, то футболка порвалась. Поэтому они его пришили медицинским шелком на зеленую футболку огурца.
Но получилось красиво, что я даже не представляю себе как. А еще... они сделали колобку тридцать зубов, и он теперь улыбается во весь рот, правда еще на два зуба не хватило белого картона.
(Ну ничего страшного, — сказала я, — на фоне тридцати зубов это будет незаметно).
Так что я могу не нервничать, спокойно работать и у моего сына будет самый лучший костюм. А кто это там храпит? Так это дядя Владик, который так тщательно вырезал из картона зубы, что заснул прямо в кресле.
Меня до утра терзали смутные сомнения. И, сдав дежурство, я закатила истерику главврачу, чтобы меня отпустили, хоть на час, на утренник сына.
Я немного опоздала... Из актового зала доносился хохот с завываниями и всхлипываниями. Я приоткрыла дверь...
Возле новогодней елки пытался прыгать колобок. Огромное круглое желтое лунообразное лицо на груди сына было в диаметре от подбородка до колен. Глаза этого монстра смотрели в разные стороны. Три шелковых длинных горизонтальных шва над глазами ассоциировались с морщинами на лбу глубоко умудренного жизнью колобка.
Особо впечатляло отсутствие двух зубов в широко раскрытом рту. Потому что это были ... два передних верхних зуба!
Это был очень пожилой, потасканный и видавший жизнь колобок, страдающий хроническим алкоголизмом и вернувшийся недавно из колонии строгого режима... Ну а весь этот скрупулезный труд трех хирургов дополняла веселенькая салатовая картонная шапочка огурца, с проволочным хвостиком, обтянутым зеленой тканью.
В этот момент сынок начал декламировать стишок, который начинался словами: "Где вы еще увидите, такого же, как я? ... "
(было продолжение, что только в сказке и на новогоднем утреннике, но всем уже было не до этого... ) — воспитательница со стоном присела на корточки, зал плакал... .
* * *
Говорили о квартирных кражах. Монолог одного из участников мне так понравился, что я его воспроизвел.
Нет, мужики, самое лучшее спасение это собака. Вот ты говоришь – вневедомственная охрана. А твоя вневедомственная охрана будет у тебя в доме жить? – Нет! А собака живет.
Я еще мальчишкой был, когда мы взяли щенка ротвейлера.
Заводчик сказал мне, чтобы я и не думал в нем злость воспитывать! Он, говорит, сторож от природы. Мы с моим Каро вместе росли. Всю нашу семью он, конечно, знал, но хозяином признавал только меня. Когда я ложился спать, он приходил в мою комнату и плюхался у двери. И никто не мог войти. Он сразу нос морщил, клыки показывал и порыкивал.
Мать моя кормила его. Он ей руки лизал. А разбудить меня в школу, она могла только из коридора.
Твоя вневедомственная будет у тебя на полу у входа спать?
Драться он любил с чужими собаками. Глаза при этом у него под лоб как-то закатывались. Вроде прямо белками смотрел. Или не смотрел вовсе.
Я, помню, еще не знал, что дерущихся собак надо за задние лапы растаскивать, когда он с соседским кобелем сцепился. Я, пытаясь их разнять, между ними влез. Он, сгоряча, и хватанул меня пару раз за ногу.
В дырки от клыков мизинец влезал.
Раз цыгане хотели нас обчистить.
Дед в огороде ковырялся, а я в доме был.
Пес спал где-то в тенечке за домом.
Цыгане же наглые.
Идут гурьбой по улице. Видят, что один дед в огороде ковыряется, в доме тихо, окна и двери нараспашку. Ну, человек шесть отделились от толпы, и шасть через калитку к нам во двор. Деду бросили коротко: «Мы попить». А сами через двор к дому. Быстренько. Я из своей комнаты их увидел, услышал, только и успел подумать: «Собака же не привязана».
А они уже от собаки бегут. Один разорванную клыками ляжку рукой придерживает. Они даже в калитку все не поместились. Через забор перемахнули. Пес успел-таки еще двоих цапнуть. Но он спокойный был.
Посмотрел им вслед, и снова за дом ушел.
Я уже говорил, что всю нашу семью он знал. И в степени родства разбирался. Вот тетка моя жила неподалеку и часто к нам заходила. Он ей позволял заходить и выходить, даже если никого из нас дома не было.
Только брать ничего не разрешал.
Вот принесла она рассаду. Выложила ее из ведра, посадила, хотела взять лейку, чтобы полить, он зубы показал. Ага, нельзя значит. Хотела свое ведро забрать, — черта с два! Тоже нельзя! Принесла, поставила, — значит уже наше.
Гулять я его мог и одного выпускать со двора.
Он любил приходить к песочнице и смотреть, как детишки играют. Лежал рядом, поглядывал, подремывал, и снова поглядывал.
Других собак отгонял.
Деткам надоедали их формочки и ведерки, они с ним играли. Сыпали ему песок в глаза и уши. Я тогда еще удивлялся – чего у него глаза красные?
Бабульки поначалу его побаивались, сердились на меня, потом привыкли.
— Это хорошо, что он здесь. Вот вчера его не было, так бродячие собаки в песочнице нагадили. Ты, его почаще сюда присылай. Только и сам временами подходи. А то он нам не разрешает детей из песочницы забирать.
* * *
Не смешная история. . но хочется рассказать. . раз пощли такие истории.
Расскажу и я про своего деда.
Вначале про одного а потом и про другого Я был маленьким и любил копаться в его медальках. . У него была куча медалей и несколько орденов
( Славы, Две красной звезды, и кажется великой отечественной войны)
Только он их никогда не одевал ни на какие парады... . просто планку иногда носил, не любил бряцать железками как он говорил бабушке.
Я помню уроки мужества в школах, приходили ветераны с кучей медалей. . рассказывали про всякие случаи. . но я помню почем-то все были штабные крысы, почему-то я им не очень верил. И поговорить любили.
А я своего деда сколько не спрашивал. . он про войну ничего на рассказывал... Молчал и все. . к наградам своим относился наплевательски... Если бы не бабушка все бы порастеряли. А вот награды своего фронтового друга ( у того никого в живых не осталось когда он погиб ) берег как зеницу ока. . и когда я какой-то орден его друга взял поиграться — здорово меня наказал и запретил когда либо к ним подлазить
— хотя своими играть разрешал сколько влезет. .
Я подрос и уже когда деда не стало. . все-таки узнал несколько историй. . от отца Дедушка Боря был обычным рядовым. . водилой на грузовике ( полуторка или что там было.
В обслуживающем аеродром батальоне. В 1941 когда отступали вовсю. . летчикам как и всем приходилось очень туго. Летали день и ночь, почти без отдыха. Точно так пахали и все в обслуживающем аеродром персонале.
В один день ескадрилья пошла на задание. Все вернулись — кроме одного летчика с которым мой дед дружил. . В ето время немецкая пехота и танки вышли на аеродром. Все срочно отсупали — самолеты подняли в воздух а народ по машинам и срочно отвалил на задние рубежи ( как это часто случалось в первый год войны ) .
Остался один дед со своей полуторкой. Почему? Решил свою машину не бросать и ждать до конца своего боевого товарища. Откатил на грузовичке в какой-то лесок и сидел один с винтовкой. Немцы уже вовсю хозяйничали на аеродроме.
И в этот момент дед увидел свой самолет который шел на аэродром на посадку. Дед на полных газах понесся по аеродрому и в поле, навстречу самолету махая рукой из кабины. Летчик понял что дела плохи и пошел дальше на восток через лесок и дальше на поля. Дед развернуд свою колымагу и помчал следом. Выручило то что немцы тогда наглые были и бывало не особо напрягались. Дали пару залпов. . открыли огонь из пулеметов — машина вся в решето но каким-то чудом на ходу и дед живой.
Немцы догонять не стали. Через час нащел дед самолет и летчика в поле на окраине леса. Самолет поврежден бензина ноль. Самолет свой летчик бросать отказывался. . а дед отказался бросить своего товарища.
Неделю они колесили по тылам... с самолетом прицепленным за хвост к грузовику ( крылья сняли и положили в кузов). Каким то чудом находили бензин. Натыкались на немцев. Уходили по ночам. Подобрали где-то пехоту в окружении.
Подробности все перечислять не буду. Выбрались тогда своим. Спасли самолет.
Их уже в родном полку никто не ждал.
Позже дали орден красной звезды. И летчика наградили.
Было несколько других подвигов. и о них расскажу если историю эту поддержат.
Дед был здоровенным и сильным человеком. . и очень отчаянным... а характер имел суровый и штабников не любил. И когда его представляли к орену славы после другого подвига ( я так понимаю орден высшего отличия для рядового состава ) — документы штабники благополучно потеряли.
Потом его представляли к тому же ордену второй раз. . за другое геройство. . и опять что то не срослось с штабными командирами. Хотя через пару десятков лет таки наградили.
Дедушка Боря ты меня часто ругал, за то что я был сорванцом. . тебя не слушал.
Но я тебя всегда помню. . и помню твое простое правило — товарищей не бросать.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100