Это было на самом деле.
Детский сад
Жил-был мальчик Вова. Ходил в детский сад.
В детском саду был живой уголок с морскими свинками. Свинки нравились ребенку.
Они пушистые и мягкие.
Был там и другой мальчик – Олег. Он любил выдергивать свинкам усы. Ему нравилось, что им больно.
По утрам мамы и папы приводили детей. Каждый ребенок находил занятие по себе.
Дети разбирали игрушки, рисовали, играли в разные игры.
Олег приходил в садик так же, как и все. Но он радовался не игрушкам. Он искал себе жертву.
Ему нравилось подбежать и пнуть кого-нибудь. Еще неплохо было кинуть камнем или толкнуть. Дети забавно падали и плакали. А если никто не плакал – день прошел зря.
Олег обижал Вову. Потому, что Вова не мог ударить человека. Не умел. Он был психологически не готов. Поэтому Олег его бил, т. к. сам был очень даже готов.
Школьные годы.
Прошло десять лет. Тренер научил Вову бить людей. Вова занимался боксом.
Летом, после 9-ого класса многие местные подростки подрабатывали на фабрике.
За это платили небольшие деньги.
Вова пошел работать и Олег тоже. Они встретились. Но Олег Вову не узнал.
А Вова сразу его узнал и понимал, что сейчас произойдет.
Олег опять искал себе жертву. Нашел, но выбор оказался неудачный. Жертва с большим желанием била Олега в лицо. Причем много и сильно. Финальный удар сопровождался фразой – “Это тебе за свинок! ”
“За каких таких — свинок? ” –не понял агрессор.
Пришлось объяснить. “Ох ты и злопамятный” – выдавил из себя Олег. Он лежал на земле с разбитым лицом.
Рэкет.
Вова пошел в мелкий бизнес. Торговля мясопродуктами в небольшом объеме.
А Олег работал с молодежью. У него была своя бригада. Они вымогали деньги.
В те времена приходили почти ко всем. Пришли и к Вове. Так получилось, что пришел именно Олег. Он сделал вид, что не узнал Вову и предложил заплатить “за крышу”.
В милиции Вове выдали опечатанный диктофон. Оказывается, если ты просто кого-то запишешь на свой диктофон, то это не есть вещдок. Надо опечатать официально, в ментовке.
Олег пришел еще. Вова долго морочил ему голову. Делал вид, что не хочет платить, но боится.
Пока шла беседа, “группа поддержки” неторопливо подкреплялась мясными деликатесами. Хозяевам жизни можно.
В конечном итоге, Олег наговорил на диктофон угрозы жизни и здоровью. Вова обрадовался и обещал заплатить.
Менты. Все как в кино.
Деньги пометили и дали потерпевшему.
В день передачи денег оба очень волновались. Вова был в костюме и при галстуке. А Олег в своей обычной бандитской одежде.
Вова пришел не один, а с ментами. Они сидели в машинах. В обычных жигулях, а не в ментовском УАЗике.
И Олег пришел не один, а со своими бандюками. Бандюки тоже сидели в машинах и тоже пока не в ментовском УАЗике.
Галстук был не просто так. Надо было поправить галстук в момент передачи денег.
Момент настал. Вова отдал деньги и поправил галстук.
Менты. Все не как в кино.
Били сильно. Никого не жалели. Особенно запомнилось, как громко кричал толстож@пый бандит.
Его вытащили из машины через открытое окно. Плечи пролезли, а ж@па застряла. Менты пытались помочь – били дубинками, чтобы ж@па быстрей пролезла. А ж@па все равно не пролезала. Менты сердились и снова били его за это.
В банде был “электрик”. Пришел с электрошокером. Менты развлекались, испытывая на парне мощность заряда. Оказалось, что заряд мощный.
Братва попыталась сберечь почки и не ссать потом кровью. Поэтому наплевали на воровскую честь и валили все друг на друга. Почки не сберегли. Менты вызывали их в кабинет по очереди. Очередь сидела под охраной в длинном коридоре.
Даже не знаю как озаглавить.
Но нашелся отважный пацан. Он сказал – “Я ничего не скажу! ” Ему было 16 лет и он с ненавистью смотрел на волков позорных. Будущего вора в законе не сломить. Такие своих не сдают. На зоне он в будет авторитете.
“Пионер-герой! ” –обрадовались менты. “Какой молоденький! Какая попка классная! Серега любит таких тр@хать! Серега! ”
С пацана стянули штаны, пристегнули наручниками, чтоб не мог шевелиться. Зашел огромный мент Серега. Он поблагодарил коллег за неожиданный подарок, приветливо улыбнулся мальчику, сделал комплимент его попке и начал расстегивать ширинку.
Мальчишка орал на весь райотдел, громко звал на помощь, плакал навзрыд. А в коридоре было тихо. На помощь никто не рвался. Все застыли на месте. Настроение было не очень. Можно сказать, что вообще никакого настроения не было. В глаза друг другу старались не смотреть. Потом все чисто и сердечно признались. И во всем раскаялись.
Пацаненка никто не тр@хал конечно. Просто напугали. Даже били меньше чем других.
Потерпевший испытывал смешанные чувства. Он себе все как-то по-другому представлял. В Советском кино про участкового Анискина ничего такого не показывали.
Торжество закона.
Олег пошел на посадку. Остальных отпустили. Не знаю почему. Может просто пожалели. Молодняк все-таки. Будущие строители капитализма.
Или потому, что они не изливали душу диктофону. Не знаю.
Не хочется умирать.
Они вернулись без Олега. Тот сидел в ожидании суда.
Зашли в мясной цех. Бежать Вове было некуда и поэтому было очень страшно. Хотелось просто еще чуть-чуть пожить. Оказалось, что деньги и принципы –это очень ничтожные понятия.
Топор для рубки мяса мог помочь умереть мужчиной в битве с врагами. Но это не утешало.
Бандюки приблизились. Один из них посмотрел Вове в глаза. “Вот и все. Конец”- успел подумать Вова.
“Владимир Николаевич, мы у Вас, в прошлый раз ели бесплатно. Возьмите пожалуйста деньги за еду. ”
“Спасибо” –выдохнул Вова.
Курьёзы
29 мая 18
* * *
Живем в Прибалтике. Климат, понятно, какой, особенно этим летом погода не балует...
Дочь моей коллеги вышла замуж за испанца с Канарских островов, куда и уехала на ПМЖ. Там родились дети, все замечательно. Этим летом дочь привезла детей в Эстонию, показать, так сказать, родной край бабушки. У бабушки как раз был отпуск, встретила канарскую родню и организовала им всем поездку по стране.
После возвращения коллеги из отпуска, спрашиваю, ну как, мол, дети-то не обалдели от нашей погоды?
Нет, говорит, им понравилось! Они видели озера, реки, живописные парки и леса, детские развлекательные центры и много чего еще.
Дети с Канарских островов (! ), мальчик 6 и девочка 4 лет, привыкшие к своей райской погоде, к солнцу, пальмам и океану, были так впечатлены северной природой, что всерьез сказали, что они хотели бы здесь остаться навсегда. Искупаться в море, конечно, не удалось (вода в первой половине июля была 15 градусов), но зато купались в озерах.
Не исключено, кстати, что семья и правда переедет жить в нашу славную прибалтийскую страну, потому что мать семейства по родине скучает. Вот это будет номер и ломка стереотипов!
Пожалуй, стоит ценить свой край, каким бы гнусным ни был его климат.
P. S. Правда, им стоит посмотреть наш край еще и осенью, и ранней весной — для полноты картины. Может быть, они еще на Рождество прилетят.
P. P. S. А может, просто дело в том, что когда вся дружная семья вместе, то в этом и есть секрет счастья и хорошего настроения?
* * *
"Либерасьен" 08. 01. 2017
Франция.
Маленький городок Авиньон.
В местный магазин традиционно рано утром завозят свежие булки (багеты). Теплые, вкусные, ароматные. Люди (французы) занимают очередь в ожидании привоза у кассы. Ждут минут 10 – 15.
Очередь большая, но цивилизованная, не шумная. Только что испеченные и привезенные багеты стоят в трех корзинах, как карандаши в стакане. На всех может и не хватить.
И вот появляется «Зло»: в магазин входят пятеро шумных бородатых арабов. Они берут в руки багеты из корзин. Каждый столько, сколько помещается в руках. Корзины пустеют.
Громкие арабы идут в конец очереди (расплатиться).
Очередь медленно провожает их глазами. Повисает тягостное молчание. Французы понимают, что стоят в очереди бесполезно: хлеб благодаря арабам кончился. Но они толерантно молчат. Атмосфера наэлектризована.
И вдруг в гробовой тишине из очереди хрипло и угрожающе звучит фраза на неизвестном языке: «Это чо за ... уйня?! »
Из середины очереди медленно вылезают два мрачных типа. Так появляется второе «Зло». Второе «зло» молча направляется в конец очереди к первому «злу». Очередь съеживается. Парни подходят к первым двум арабам, медленно и неотвратимо забирают у них все! ... все! багеты и поворачивают назад. Очередь – в коматозном состоянии.
А дальше происходит то, что ломает мозг французов окончательно. На обратном пути парни каждому французу в очереди отдают по батону в одни руки. И судя по их взгляду, отказаться от этих багетов ни у кого не выйдет.
Потом парни снова возвращаются к арабам, забирают багеты у следующих, и так повторяется до тех пор, пока у всех французов в очереди в руках не оказывается по багету. После этого каждый из парней берет себе по одному батону, а оставшиеся возвращает арабам… и встают на свое место в очередь.
Все. Второе «зло» победило первое «зло». Очередь в шоке.
В тишине слышны мысли французов. «Это – Русские! » «Русские силой могут не только забрать хлеб, но и заставить его съесть?! » «Если Русские могут такое устроить в очереди голыми руками в мирное время, что они могут с помощью автомата Калашникова, танка или подводной лодки во время войны?! ! »
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100