Когда заводишь себе кошку, мировосприятие резко изменяется...
Вспомнилось: есть у меня знакомый один, человек, какгрицца, сложной судьбы, суровый и мрачный. Он меня частенько критиковал за излишнее потакание ныне покойному коту Василию, рекомендовал вместо разговоров давать ему пинки, тычки и т. д. А я неизменно отвечал ему: погоди, погоди, вот сам обзаведешься усатым-полосатым, тогда и поглядим...
Сбылось. Обзавелся. C тех пор я его несколько лет не встречал. Но вот пришлось как-то зайти к нему домой. И он предлагает поесть, время как раз обеденное. И смущённо так (что на него совершенно не похоже) добавляет: "ты только того... этого. . не брезгуй особо — Мурзик на столе в хлебнице заснул, так уж мне неохота его будить... "
11 мая 10
* * *
Рассказами про котов, хомяков и кроликов навеяно.
Давно это было. Возили меня летом к бабушке в деревню отдыхать. У бабушки хозяйство, как положено в деревне, приличное. И кур полно...
Куры несли много яйц. А чтобы они неслись в одном месте, а ни где попадя, бабушка клала в определенном месте яйцо-подкладыш. Оказывается куры откладывают яйца там, где они видят хотя бы одно, а если не видят — то где попало. Прежде, чем снести яйцо курица минуты-другую над этим подкладышем посидит и его слегка нагреет. Так вот кур было так много, что грели они его постоянно и спустя какое-то время из этого яйца вылупился цыпленок. А наседки-то нет, цыпленок ничейный. И самое смешное, что пестрый уродился, каких и кур-то у бабушки не было. Всехное дитя, а никому не нужный. Ну цыпленок не слепой рождается. Он за каждой курицей пытался бегать, маму искать, но все куры его прогоняли, как чужого. А нам как раз пора в город возвращаться. И выпросила я этого цыпленка себе. Доехали с приключениями, в автобусе он потерялся, еле нашли. Пищит, а где не видно, еле нашли. Домой приехали вечером, сразу спать. Квартира коммунальная в бараке с общим двором, у соседей кот
Васька бандит местного значения. Как уж так получилось, но напал он на цыпленка, но как-то мама сумела его отнять. Только клюв ему котяра слегка свернул и стал он у него как у хищной птицы крючком. Выросла курица. Пеструшкой назвали. А бандитка была, равных ей не было. Ее все коты дворовые и собаки боялись. Да что там коты, на людей нападала, особенно на детей. Я лично вся поклеваная ходила. Она своим клювом крючковатым как клюнет, так и вырвет кусок кожи до крови. Всех затерроризировала так, что вынесли ей соседи смертный приговор. И как я не плакала, привели в исполнение.
А собака наша слепого котенка выкормила, но это уже другая история...
* * *
Сколько-то лет назад я была на концерте Хворостовского прямо на Красной площади (я Путина видел, да). И там были разные нувориши, и много пожилых людей. Многие из них пришли с цветами, и их не подпускали к сцене, и не разрешали подарить. Когда люди расходились — грустные букеты оставались прямо на сиденьях.
И только одна очень маленькая тихая старушка добилась, что ее пропустили и она вручила Хворостовскому тюльпаны. Потому что, когда охрана стала вежливо что-то объяснять бабушке про безопасность, та захихикала: вот у вас — смотрите — там на крыше гума сидит чувак, и шевелится и просматривается со всех сторон, а вон та точка, слева — не прикрыта, а это отличное поле. И вон там у вас снайпер, и вот тут, и тут — я всех их сняла. А надо было поставить сюда, туда и туда.
А на молчаливое "???" спокойно сказала:
— Да, я снайпер, столько-то выстрелов, после чего уверенно и медленно двинулась к своему кумиру.
* * *
Дед танкист всю войну прошел рассказывал:
— Но конечно, с немцами воевать — это не с девочками плясать. Настоящие вояки были! Заставляли уважать себя. В бою старались уничтожить их как можно больше, а после боя... Вот ведут пленных, а у нас, может, и друзья только что погибли, а все равно кто махорочки им даст, кто сухарик вытащит. Я помню, наши танки в лесу остановились, а по просеке вели большую колонну немцев. Им организовали привал. Дошло до того, что раскурочили НЗ и угощали немцев. Одному я отдал пачку папирос «Казбек» и два хороших вкусных сухаря. Потом смотрю, этот немец что-то заерзал и достает из кармашка маленький пистолетик и патроны. Отдает мне. Я, чудак, расхвастался. Комбат увидел: «Подари мне». А отнимать трофейное нельзя было, никто не имел права. Но как ты не подаришь комбату? Вот до сих пор жалею...
До той станицы, откуда его призывали, немцы не дошли, но пленных через нее гнали часто. Бабушка моя потом рассказывала, что выходила вся станица (а в станице было три (! ) церкви). Совали немцам кто картошку, кто молоко. Моя бабушка дала немцу краюху хлеба, а наш конвоир заметил и прикладом ей в бок. До самой смерти все у нее бок болел. Наверное, ребро сломал. Когда она мне потом рассказывала, я говорю: «Бабушка, ну как же так?! У тебя трое сыновей погибли! Может быть, вот этот, кому ты сунула хлеб, их и убил?! » — «Не знаю... может, и наших пленных там ведут, там тоже матери есть».

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100