Часто попадаются завиральные истории про летчиков, а реальность бывает интереснее.
Как вам история, когда бегут из плена на самолете люди, которые от истощения не могут держать штурвал?
Штурвалом самолета управляли сразу 3 человека — узники были настолько истощены, что Михаилу Девятаеву не хватало сил удерживать в одиночку тяжелую машину в горизонтальном полете...
"О том как проходил этот полет можно писать долго, тут было все — и погоня за беглецами немецкого истребителя FW-190, получившего приказ любой ценой уничтожить этот "Хейнкель-111", и длительный полет в облаках, которые скрывали беглецов, и обстрел "Хейнкеля" своими же зенитчиками при перелете линии фронта (стреляли довольно метко — уже на земле в самолете было обнаружено 9 пробоин от зенитных снарядов), и посадка тяжелой машины на вспаханном поле рядом с батареей наших зенитчиков, первыми подбежавшими к машине...
Ограничимся главным — 8 февраля 1945 года немецкий тяжелый бомбардировщик Hе-111 (бортовой номер "13013"), с 10 бывшими узниками на борту, приземлился на нашей земле. Девятаев доставил командованию стратегически важные сведения о засекреченном Узедоне, где производилось и испытывалось ракетное оружие Третьего Рейха. "
Можно конечно закончить фразой "этот народ не победить", но она банальна и туповата.
Истории о милиции и армии
19 августа 17
* * *
История не моя. Рассказал коллега по работе. Дальше от его имени.
Я служил в автороте. Возил на уазике командира полка. Был у нас солдат, водитель шишихи.
Был он совсем неприметным , если не считать одной мелочи. Перед отбоем все шли смотреть гномика ( если Коля был в хорошем расположении духа). Коля ложился на кровать и на причинное место надевал солдатскую шапку. Шапка не падала. Она будто бы парила над Колей, покачиваясь из стороны в сторону. Это было смешно. Однажды мы разговорились и он рассказал мне о своем горе. Вырос в детском доме. Там многие его сверстники имели успех у девчат, а Коля, хотя и не был робкого десятка, так и остался девственником. Не то что бы не соглашались. Не то, что бы не мог. Просто было НИКАК. Я слушал, кивал. Понимал Колино горе как мог. Как то я ехали с ком. полка и рассказал ему о Колином несчастье. Полковник был мужик мудрый. Он ничего не сказал. Даже не усмехнулся ни разу. Что происходило потом мне рассказал сам Коля уже перед дембилем. (Увольнялись мы вместе). Коля был в увольнении, где случайно встретился со старшиной роты. Он познакомил его с девушкой . Девушка Коле понравилась, жила она неподалеку. В часть Коля возвратился на вершине счастья. Девушка была известной в городе давалкой. Отказа не было никому. После встречи с Колей ее как подменили. Она провожала его домой. Всякое повидавший вокзал просто замер перед этой сценой. Она рыдала и висела у него на руках. Коля плакал и не хотел никуда ехать. Через месяц он вернулся и забрал ее с собой. Мы встретились через пять лет. У Коли уже было двое детей. Мальчик и девочка. Вот так.
* * *
Также прелюбопытнейшая история из мемуаров Отто фон Бисмарка, про Россию:
Будучи в Санкт–Петербурге я гулял в парке, где повстречал царя Александра со свитой, тоже прогуливающегося там. В разговоре я обратил внимание русского монарха на странную вещь, замеченную мной немного ранее, когда я случайно забрел в отдаленный уголок парка — там есть место, где какие–то военные сравнительно большими силами охраняют клочок земли. Я подходил, смотрел — просто земля, вообще ничего. Что они у Вас там охраняют, Александр? Жутко любопытно. Он не знал, но тоже заинтересовался — пошел выяснять. Выяснить не сумел, потому что опросив военных 4 званий по старшинству внятного ответа получить не удалось. Позже Александр выяснил и сообщил мне ответ — царица Екатерина по всей видимости около 50–70 лет назад обнаружила на этом месте подснежники, после чего приказала поставить охрану, чтобы никто не затоптал приглянувшиеся ей цветы. Приказ охранять никогда отменен не был, а потому военные передавали его дальше новому поколению офицеров.
* * *
В военкомате было тесно и шумно. Я сидел в очереди на осмотр у психиатра. Мой предшественник вышел из кабинета смеясь. Давясь от хохота, он назвал мою фамилию. Я поежился и зашел.
У психиатра было прохладно и тихо. За столом сидел пожилой лысый мужчина с усталым и печальным лицом.
— Здравствуйте. – поздоровался я.
— Здравствуйте, здравствуйте. – Скорбно поприветствовал он меня в ответ. И не теряя времени зря, спросил. – Наркотиками балуетесь?
— Нет.
— Мысли странные бывают? Видения?
— Нет.
— Тогда всего доброго. Спасибо.
Я растерялся.
— И все? — Говорю. — Это все обследование?
— А вы что-то хотите мне рассказать? – С безмерной грустью поинтересовался психиатр.
— Ну а если, допустим, чисто гипотетически у меня была попытка суицида? – Спросил я, демонстрируя руки, покрытые внушительными свежими царапинами. Их я получил, когда халтурил двумя днями ранее. Нужно было таскать большие тяжелые деревянные ящики с очень острыми углами.
— О, в этом случае мы отправим вас на обследование. И если оно подтвердит суицидальные наклонности, то боюсь вы не сможете служить в армии.
— Какая жалость, — сказал я, стараясь не улыбаться.
— Да… И учиться не сможете. И работать. И жениться. И два раза в год нужно будет лежать в клинике. И принимать сильнодействующие лекарства. Чисто гипотетически.
— Да я так просто спросил. Из любопытства.
— Любопытство — это хорошо. Любопытство — это признак здорового молодого мозга. Есть еще вопросы?
— Нет.
— Тогда всего доброго. Спасибо.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100