Работаю я в компьютерной конторе. Однажды пришел знакомый ГАИшник и попросил починить его домашний комп — винду переставить и т.п. И случилось так, что когда он его забирал меня на месте не было.
Через пару дней еду с подргой на своем авто (Toуota Celica, не болид конечно, но машинка довольно проворная) обгоняю поток в шахматном порядке. Моя любимая меня по этому поводу методично пилит. И как апафеоз(не знаю как правильно пишется) обгоняю подряд 2 автобуса на ЖД переезде и вот они родимые приветливо машут полосатой палкой. Прижимаюсь к обочине приоткрываю окошко, достаю документы. Моя при этом аж сияет злорадственно типа "Я же говорила...". И тут в окне появляется довольное лицо того самого ГАИшника и протягивает руку со словами "Здарова Антоха! Скока я тебе должен?"
Первая моя мысль — щас глазик у нее выпадет и закатится под сиденье.
Лучшие анекдоты из жизни
28 сентября 15
* * *
В средней группе детского сада к сентябрьскому утреннику меня готовил дедушка. Темой праздника были звери и птицы: как они встречают осень и готовятся к зиме. Стихотворений, насколько мне помнится, нам не раздавали, а если и раздали, дедушка отверг предложения воспитательниц и сказал, что читать мы будем своё.
Своим он выбрал выдающееся, без дураков, произведение Николая Олейникова "Таракан".
Мне сложно сказать, что им руководило. Сам дедушка никогда садик не посещал, так что мстить ему было не за что. Воспитательницы мои были чудесные добрые женщины. Не знаю. Возможно, он хотел внести ноту высокой трагедии в обыденное мельтешение белочек и скворцов.
Так что погожим осенним утром я вышла на середину зала, одернула платье, расшитое листьями из бархатной бумаги, обвела взглядом зрителей и проникновенно начала:
– Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосёт.
Он попался. Он в капкане.
И теперь он казни ждёт.
В "Театре" Моэма первые уроки актерского мастерства Джулии давала тётушка. У меня вместо тётушки был дед. Мы отработали всё: паузы, жесты, правильное дыхание.
– Таракан к стеклу прижался
И глядит, едва дыша.
Он бы смерти не боялся,
Если б знал, что есть душа.
Постепенно голос мой окреп и набрал силу. Я приближалась к самому грозному моменту:
– Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, топорами
Вивисекторы сидят.
Дед меня не видел, но он мог бы мной гордиться. Я декламировала с глубоким чувством. И то, что на "вивисекторах" лица воспитательниц и мам начали меняться, объяснила для себя воздействием поэзии и своего таланта.
– Вот палач к нему подходит, – пылко воскликнула я. – И ощупав ему грудь, он под рёбрами находит то, что следует проткнуть!
Героя безжалостно убивают. Сто четыре инструмента рвут на части пациента! (тут голос у меня дрогнул). От увечий и от ран помирает таракан.
В этом месте накал драматизма достиг пика. Когда позже я читала в школе Лермонтова "На смерть поэта", оказалось, что весь полагающийся спектр эмоций, от гнева до горя, был мною пережит еще в пять лет.
– Всё в прошедшем, – обречённо вздохнула я, – боль, невзгоды. Нету больше ничего. И подпочвенные воды вытекают из него.
Тут я сделала долгую паузу. Лица взрослых озарились надеждой: видимо, они решили, что я закончила. Ха! А трагедия осиротевшего ребёнка?
–Там, в щели большого шкапа,
Всеми кинутый, один,
Сын лепечет: "Папа, папа! "
Бедный сын!
Выкрикнуть последние слова. Посмотреть вверх. Помолчать, переводя дыхание.
Зал потрясённо молчал вместе со мной.
Но и это был ещё не конец.
– И стоит над ним лохматый вивисектор удалой, – с мрачной ненавистью сказала я. – Безобразный, волосатый, со щипцами и пилой.
Кто-то из слабых духом детей зарыдал.
– Ты, подлец, носящий брюки! – выкрикнула я в лицо чьему-то папе. – Знай, что мертвый таракан – это мученик науки! А не просто таракан.
Папа издал странный горловой звук, который мне не удалось истолковать. Но это было и несущественно. Бурными волнами поэзии меня несло к финалу.
– Сторож грубою рукою
Из окна его швырнёт.
И во двор вниз головою
Наш голубчик упадёт.
Пауза. Пауза. Пауза. За окном ещё желтел каштан, бегала по крыше веранды какая-то пичужка, но всё было кончено.
– На затоптанной дорожке, – скорбно сказала я, – возле самого крыльца будет он задравши ножки ждать печального конца.
Бессильно уронить руки. Ссутулиться. Выглядеть человеком, утратившим смысл жизни. И отчетливо, сдерживая рыдания, выговорить последние четыре строки:
– Его косточки сухие
Будет дождик поливать,
Его глазки голубые
Будет курица клевать.
Тишина. Кто-то всхлипнул – возможно, я сама. С моего подола отвалился бархатный лист, упал, кружась, на пол, нарушив шелестом гнетущее безмолвие, и вот тогда, наконец, где-то глубоко в подвале бурно, отчаянно, в полный рост зааплодировали тараканы.
На самом деле, конечно, нет. И тараканов-то у нас не было, и лист с меня не отваливался. Мне очень осторожно похлопали, видимо, опасаясь вызвать вспышку биса, увели плачущих детей, дали воды обмякшей воспитательнице младшей группы и вручили мне какую-то смехотворно детскую книжку вроде рассказов Бианки.
– Почему? – гневно спросила вечером бабушка у деда. Гнев был вызван в том числе тем, что в своем возмущении она оказалась одинока. От моих родителей ждать понимания не приходилось: папа хохотал, а мама сказала, что она ненавидит утренники и я могла бы читать там даже "Майн Кампф", хуже бы не стало. – Почему ты выучил с ребёнком именно это стихотворение?
– Потому что "Жука-антисемита" в одно лицо декламировать неудобно, – с искренним сожалением сказал дедушка
* * *
У меня есть друг Славик. 1964-го года выпуска. То есть, рождения. И заканчивал он в свое время ХВВАУЛ. Для тех, кто не в курсе, то это Харьковское Высшее Военное Авиационное Училище Лётчиков. Выпускался на МиГе-21. За его характерный вид данный девайс среди летунов получил стойкое прозвище «балалайка». Потому что крыло у него треугольного типа.
Осень начала 80-х. Все студенты-курсанты помогают колхозникам убирать урожай. Ну, и этих архаровцев тоже запрягли на уборку. Приехала с утра рота курсантов, выслушала задание председателя колхоза : «-Копать отсюда и до ужина», и уныло принялась за вскапывание. А надо сказать, что одна из полётных зон располагалась как раз неподалёку от поля данного колхоза. И рота курсантов, вместо того, чтобы копать, стояла в мечтательно-тоскливых позах, оперевшись на лопаты с тоской задирая головы, и смотрела как резвится в небе «пара» МиГов-21. (Тогда был день полётов. ) В итоге было принято гениальное решение. Поскольку вместе с ЗиЛами-131-ми еще приехала и машина связи (на всякий случай), то кто-то из сопровождающих офицеров по связи попросил руководителя полётов (далее РП) «помочь» бедным курсантам. Были переданы координаты поля, визуальные ориентиры…. . От РП последовало «добро», он связался с лётчиками и те приступили к «помощи».
Сначала офицеры разогнали всех курснатов с поля. Некоторые пацаны даже не успели лопаты с собой забрать. Потому что у «МиГаря» скорость поболее будет, чем у убегающего с поля 20-летнего курсанта. И вот наступила «картина маслом». Куча курсантиков и кучка офцеров сгруппировались около машины связи. В небе слышен грохот турбин – пара прошла «пристрелку» и пошла на боевой заход. Далее они «пара» снижается до высоты 7 метров и в такой красе на скорости 800 км/ч проходит над полем. А позади выходного сопла метров через 30 появляются в земле буруны. Земля бурлит и её комья подбрасываются вверх! Вместе с картошкой! Причём, с уже печёной и готовой к употреблению! Короче, безконтактные летающие комбайны. Далее, они, пройдя над полем, развернулись на повторный заход и повторили свой кульбит. Картофельные клубни пулеметной очередью вылетали из-под земли. Лопаты, оставленные на поле, жарились как щепки. Таким образом «пара» «вскопала» всё поле за несколько минут. Пацаны-курсанты радовались как дети. После чего, когда пара «МиГарей», закончив свое сельскохозяйственное дело под свисты парней, умотала на аэродром, приехал председатель колхоза, и, брызжа слюной, начал орать!
На что ему офицеры выдали 42 мешка печеной картошки в перемешку с лопатными головешками. Типа, чё паришься? На — кушай! : ) Председатель матюгнулся и побежал звонить начальнику училища. Орал в трубку : «Чтоб я этих м…даков больше в колхозе не видел!!! ». И после этого инцидента никаких заявок на курсантскую помощь не поступало))) Кстати, после чего все отлетали на «отлично».
* * *
Есть в Оренбургской области одно небольшое, но очень любимое генералами лесничество. Любят они, значит, приехать, как водится, попить водочки и поохотиться на кроликов, которых местный егерь заранее ловит и выпускает незадолго до начала охоты. Так вышло, что однажды егерь оплошал и не успел вовремя собрать необходимое количество кроликов для охоты по причине распития накануне... Думал он долго, что делать ему, т. к. понимал, что генералы в гневе — это неприятно, но ладно, а вот место хорошее терять не хотелось.
Ну, он и сообразил. Дело в том, что жил у егеря выводок уже взрослых кошек, на которых сообразительный егерь и натянул кроличьи шкурки, коих было много, дабы представить в виде семейства кроличьих. Выходят, значит, генералы эти с ружьями наперевес, и тут происходит то, после чего многие из них зареклись не пить совсем. При первом же выстреле все егерские кролики махнули на деревья и исчезли в листве. Шок, пережитый генералами, описать было трудно.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100