"Некоторые Особенности Службы в Советской Армии"
Эпиграф: "Время разбрасывать камни, и время собирать камни. " (Экклесиаст)
В самом начале 1970-х, после окончания института, мой отец получил звание лейтенанта, и был призван отдать свои два года Советской Армии в качестве командира танкового взвода. Конечно, не одного его призвали, немало его сокурсников были направлены в ту же воинскую часть.
Свежеиспеченные офицеры получили свои взводы и начали службу. Следует, пожалуй, упомянуть что дивизия была кадрированной, то есть комсостав был по штатному рассписанию, а вот рядового и сержантского состава служило мало. Типичный танковый взвод состоял из трех механиков-водителей плюс самого комвзвода. Этого вполне хватало, ведь большинство танков мирно дремали на хранении в коконах. Впрочем, конкретно моему отцу подфартило куда меньше, ибо ему достался единственный в батальоне развернутый взвод.
Но вообщем и целом, служба у двухгодичников обещала быть если не синекурой, то вполне сносной. Не какая нибудь Тьмутаракань, а респектабельная Калининградская область, личного состава немного, а главное, несмотря на скромное звание, оклады были по 170 рублей (государство Советское на армию в те годы не скупилось). Для начала 1970-х, это были очень даже приличные деньги, особенно если учитывать, что вчерашние студенты совсем недавно довольствовались скромными стипендиями по 30-40 рублей. А тут махом доход в 4 раза больше.
Главное, тратить новоприобретенное богатство особо было некуда. Питание в офицерской столовой "Луч" стоило немного. Еще были, конечно, какие-то умеренные траты, типа на общежитие, пошив парадной формы, и прочие мелочи. Плюс, изредка выбирались погулять в Калининград. И все равно, после всех расходов, оставалась достойная сумма.
Этим обстоятельством почти сразу и начали беззастенчиво пользоваться многочисленные кадровые "пятнадцатилетние капитаны" и даже прапорщики. Может быть это и был частный случай в их дивизии, но большинство этих личностей были закостенелыми алкашами. Зная это печальное качество, их жены, в день получки, встречали суженных у ворот части и тут же конфисковали наличность. Даже если кто и смог утаить заначку, то надолго ее не хватало. Три Топора, Агдам, Зося Осиповна, Анна Павловна, и беленькая потреблялись в огромных объемах. И хоть были они относительно недороги, но отнюдь не бесплатными.
А посему стрельнуть рубль-два у наивного "пиджака" было святым делом.
— Подсобишь парой рубликов до получки? — полупросили / полуприказывали капитаны.
— Виктор Павлович, можно рублем одолжиться? Завтра же верну — заискивающим сиплым голосом просили прапора.
Куда деваться? Прослыть жмотом и человеком "без чувства локтя" не хотелось никому. Плюс сумма то смешная. Не откажешь же в помощи сослуживцу, особенно если ты в полку без году неделя, а эти кадровые служаки кирзачи до ж@пы стерли. Информация о том, что у какого-то лейтенанта можно перехватить на выпивку распостранялась по батальону и полку со скоростью звука.
Проблема была не в том, что просили в долг, а в том что некоторые хитрожопцы, удивительнейшим образом "забывали" о возврате. Конечно, нельзя огульно охаивать всех, но грешили этим многие. И хоть некоторые и отдавали заимствованное, нередко, рублей 10-15 (а у некоторых двухгодичников и больше) незаметно рассасывалось в течении месяца между должниками.
Мелочиться и требовать обратно рубль, и даже трешку, было неловко. А даже если и напомнишь, то звучал типичный ответ:
— Ой извини, совсем забыл. Закрутился со службой. Конечно, конечно, завтра-послезавтра принесу.
Но проходило завтра, послезавтра, неделя, и месяц, а долг так и не возращался. На повторное напоминание отвечали:
— Ах да. Как же я старый балбес за твою трешку запамятовал. Слушай, раз уж зашла речь, можешь еще дать два рубля. Получка через неделю, сразу пятерку отдам.
Пятерка, чаще всего, приказывала долго жить, а должник искал другого отзывчивого двухгодичника. Некоторые, самые умные заемщики, отдавали долг, и через недельку просили снова, только сумму чуток побольше, и вот ее уже и не возращали.
Лейтенанты, проанализировав свои расходы, с удивлением обнаруживали, что почти месячный оклад, а то и больше, в течении года исчезал в карманах беспринципных должников. Особо не свезло, одному зеленому лейтенантику, Гене Тэну. Это был добрейший коротышка, который и в тощие студенческие годы был готов отдать с плеча последнюю рубашку. Воспитанный в традиционной корейской семье, где почитание старших — освященный веками закон, он даже и подумать не мог отказать просящим старшим по званиям и возрасту.
Его-то и "облюбовал" вреднющий зампотыл батальона, капитан Редько. Почти каждый месяц он одалживался у бедолаги лейтенанта, и "забывал" отдать. Точнее, он вспоминал об этом перед очередной просьбой, извинялся, и, просил еще, и клялся вернуть все сполна со следующей получки. Гена сначала наивно верил, потом давал со скрипом, после сам себе обещал, что это в последний раз. Через энное количество месяцев, Редько был должен весьма солидную сумму, чуть поболее 100 рублей.
Наконец терпение переполнилось, и на следующую просьбу одолжить, Тэн ответил капитану решительным отказом, и потребовал вернуть деньги. Редько долг не отрицал, но попросил обождать, ибо махом отдать такую сумму он не мог. На это Гена по доброте своей согласился. С тех пор, с хитростью заправского разведчика, капитан избегал встречи с нашим героем. То у него срочные дела в штабе, то жутко занят на складе, то он пишет отчет, то он в отпуске. Если уж встречи было совсем не избежать, то он извинялся, снова обещал вернуть, и бочком-бочком исчезал.
Надежды Тэна получить свои деньги обратно таяли с каждым месяцем. Он поделился своим горем с бывшими сокурсниками, но чем они могли помочь? Как то раз он сообщил об этой печали отцу — как неформальному лидеру их призыва. Вообще часто так бывает, вроде бы все одинакового возраста, звания и должности, но все равно рано или поздно появляется лидер к которому все приходят за советом и поплакаться в жилетку. Наверное сказалось то, что отец был чемпионом полка по настольному теннису и шахматам. Плюс, как получивший в командование развернутый взвод, он периодически исполнял обязанности комроты (когда тот уходил в отпуск).
Мой отец пробовал поговорить с Редько на что получил неожиданно резкий ответ:
— А что это Вы, товарищ лейтенант, лезете не в свои дела. Мои отношения с лейтенантом Тэном, это мои отношения с лейтенантом Тэном. Вас они не касаются от слова совсем. Свободны.
Отец поделился коллекторской неудачей с Геной, и тот вообще приуныл и почти похоронил свои шансы на возврат. На что отец обнадежил:
— Я это дело так не оставлю. Я не я буду, если не найду метода против этого мерзавца. Только дай время.
Шанс подвернулся через пару месяцев. Дело в том, что дивизией командовал Маргелов (старший сын того самого знаменитого Маргелова). Неповоротливые шестеренки в положенное время завертелись и комдив должен был вот-вот получить следующее звание и должность. Но перед этим, как водится, часть должны были посетить всеразличнейшие проверяющие и инспектирующие. Само собой разумеется, вся дивизия забегала как посоленная.
Все что было сломано — чинилось. Что двигалось — прибивалось к месту. Все облезлое — красилось. Все порванное — штопалось. Наводился идеальный порядк на складах, в казармах, на территории парка, в оружейке, и даже на кухне и столовой. Само собой, особо дрючился личный состав.
Штабные из дивизии метались из полка в полк, из батальона в батальон, дабы не упустить ни одной мелочи. Так получилось, что однажды, пока мой отец был назначен начкаром парка, туда нагрянул начштаба дивизии с внезапной проверкой. Крупная шишка водил жалом, присматривался, принюхивался, но никаких огрехов не нашел. Распекать лейтенанта было решительно не за что.
Довольный полковник добродушно поблагодарил за службу, пожал руку и спросил как полагается:
— Жалобы и просьбы есть?
И вот тут-то отец понял, это шанс, который может больше не представится, и огорошил большое начальство:
— Так точно. Есть, товарищ полковник. В части наблюдаются неуставные отношения.
Если бы отец сказал, что комполка — американский шпион или израильская военщина стоит у границы, то начштаба не был бы так удивлен.
Напускная благостность слетела моментом. Неуставняк перед большой инспекцией это чревато. Острые зубья Советской машины могут перемолоть хоть сотню полковников, не поперхнутся. Побагровев, он прохрипел:
— Докладывайте.
— Коммунист, капитан Редько, зампотыла третьего батальона одолжил у лейтенанта Тэна, кандидата в члены коммунистической партии Советского Союза, комвзвода третьей роты второго батальона, более 100 рублей и не отдает свыше полугода, несмотря на неоднократные просьбы и напоминания. Это создает очень нездоровую и напряженную служебную обстановку. Я даже сказал бы, капитан Редько дискредитирует высокое звание офицера Советской Армии. Более того, он подает пример недостойный коммуниста. Я надеюсь Вы сможете рассмотреть этот вопрос.
— Это все? — прищурился полковник.
— Так точно. — ответил отец.
— Спасибо что доложили. Я лично займусь этим.
Следующим вечером отцу на глаза попался радостный Генка.
— Слушай, ты не поверишь, но сегодня днем ко мне прибежал взмыленный Редько и отдал долг. Все до копейки вернул. Извинялся, чуть ли не хвостом вилял. Ты не знаешь, как так получилось?
— Понятия не имею. — улыбнулся отец. — Наверное, совесть у него заговорила.
История моментально расползлась по полку. Этим и решил воспользоваться мой отец, чтобы превратить тактическую победу в стратегическую. Отныне, как только к нему обращались с просьбой одолжиться парой-тройкой рублей, он вынимал из кошелька специально отложенную двадцатипятирублевку.
— Всегда пожалуйста. Извини, мелких денег нет. Вот, возьми двадцать пять. О трешке мы оба забудем, а о четвертаке будем помнить. — многозначительно говорил он.
— Да ну. — стушевывался сразу очередной "пятнадцатилетний капитан". — Мне лишь пару рублей надо.
— Как знаешь, — отвечал отец. — Хочешь — бери четвертак. Я тебе доверяю.
— Спасибо. Я как нибудь перебьюсь. — уходил восвояси искатель легких денег.
Метод стал работать безотказно. Взять в долг махом такую крупную сумму никто не решался. Он поделился решением с другими двухгодичниками, и уже через месяц никто "в долг" у них больше не просил.
Хорошо получилось, и чувство локтя проявили, и деньги не потеряли. Как в старину говорили, "и волки сыты, и овцы целы. "
Лучшие анекдоты из жизни
20 июня 19
* * *
Был у одного моего друга кот, по кличке Кабан. За дело прозвали, здоров был чертяка, и нахален жутко.
Сидим у товарища, значит, пиво пьем, телевизер зырим. А Кабан че-то пристает, мявкает басом своим, рожу ко мне тянет, хочет от меня чего-то:
— Слушай, чего ему надо, а? — спросил я
— Пива хочет... — отвечает друг.
— Он у тя пиво пьет???
— Ага, но тока Хольстен почему-то, потому к тебе и пристает.
— Да ты гонишь!!!
— Ну, налей ему в крышечку, сам увидишь…- и протягивает мне крышку от пластиковой бутылки.
Аккуратно наливаю, ставлю перед Кабанюкой, а он, гад, отворачивается…
— Ну и чего? — спрашиваю
— Он пузырьки не любит, щас выветрится, потом выпьет.
И действительно, через пару минут Кабан важно подошел, покосился на меня, понюхал выставленное ему пиво и вылакал его. И тут же потребовал еще. Заказ был исполнен сей момент, разве такому откажешь? После четвертой Кабан стал требовать добавки как-то совсем уж нахально, лапой толкая меня в ногу, и невразумительно мявкая. Причем пиво пил уже с пузырьками.
— Слушай, кажется, ему уже хватит — сказал я
— А теперь от него не отвяжешься — махнул рукой товарищ.
После еще двух крышек у Кабана наступило состояние в народе называемое "Пиво подошло к концу", и он решил сходить погулять. "Гулять" Кабан предпочитал на балконе в ящике с песком. А путь к ящику пролегал через подоконник и форточку, иногда через занавески и форточку(это под настроение). Кабан кряхтя (чесслово!) поднялся на все четыре и, пошатываясь, побрел к окну. У меня сложилось ощущение, что хвост его жил какой-то своей, особенной жизнью, поворачиваясь во все стороны и изгибаясь под странными углами. Перед подоконником он снова сел на задницу. И, кажется, задумался. Видимо прикидывал расстояние. Но глазомер, как выяснилось, у него оказался фиговый. Ввиду неверно выбранной траектории полета, вместо красивого приземления на подоконник, а затем не менее красивого полета через форточку, он с мощного прыжка вписался в подоконник снизу головой, потом на возврате челюстью об батарею (бумммм оказался громким и красивым), свалился мешком под батарею и остался лежать не шевелясь……….
"Помер!", подумал я.
— Опять перебрал… — заключил мой друг, флегматично глядя на Кабана….
Жывотное осталось в живых, но, наверное, с жуткой головной болью…
* * *
Возвращался из Финляндии на частнике, все как обычно, связываешься с диспетчером, договариваешься о месте и времени, и тебя забирает легковушка, или микроавтобус. Договорился на двенадцать дня. Водитель подъехал четко по времени, я кинул свои пожитки, и мы поехали за остальными пассажирами. Приезжаем на адрес: улочка с односторонним движением, парковка запрещена. Не беда, паркуемся за углом, метрах в двадцати. Водитель звонит пассажирке, их должно быть двое – телефон отключен. Перезваниваем диспетчеру, тот дает хельсинский номер.
Набираем. Дальше диалог «Машина за углом, выходите». Судя по всему там ответ в стиле – «хочу у подъезда». Водитель объясняет, что это невозможно, и он готов выйти и помочь донести вещи. Минут пять идет перепалка, в итог водитель слегка звереет, говорит «ладно» и делает круг по кварталу паркуясь у подъезда. Проходит пять минут. Водитель набирает номер, и матерясь, переезжает на прежнее место, за угол. Говорит, что, буквально, еще пять минут. Ждем минут пятнадцать, делаем круг, останавливаемся у подъезда и ждем еще минут пять. Наконец выходит пассажирка, одна, но с гигантским чемоданом. Пассажирка – этакая герла лет двадцати с небольшим, но с претензией на гламур. На вопрос «А где вторая пассажирка? », герла хлопая глазками, и отвечает что та вышла в кафе, в центр, за ней надо заехать. Где вторая нашла работающее кафе в воскресенье с утречка – отдельный вопрос. Куда ехать герла не знает, нужно звонить, но у нее кончились деньги на телефоне, и она его отключила. Водитель дает свой телефон, герла на память не помнит номер подруги, по этому включает свой телефон, и набирает номер. Все это занимает минут десять, мы стоим за углом. После пятиминутного разговора, не вру, не меньше пяти минут, узнаем куда ехать. Разворачиваемся, едем.
Естественно парковка у кафе, а по сути пивняка, запрещена, высаживаем первую герлу, водитель ей дает инструкцию – дескать быстренько выводи подругу, и переходите на противоположную сторону улицы, мы сейчас развернемся, и вас подхватим. Ага, как же, развернувшись мы не видим ни первую герлу, ни ее подруги. Стоим, под знаком, водитель бесится, набирает номер и… они еще счет не оплатили. Минут пять ждем. Выходят две герлы, абсолютно идентичные по стилю, как из глянцевого журнала, разница только в деталях. Уф… Садимся, водитель говорит что мол поехали за следующими пассажирами. И тут выясняется, что у любительницы кофе/пива по утрам вещи остались на квартире, и за ее чемоданом нужно заехать.
Вопрос водителя «А какого %%%? Почему нельзя было сразу оба загрузить? » просто игнорируется. Едем по предыдущему адресу, и сценарий повторяется.
Еще двадцать минут коту под хвост. А время-то уже второй час, ближе к половине. Ладно, загрузились. Едем дальше. Приезжаем по адресу, где нужно забрать двух теток. Тут все гладко, каких-то пятнадцать минут, ну двадцать, но не больше. Загружаем двух теток за сорок, такие бабы ягодки с деревенским уклоном. Трогаемся за последним пассажиром. Тот стоит на месте уже два часа с хвостом, активно названивая водителю. Пассажир шипит и матерится. Все, рывок в сторону границы. Надо ли говорить что герлы не переставая что-то обсуждают в голос и мне даже сквозь наушники слышится «Клевый», «А такая синенькая кофточка», «Так у Васи же нет джипа», «Конечно урод, но денег много» и т. п. Последний пассажир матерится, с завистью поглядывает на меня, вернее на мой плеер и наушники. Минут через двадцать герлы начинают требовать от водителя остановится у магазина с рыбой и икрой. Водитель, пассажир и я в голос орем «нет» и так опоздание на два с хвостом часа. Пассажир даже пытается что-то объяснить, дескать сегодня воскресенье, мы опаздываем, на таможне очереди и т. д. Никакой реакции, а тут еще наши тетки начинают вникать в суть и стали поддакивать, мол все равно мимо, а там рыба и икра.
Заехали. Водитель строго сказал – не более десяти минут. Герлы пропустили это мимо ушей, тетки проворчали что-то вроде «Без тебя разберемся». Стоим курим. Прошло десять минут. Водитель матерится, пассажир шипит и матерится. Забежал в магазин, смотрю наши выбирают, хотя что там выбирать-то, магазин метров сорок квадратных, ассортимент известен любому, да и цены не ахти. Ладно, пробежался, набрал по мелочи, расплатился, вышел. Курим. Минут через десять пассажир стал вопить в голос. Уволок я его в микроавтобус, сели мы на заднее сиденье, достал я пиво, сунул ему банку, сам взял другую и начали расслабляться. Минут через десять вышли тетки, а еще минут через пятнадцать-двадцать появились герлы. Герлы гордо несли в прозрачных пакетиках по маленькой баночке икры, по пять евро. Тронулись. В общем до финской границы мы с пассажиром уговорили по три пинты ЛапинКульты. Мужик мне все порывался сунуть в руку десятку, я отказывался. На границу прибыли хорошими. Надо сказать что проскочили быстро, полчаса, не больше. Но вот на таксфри застряли, там три автобуса, а наши тетки и герлы непременно хотели вернуть наличкой, здесь и сейчас. Никакие объяснения что это удобней и быстрее сделать по почте, а здесь только штампик поставить, не имели действия, герлы нас вообще игнорировали, а тетки выразились в стиле «не первый раз, сами все знаем». Ну да ладно, всего полчаса-то потеряли. На российской таможне простояли с часок, и вырвались. Заехали на Несте, мы в туалет ломонулись, пиво знаете ли способствует. Вышли, сосед закупил огроменный пакет пива, чипсов и всякой всячины к пиву, кинули мы все это назад, а сами к водителю. Говорим мол: вечер уже, темно, дорога российская, штрафы, менты, мы-то опоздали всюду, а у тебя какие планы.
Водитель отвечает что ему уже тоже пофигу. Договорились, что ехать будет аккуратно, не гнать, и вообще успокоили мы его. Дальше было шоу, машина стоит на стоянке, в ней сидят все кроме девиц наших. Минут через десять выходят эти чудовища, со стаканчиками кофе в одной руке, с сигареткой в другой. Их быстро охрана турнула подальше, и стоят они, курят, кофе пьют. Демонстративно так, мол мы знаем вкус жизни. Мы пьем пиво, водитель лопает мои бутерброды, и пьет сок соседа. Мы его подкормить решили, самим-то пива и закуски хватает. Но вот тут уже тетки не выдержали, выскочили, шум устроили. Мы в первом ряду зрительного зала, наблюдаем шоу. Наконец-то все расселись, водитель тронулся и мы поехали, четко по знакам, где написано сорок, он и едет сорок. До Выборга еще не доехали, как герлы стали вопить, мол они опаздывают, надо быстрее ехать.
Водитель сытый и довольный положил болт на это дело, сосед мой стал громко травить анекдоты, в основном о тетках, и блондинках в частности.
Анекдоты старые, пошленькие, но я ржу как конь, и ободряю. Герлы шипят, пытаются отвечать, да не выходит. Тетки зло сверкают глазами. Доехал до
Питера в состоянии сильно поддатом, и сильно веселом, выкинули теток в
Ольгино, а потом завезли девиц в отвратный спальник, совсем рядом друг от друга, они еще минут десять прощались друг с другом, и расплатились с водителем мелочью, по десять евроцентов, по пятьдесят, евро несколько, и пара бумажек по пять. Водитель молча принял в горсть, скрупулезно пересчитал, в конце-то концов деньги есть деньги. Высадив последнюю герлу, водитель вышел на перекур, потом хлопнул себя по карманам, нашел телефон, поковырялся в нем, что-то на бумажку записал, и набрал диспетчера, поздоровался, и говорит «Запиши номер (диктует два номера, да имени, это наши герлы), распечатай это самым крупным шрифтом, и повесь перед собой, если еще раз позвонят эти <трехэтажный мат>, то пошли их <трехэтажный мат>, иначе я с вами больше работать не буду».
* * *
Полгода уже "в отношениях". Девушка миленькая, спокойная, такая ламповая и домашняя. Дело приближается к колечкам, но есть одна проблема: ее мама. Уперлась, и ни в какую, "не пара он тебе! "
Сегодня с утра звонок:
— Милый! Отвези нас с мамой, к бабушке. Мою машину мусоровоз заблокировал, и сломался. Выехать не могу.
Ну надо, значить надо. Забрал их от подъезда, причем услышал сказанное:
— А я говорю, не пара он тебе! — это типа случайно получилось. Ага!
Дальше дорога через весь город, как обычно, пробки, дебилы за рулем, гололед и матом не высказаться, поскольку дамы в салоне.
Заехали в нужный двор, по узкой дорожке нужно проехать к следующему дому. И как назло справа стоит "прадик" с открытой водительской дверью. Водила сидит за рулем, музон слушает. Если дверь прикрыть я проеду спокойно. Посигналил, высунулась рука со средним пальцем. Обиделся и пошел разбираться. Навстречу высунулась харя, в два раза моей, шире.
Ну слава богу, хоть не промахнусь, тем более ногой. Кое как запинал придурка в салон, захлопнул в дверь. И спокойно проехал. Остановился около нужного подъезда, и будущая теща, уже выйдя из машины, выдала:
— Я похоже ошибалась. Как посмотрю, так вы, та еще парочка!
Мне вот теперь кажется, что я чего-то про свою лапочку не знаю.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100