За хорошую работу в уголовном розыске иногда могут и поощрить. Не часто, но бывает. Вызывает меня начальник отдела, и сообщает, что руководство решило меня наградить за последнее дело, вызвавшее большой резонанс. Сам он человек заслуженный, кстати, известный под именем Самоделкин. На стенах кабинета висят различные сувениры его производства, неплохого качества. Спрашивает: Ну чего бы ты хотел бы сам получить? Есть мнение наградить тебя по полной программе. Тактично отвечаю, что готов ко всему. Начальник одобрительно сообщает: Жди. Лично пробью лучший вариант. Наградили электродрелью.
Истории о милиции и армии
25 августа 17
* * *
Часто попадаются завиральные истории про летчиков, а реальность бывает интереснее.
Как вам история, когда бегут из плена на самолете люди, которые от истощения не могут держать штурвал?
Штурвалом самолета управляли сразу 3 человека — узники были настолько истощены, что Михаилу Девятаеву не хватало сил удерживать в одиночку тяжелую машину в горизонтальном полете...
"О том как проходил этот полет можно писать долго, тут было все — и погоня за беглецами немецкого истребителя FW-190, получившего приказ любой ценой уничтожить этот "Хейнкель-111", и длительный полет в облаках, которые скрывали беглецов, и обстрел "Хейнкеля" своими же зенитчиками при перелете линии фронта (стреляли довольно метко — уже на земле в самолете было обнаружено 9 пробоин от зенитных снарядов), и посадка тяжелой машины на вспаханном поле рядом с батареей наших зенитчиков, первыми подбежавшими к машине...
Ограничимся главным — 8 февраля 1945 года немецкий тяжелый бомбардировщик Hе-111 (бортовой номер "13013"), с 10 бывшими узниками на борту, приземлился на нашей земле. Девятаев доставил командованию стратегически важные сведения о засекреченном Узедоне, где производилось и испытывалось ракетное оружие Третьего Рейха. "
Можно конечно закончить фразой "этот народ не победить", но она банальна и туповата.
* * *
Друг рассказал:
Он служил наводчиком (танкистом) лет 30 лет назад. Советская армия питанием не баловала, а с мясом вообще было никак... N-ский полигон, за день совершенно "засношенные" танкисты пытаютсся отойти ко сну возле своей "железяки". Наводчик от нечего делать осматривает округу в ночной прицел и замечает в 500-600 метрах здоровенного кабана-секача, норовящего пройти по "запретке". Срочный совет с командиром танка и снаряд послан в цель и ... . БАБАХ! по кабану. Тут я не выдержал и говорю: не заливай, 115 мм разнесли бы кабана на молекулы!
Так ведь мы не идиоты, жахнули на 15-20 метров в стороне, кабана только чуток разрезало осколком, пока подъехали, он уже начал остывать... Кабанятину ели все экипажи, стоявшие недалеко от нас.
И "павликовморозовых", стучавших "особисту" (т. е. кгбшнику) среди нас не было (настоящее братство по оружию... ), поэтому репрессий за самовольую пальбу не последовало.
* * *
О дружбе народов (вчерашнее).
«Дипломатия – искусство говорить «хороший песик», пока не найдешь подходящий булыжник».
В далекие времена служил я срочную в Советской Армии, в вертолетной эскадрилье, и нас, бойцов срочников, было 26 человек. Национальный калейдоскоп – кореец, латыш, узбек, армянин …. Не стану всех перечислять, скажу, что русских было четверо, остальные по одному представителю от своей национальности. Превосходно уживались, ладили во всем, вместе бухали, воровали, шланговали и вытворяли все, на что способен солдат срочник в те времена. Было абсолютно пох кто какой национальности. Это если бы сейчас в коллективе начать выяснять какой твой рост, как будто от этого зависит как к тебе относиться. Единственный солдат, который не имел никаких претензий к жизни вообще и к окружающим в частности (даже к офицерам, вернее к их придиркам), был узбек Юлдашев. Луноподобная физиономия с раскосыми глазами, всегда улыбчивая, приветливая. Просишь ты его о чем-то, приказываешь (в качестве сержанта), хвалишь, ругаешь – всегда на физии добрая, и какая-то виноватая, улыбка. Его никто никогда не обижал, не напрягал, он был для нас как ребенок-даун – все его жалели, как обиженного судьбой. И вот однажды на территории части поставили времянки, что-то типа щитовых домиков, и туда въехали 40–60 солдат (может ошибаюсь в цифре, давно было), рота охраны. Старшина сказал, что будут строить кирпичную казарму и соседи поселились навсегда. 90% состава роты охраны были узбеки. Среди них — трое конкретных богатырей и полсотни просто узбеков в СВОЕЙ СТАЕ. У нас пятеро качков-драчунов и поддержка в лице простых пацанов в количестве 21. Драки начались в день приезда соседей, и мы естественно были биты, сильно. Но не сдавались, хотя понимали, что скоро может все дурно закончиться. Наши – армянин и дагестанец уже точили конкретные, не сабли, но кинжалы, самодельные, сантиметров по 30 лезвия. И вот в это трудное время, Юлдашев, «наш», эскадрильский, вдруг разительно изменился. Не было больше улыбки на лице, глаза стали злыми, в голосе появился металл, начал пытаться отдавать команды. Когда он ударил ногой по жопе кого-то из наших, то естественно получил в рыло, но через двадцать минут были избиты его обидчики соседями (мы все были на работах). Не стану рассказывать что потом, а что после потом, это долго. Скажу так: через пару месяцев роту охраны поселили в казармах километрах в шести от нас, на дивизионке, и возили их для несения караульной службы на 131 ЗИЛах, так что мы с ними больше никогда не пересекались. А что же Юлдашев? Лучше не спрашивайте…. Мне уже много лет, всякого повидал, но такой доли, какая досталась впоследствии Юлдашеву, мало кому достается. Какая мораль? А я и не знаю. ПодскажИте. Но где-то я слышал, что дружба – это сообщество индивидуумов, нуждающихся друг в друге. То есть, взять с тебя нечего, идешь на... А что, логично.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100