С соседом мы живем не только дверь в дверь, но и душа в душу.
Вот прошлой весной вышел как-то покурить. Тут сосед подваливает:
— Пойдем, свежатинкой угощу, — и по горлу щелкает.
Почему нет?
— Пошли.
На закуску соседка выставляет сковороду жареной рыбы:
— Вот как рыбачить надо – без удочек, без сеток – голыми руками!
Ну, крякнули, и сосед с готовностью начинает повествование:
— Еду из рейса в обратку. Гляжу – впереди на дороге белое что-то кувыркается. Встал, вышел, осматриваюсь. А речушка та, ты знаешь, разлилась по весне — страсть. Труба-то под полотном не оттаяла, так вода поверху по асфальту переливается. Лещу-то на нерест надо, вот он через дорогу и прыгает, как может. За полчаса полный пакет набрал.
— Да ну, откуда там лещи, — не верю я.
— Жена, покажи, — а сам мне подмигивает.
Соседка достает тазик со здоровущими лещами:
— На вот, смотри.
— На нерест вообще-то вверх по течению ходят, — не сдаюсь я.
— Когда как. Эти, может, в озеро пошли, — сосед опять подмигивает.
— А, ну если разве так, — доходит до меня наконец.
После второй стопки вышли покурить.
— Там недалеко «газель» с рыбой в кювет залетела, — сознается сосед. — Я ее на буксире вытянул. Мужики мне лещей пакет и отвалили – не отказываться же. А бабе натрепал, чтобы пузырь выставила. И гляди-ка, как ловко получилось. Завтра в гараже мужикам расскажу, на тебя и на бабу сошлюсь – посмотрим, кто к этой речушке первый рванет.
Как мне потом сосед говорил, выдумка имела успех.
Вот так запросто рождаются мифы и легенды.
Лучшие истории
* * *
Учился я во второй половине 80-х в славном 1 Ленинградском Медицинском Институте им И.П. Павлова. Был у нас на кафедре анатомии профессор-консультант Михаил Григорьевич Привес. Он начал заведовать кафедрой анатомии еще в далеком 1937 году, был одним из корифеев отечественной анатомии, по его учебнику училась большая часть советских врачей. К моменту моей учебы он был уже глубоким стариком, но ни разу в жизни я его без белой рубашки и бабочки не видел. Он читал вводные лекции, несмотря на возраст, обладал поразительной памятью и остроумием, при этом интеллигентными, аристократическими манерами. Студенты его глубоко уважали и любили, тем более, что экзаменов он уже не принимал, и обижаться на него не мог никто. Поскольку личностью он был неординарной и работал в институте с незапамятных времен, о нем было сложено немало легенд, многие из которых были правдой. Вот одна из них.
Профессор Привес читает лекцию по мочеполовой системе мужчин:
— Некоторые студенты спрашивают, — говорит он, — Какая длина полового члена считается нормой? Вот у меня... , — с этими словами Михаил Григорьевич засовывает руку в карман брюк и копается там; аудитория замерла, следя за его рукой; быстро вынимает руку из кармана с зажатым в ней носовым платком, -... был случай... , — как ни в чем не бывало, продолжает Михаил Григорьевич, вытирая платком лоб. Аудитория, к недоумению профессора, грохнула.
* * *
* * *
Был у моего отца хороший друг – дядя Гена. Не знаю, как они познакомились, но дружили они долго. На вид ничем не примечательный дядя Гена был примечательным невезуном. В смысле – не везло ему. Не всегда, а исключительно во время походов на рыбалку.
Не везло ему с водой — к примеру, идут мужики по замерзшей реке – все пройдут, дядя Гена – провалится в полынью, захочет показать новый китайский термос – выльет горячий чай на себя, а термос уронит на лед – прощай зеркальная колба…
Не везло ему и с огнем – однажды, уже перед самым возвращением к машине с дальней речки, мужики напоследок погрелись у костра. Идти было километров семь (о, фанаты зимней ловли…) по продуваемому руслу реки. Все промерзли, только Гена шел в хвосте и ухмылялся – чегой-то вы мерзлые такие?! ... Теплостойкость Геннадия объяснилась просто – тихо-тихо тлела на спине его новая фуфайка. Сильнее ветер — ему теплее… Или вот, решил показать всем, что купленная по блату новая польская палатка огнестойкая – в результате от палатки лужица оплавленного пластика. Разумеется, везде и всегда катализатором всех событий выступала горячо любимая Геной на природе (в городе не пил даже на праздники) водка. .
Самое знаменательное невезение заставило его лет на пять отказаться от рыбалки: в один день произошло следующее: днем выпал из резиновой лодки, порвал новую сеть, был ошпарен горячим бульоном из взорвавшейся банки тушенки, которую положил подогреть на угли и забыл пробить в ней дырочку…, вечером сжег в костре сапоги, в банку с макаронами по-флотски, принесенную из дома, каким-то непостижимым образом попала земля, но есть очень хотелось, вернее – закусить, и морщился Гена от земельного хруста, но банку осилил…, утром оказалось, что макароны целехоньки – съел бедолага по нетрезвости и отсутствию освещения банку с червями…
Бросившись чистить зубы, дядя Гена в спешке и в похмелье выдавил на щетку не зубную пасту, а чудесное средство от комаров – «дэта» (помнит кто такое? ). В попытке прополоскать рот он налил из котелка полную кружку остатков заваренного с вечера и испитого им вчера чая, и обнаружил на дне котелка потерянные носки из сгоревших сапог…. Шок у человека продолжался часа два….
Как я уже говорил, после этого с рыбалкой и водкой дядя Гена надолго завязал…
…Хороший был дядька. И ушел по хорошему – за неделю обошел всех друзей, раздал долги, сходил в баню, одел свой лучший костюм, пришел домой, поцеловал жену, лег на диван и умер…
Вот… Грустно что-то…

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100