Бабушка рассказала, как во времена СССР работала на втором по величине комплексе крупного рогатого скота. Заведующим у них был Николай Петрович Красота. Директор комплекса уехал на неделю в командировку, оставив того за главного. Ну а тут как раз запасы корма для животинок начали заканчиваться. Николай Петрович, недолго думая, отправляет телеграмму в областное управление: "Быки и коровы не кормлены. Красота. " На следующий день приехала комиссия, посмотреть, кто это так их протроллил...
Истории о животных
26 декабря 13
* * *
Просто зарисовка двухчасовой давности.
Есть у нас забавный пес по кличке Тимка. Двортерьер с примесью ризеншнауцера. Задира с собаками (всем, кроме тиранящей немецкой овчарки, что также обитает под нашей крышей, пытается доказать, что он целый ризен, а не четверть оного), но исключительнейший интеллигент с людьми (за исключением тех случаев, когда его надо лечить – неважно, делать ли уколы, давать ли таблетки – моментально превращается в сущего дьявола, рычит и огрызается, только бы его не трогали и дали бы помереть спокойно).
Придя сегодня с работы, включили телевизор и, пощелкав пультом, остановились на телеканале «Культура». Там шла беседа с Александром Филиппенко о Солженицыне и его творчестве. Ну, слушаем и слушаем. Вернее, слушаем и едим (дело происходит на кухне) — беседа интересная, щи вкусные (тем более, мы голодные). И тут, когда прекратился диалог ведущего и гостя и Александр Георгиевич начал читать что-то из Александра Исаевича, я взглянула в сторону телевизора и просто обомлела. Тимка придвинулся вплотную к телевизору, стоящему на тумбочке, причем поближе даже не к экрану, а именно к динамику и крайне внимательно слушал! К сожалению, мы не видели выражение его морды именно в этот момент – боялись спугнуть, поэтому сидели тихо, как мышки, но когда возобновилась беседа, Тимоха несколько раз оглянулся на нас с недоумением в глазах – мол, что это за безобразие, кто это тут мешает? К сожалению, посмотреть, какова будет реакция нашего любимого собака на конец передачи, нам не удалось – в дверь позвонили, и обе псины ринулись ко входной двери облаивать звонящего и показывать свою профпригодность в качестве сторожей.
P. S. Вот она – сила искусства! И вот он – настоящий актер! Даже пес оценил. Спасибо Вам, Александр Георгиевич! Многие лета во здравии! Как жаль, что мы так редко видим Вас в роли чтеца! ((((((
* * *
* * *
"И запрыгали двое, торопясь на бегу... "
Не знаю, кто как, а я в девяностые за любую халтуру хватался. Ну и подвернулась нам с приятелем работенка. Надо было сплавиться по реке Сяси в ее верхнем и среднем течении, а по дороге делать разные гидробиологические съемки. Начало маршрута было особенно интересное. Заказчик нас закинул на реку аж в Новогородчине. У единственного подъезда к воде. А дальше – десятками километров по берегам сплошные болота, да изредка — давно заброшенные, мертвые деревни. Ни дорог, ни тропинок. Так что подобрать нас обещали далеко, в устье Воложбы. На прощанье предупредили, что если в срок на точку не выйдем – то трупы они искать не будут, вертолет нанимать больно дорого. И мы двинулись в путь.
Много чего в пути этом интересного было, долго это рассказывать. На одном пороге мы перевернулись – и, конечно, потопили часть барахла. А также всю еду, кроме последнего шматка сала. А дорога-то, между прочим, еще дальняя лежала... Ну, кое-как нашли берег потверже, выгрузились, развели костер, сушимся. Ну и сало мокрое тоже положили на пенек, на солнце просушить.
Спустился я к лодкам – и слышу вдруг отчаянный, яростный мат. А приятель мой, надо сказать, человек выдержанный. Матом почти не ругался. Даже когда на пороге перевернулись, всего-то парой матюгов обошлось, да и то тихо. Другой бы тут целую матерную лекцию прочитал... Что ж там стряслось, думаю? Бегу назад на полянку, по болоту хлюпаю – и вижу такую картину. Над поляной летит ворона с нашим салом в лапах. Крыльями машет судорожно, как тот попугай из мультика, когда летать учился. Дергается, рыскает по курсу, то набирает высоту, то срывается. Тяжко ей такой кусман тащить, тянет он ее к земле, но и бросить не желает. А за ней по кочкам друг мой прыгает, орет, матерится и кулаками яростно машет. Обещает вороне извращенные наказания. Оно и понятно — другой-то еды у нас вовсе нет.
Через секунду по кочкам уже два клоуна скакало, матерщина удвоилась. И то один, то другой осклизнется, да в болотную жижу – бац! Вскочит – и снова вприпрыжку. А ворона-то, как перегруженный самолет, все высоту никак набрать не может. Вот уж и опушка кончается, впереди лес стеной... Но нет – рывок, резкий набор высоты, ворона, цепляясь салом за ветви деревьев, взмывает и исчезает за кронами...
В общем, когда мы до точки наконец добрались, в ту деревню как раз автолавка приехала. Мы из лодок на берег выскочили – и с ревом к ней. Деревенские молча расступились. Со страхом смотрели, как мы в батон вцепились и, рыча, рвали его, как Тузик грелку.
Один дедок протянул жалостно: эх, сынки, это ж как оголодать надо...

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100