Пионерлагерь, лето, 1977 год.
Я в младшей группе. Находимся в главном корпусе лагеря «Спутник» (название, для тех, кто себя вспомнит. ). Перед парадным входом в двухэтажном здании очень яркое освещение, не гаснущее всю ночь. А наши окна выходят как раз на крыльцо здания.
Ночь, часа два. Мы не спим, травим истории, страшные. Вдруг шевеление на улице. Потихоньку выглядываем на улицу, нас было пять или шесть мальчишек. Видим девченок со старшего отряда, человек шесть. Идут к нам смеются, и курят. Мы затаились. Вдруг они подходят прямо под наше окно, снимают все, штаны, и садятся на газоне «по маленькому» к нам спиной. И все это, при ярком свете уличного фонаря.
У нас приключился полный шок. Т. е. ни слова, ни шороха, смотрим и молчим. Столько голых жоп, я отродясь не видел. И вот тут наш хулиган Васька, ни у кого не спросясь, открывает окно, оно закрыто было без щеколды, и орет в окно: «Привет девченки».
Истории о детях
24 декабря 16
* * *
* * *
* * *
Прошлая пятница, предновогодняя распродажа. Пипец какой-то. Огромный торговый центр напоминал Вавилонскую башню. В тот самый злосчастный день, когда люди заколебались ее строить и бросились наперегонки разбирать обратно. Так и вижу, как они бешено шлепали сандалиями, скользя на поворотах, отчаянно галдели, сшибались плетеными корзинами и тачками, и пугали друг друга выражениями рож, чтобы успеть первыми сорвать со стен пузатые золотые иероглифы, выковырять камушки, смести кирпичные штабеля и утащить на кряжистых спинах кедровые балки.
Такие страдные часы в ТЦ являются прекрасной прелюдией к тихому семейному празднику. Светлая радость послать к черту все человечество. Любоваться, как молча плавятся свечи под никуда не бегущей пушистой елкой.
Вечером 16. 12. 2016 в столпотворении ТЦ стоял мальчик. Его мама внимательно выбирала косметику. Он тянул ее за рукав и ныл. «Мааам! Ну мааааам! ». Старался дозировать, выдерживал драматические паузы. Но все равно, даже за пару минут это порядком выносило мозг. А она подчеркнуто никак не реагировала. Похоже, предмет его хотелок был хорошо известен им обоим. Вряд ли туалет – это дело серьезное, сразу на выход. Иначе пц дальнейшему шоппингу. Значит, игрушку канючит, – догадался я. Все аргументы давно исчерпаны, осталось это «маааам! »
Ан нет. Малец вдруг сообразил, что стал шумовым фоном. И взорвал формат. Оказалось, что он клянчил вовсе не игрушку. Сказал коротко и решительно, почти басом: «Мама! Я вообще-то жрать хочу».
Сразу подействовало! Негромко сказал, а все обернулись. И она повернулась потрясенная. «Это что еще такое?! Жрать – плохое слово! Очень плохое! Да еще на людях! Ну как не совестно?! ! Надо говорить – «есть хочу». Или — «кушать». Спокойно и вежливо.
У него от возмущения аж глаза захлопали. В такие минуты к нам впервые приходит подлинное красноречие. И просыпаются настоящие мужики. «Мама! Есть я хотел — в обувном! Кушать — там, где сумки! А там где платья — я уже очень проголодался. И вот теперь я — ПРОСТО ЖРАТЬ ХОЧУ! »

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100