Недавно с другом потребляли "эксклюзивный отдых в гараже". До сих пор это лучший отдых из всех возможных. Компания подобралась пестрая, но дружная. Друг у меня с крестьянскими корнями, очень хозяйственный и основательный. Вот и своем гараже он оборудовал очень уютный уголок рядом с верстаком, на коем и разложено было очень художественно, что положено. Когда "первый голод был утолен", начались неспешные речи "за жизнь". Тут выяснилось, что один из гостей — пылкий уфолог. Он очень рьяно доказывал посещение Земли пришельцами в массовом порядке. Друг мой, откусив хороший кусок сала, презрительно махнул рукой: враки все это! Уфолог закипятился, но друг его остановил взмахом руки и разразился
ФИЛОСОФИЕЙ!
— Вы, уфологи, как пацаны о сиськах: никто реально не видел, но очень хочется, и все врут друг другу, что видели и даже лапали. Человек — существо практичное. Вон греки возле своих старых развалин каждый день несколько самосвалов мрамора вываливают и туристы это все на сувениры разбирают. Когда у американцев "Челенджер" взорвался, все в округе кусочки растаскивать стали, ЦРУ еле справилось. Чем ваши НЛО хуже? По твоим словам их немало грохнулось. А где сувенирчики? И снежные люди — фигня. Мерзлые мамонты — те есть. Сколько народу в свитерах из их шерсти по миру шастает! А из шерсти Йети хоть носок кто видел? То-то!
Уже было налито и народ задумчиво выпил без тоста, размышляя о тайнах мироздания. Молчал даже уфолог.
Пьяные истории
16 февраля 10
* * *
История эта, записанная со слов непосредственного участника, произошла в году этак девяносто первом. А может быть и не в первом, не суть. А суть в том, что группа третьекурсников биолого-почвенного факультета тогда еще ЛГУ выехала на белгородчину, на практику. Почему именно туда — врать не буду. Может у них там почвы удивительные и отличные от неизменного питерского болота. А может быть руководитель группы был знатным копателем и собирателем всяких там немецких котелков-автоматов, которыми богата белгородская земля, впитавшая в себя не одну дивизию СС. А кроме сувениров, земля та родит в неизмеряемых количествах сахарную свеклу-буряка, из которой местные бабки варят эликсир в котором, по слухам, ложка стоит, а постояв с минуту и вовсе растворяется на составляющие атомы. Не говоря уже о влиянии такого эликсира на человеческое сознание.
Группа была самая обыкновенная — были в ней и ботаники (и в прямом и переносном смысле), и лодыри, и был даже один негр. Помимо кофейного цвета кожи, ярко выраженных губ и волос мелким бесом, негр этот обладал фантастически шикарным именем: Габриэль Рабинович. Звали его Габи, в честь той гер@ини Светличной с которой Штирлиц танцевал, но не более.
История умалчивает каким образом отец Габи, корабельный врач Балтийского морского пароходства, сумел привезти из Кубы тропическую красавицу-жену, и сколько шила пришлось списать на капитана судна, особиста, и всяких таможенных чиновников, но кончилось все успешно, благодаря папашиной пробивной силе, которую, впрочем, в отличии от орлиного носа и кошмарного зрения, наш герой не унаследовал.
Когда в первый день группа стала лагерем на краю небольшого леска, первым делом, конечно, возникла проблема пополнения запасов горючего, кончившегося в поезде еще не доезжая Курска. Решили не дожидаясь вечера послать в близлежащую деревеньку группу захвата. Командиром группы был назначен известный приколист Витька Петров, который, именно прикола ради, взял с собой Габи, удивить местное население. На Габи даже в питерском метро иные политически неподкованные бабки показывали пальцем, а тут и тем более. Деревенька была небольшой, в одну улицу главную, и одну второстепенную. Как раз на углу, под красной тряпкой гарантирующей
Миру Труд в Мае, находился сельмаг. Он, конечно, был закрыт, но на крыльце, видимо в силу традиций, покуривал местный ценитель зеленого змия. Ценил он его, судя по всему, с раннего дошкольного возраста и вплоть до данного момента, а следовательно являлся особо ценным языком.
Завидев Витьку с Габи алкаш почему-то ничуть не удивился, и проявил неожиданную проницательность, дав показания не дожидаясь допроса. Вам, ребята, видимо к бабе Клаве — направо около колонки и третий дом слева.
Дом нашли без проблем, и Витька, мерзко хихикая, послал робкого Габи стучаться в дверь, а сам расположился сбоку, но так, чтобы увидеть реакцию бабы Клавы на представшего пред ней негра. Может со страху самогону нальет подешевле, а может и весь аппарат отдаст. Но дверь не открылась, а открылось окошко, а из окошка высунулась голова размером примерно с это самое окошко, бритая наголо, а цвета лилово-черного.
Оценив ситуацию, голова неожиданно предложила — ну, заходьте, заробитчанэ...
Тем вечером по следам пропавшей группы захвата вышла группа прикрытия.
После непродолжительного поиска группа подошла к дому, у крыльца которого лежал Витька со стаканом в руке, любовно глядя на звездное небо стеклянными глазами, в позе человека готового обнять всю вселенную. В дверном проеме, в трусах и майке, стоял младший научный сотрудник
Харьковского ВНИПИ Черметэнергоочистка Петро Омагумби, гостивший у тещи в деревне, и тихо напевал "Iхав козак за Дунай. " А придерживаясь для пущей стабильности за перила, с крыльца деловито мочился студент третьего курса славного биолого-почвенного факультета ленинградского государственного университета Габриэль Михайлович Рабинович.
* * *
Когда у нас родился ребенок — встал вопрос о покупке дачи. Ну негоже ему все лето в городе торчать. В итоге нашли хороший вариант в деревне и купили. Место хорошее. Лес, речка, участок большой. На нем дом, сарай с гаражом, баня, погреб...
Одна беда — с соседями не сдружились. Не то, чтобы вражда у нас — просто они нас игнорируют и мы их. Чужие люди. А я человек общительный, я страдаю от этого. А когда я страдаю — я пью.
А погреб достался хороший. Холодный и сухой. Мы туда теперь все нескоропортящиеся продукты складываем. И спиртное. Иду я как-то в тоске вселенской уже под утро за очередной бутылочкой водовки в погреб. На улице осень, не то роса, не то наледь какая. И туман. Красивый и плотный как сметана. Руку вытянешь — пальцев не видать. Взял бутылочку запотевшую в погребе, поднялся — кругом туман. Не видно ни зги... И тут на меня накатило. С тоски, с одиночества, спьяну просто, хрен знает с чего — заорал я во весь голос в туман, как в мультфильме Норштейна:
"Лошааадкааааа! "
И не успел я насладиться эхом в абсолютной тишине, как вдалеке искаженный эхом голос заорал: "Ежииииик! "
— Лошаааадкааа — заорал я и двинулся на звук с бутылкой в руке
— Ежиииик! — заорал голос уже ближе...
Я вышел за калитку и пошел по дороге. Через пару минут мы с "Лошадкой" встретились.
Проснулся я в чужом доме, заботливо уложенный в постель. Рано по-деревенски, утром меня похмелили, покормили и отвели домой.
Извинились за меня перед женой, которая только еще проснулась и все равно ничего не поняла. Зато через неделю все соседи нас признали как своих. Хорошие люди у нас в деревнях, душевные. С виду черствые, но только откройся, дай им импульс — и от стены непонимания не останется и следа.
* * *
Есть у меня товарищ один: два верхних образования, очочки носит, «Что? Где? Когда? » передача любимая, дома метров семь умных книжек, если в длину выложить, лоб чешет, кстати, а не затылок, когда думает. Ну, вы поняли, умный шопесец просто, но не выдает себя – работает сантехником.
Жизнь заставила в свое время, а сейчас менять уже что-то поздно. Да и сам на себя работает, так что не особо-то и жалуется.
Пусть и умный он шибко, но профессия отпечаток наложила – выпить любит.
Так что утром иногда вид имеет сантехника настоящего, а не «китайскую подделку», когда по трезвяку работает.
Так вот, приходит он как-то по вызову кран починить или течь какую неведомую устранить, подробностей не выспрашивал. В квартире мама с дочкой великовозрастной. По общению их понял, что обе связаны с наукой.
Дочка за столом на кухне с книжками готовится к докладу и советуется постоянно с маман. А маман, видно, из тех «недолюбленных». Все пытается дочку жизни учить, советы у нее и не советы, а нравоучения какие-то. А дочка все это терпит, только «Да, мама» и «Хорошо» отвечает.
И вот в какой-то момент маман выдает:
— Может тебе вообще от этого отказаться? Хочешь и себя и меня опозорить? Там же сам профессор Лиановский будет! Может наука – это не твое совсем?
Дочка молчит, но сквозь молчание это чувствуется, что не было бы человека в доме постороннего, то разревелась бы.
В этот момент поворачивается к ним сантехник. Рожа опухшая после вчерашнего, щетина недельная – на этот раз он был «настоящим» сантехником. И происходит у него с маман следующий диалог:
— Лиановский – это не Борис Михайлович?
— Он самый, а что?
— А вот по мне так человек, который не считает, что именно работа Паули помогла продвинуть теорию Гейзенберга, не то что уважения не заслуживает, а муд@ком-то назвать такого не оскорбительно! ... С вас тыща двести, кстати.
Провожали его молча.
А с соседом своим Борисом Михайловичем так же товарищ и выпивает по случаю. И так же спорят они каждый раз на свои научные темы.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100