ДЕТСКОЕ МОРОЖЕНОЕ
«Можно долго обманывать немногих, можно недолго обманывать многих, но нельзя бесконечно обманывать всех…»
(Авраам Линкольн)
В раннем детстве мы с братом не очень любили мороженое. Просто оно было не особо вкусным, даже детское, а уж о взрослом, так и говорить нечего. Гадость.
Родители приносили из магазина: для себя – взрослое и отдельно детское, для нас, в таких квадратных брикетиках с нарисованными утятами. Обычно оно было с изюмом. Не сказать, что совсем уж не вкусное, ну, беленькое, сладкое, приятное одним словом, но много не съешь. Иногда мы спрашивали маму с папой:
— А какое оно на вкус – это ваше взрослое мороженое?
Родители переглядывались, кривили лица и отвечали:
— Оно холоднющее, как ледышка и ужасно соленое. Ваше намного лучше. Ешьте давайте, не рассыпайте.
Однажды мы с братом все таки выпросили у них попробовать – это был ужас. Бедные взрослые и как они умудряются такое жевать и даже не морщиться? Ну и мороженое, сплошная соль, только и думаешь – куда бы выплюнуть.
Я высказал свежую идею:
— Мама, когда я вырасту, стану взрослым дядей, я все равно буду есть только детское мороженое с уточками на картинке. Кто мне что скажет? И вам с папой я буду покупать только сладкое – детское, а не ваше противное.
Мама улыбаясь отвечала:
— Конечно, сынок, но когда ты вырастешь, ты начнешь жить взрослой жизнью и наверняка тоже захочешь «наше» соленое мороженое.
— Никогда этого не будет!
Так продолжалось довольно долго, мне уже было лет пять, а брату около семи и вот однажды, в один прекрасный солнечный денек, мы сидели в нашем раскаленном, как сковородка горбатом запорожце и по обыкновению ждали родителей из магазина.
Примчался папа, быстро скинул несколько авосек с продуктами и побежал обратно к маме, которая стерегла очередь и заодно охраняла мешок картошки.
Сквозь сетку мы увидели «наше» и пару взрослых мороженых.
Съели по детскому и брат предложил: — «Давай ихнее попробуем»
Я кочевряжился, но все таки, зачем-то дал себя уговорить. Лизнул взрослое мороженое и в этот момент мир перевернулся и с грохотом упал «железный занавес»
Прощай проклятое детское мороженое.
Кто почувствовал вкус крови, того больше не заставишь есть травку…
Наши заботливые родители, чтобы, как можно дольше уберечь детишек от всякой ангины, придумали легенду про детское мороженое (его роль вяло играл творожок с изюмом), а сами лакомились обычным, даже по щепотке соли в кармане носили…
Прошло сорок лет, а у меня до сих пор со сладкими творожками сложные отношения…
2 октября 12
* * *
К историям о средствах от тараканов (26 и 29 сентября). Не знаю, как там американские средства, но лучше нашего Дихлофоса нет ничего.
История первая. В начале 90-х перешла работать после своей продвинутой оборонки на небольшой заводик, в конструкторское бюро, где трудилось нас аж 4 человека. Чертежи во основном ремонтные, много копий не надо, поэтому никаких копировальных машин: калька, синька (бумага такая светочувствительна), самодельный стол с откидной крышкой, стеклянной столешницей и мощной подсветкой из 6-ли люминесцентных ламп. Когда нужно размножить чертеж, его переводят на кальку, включают лампы, кладут лицом на стекло, сверху — кусок бумаги-синьки, закрывают крышку, выдерживают 4-5 минут, а потом проявляют в парах аммиака в специальном тубусе.
Когда копирование не производится (а это — основное время), стол используется как чайный.
И вот у нас в этом чайном столе развелись тараканы. А что — тепло, темно (большую часть времени), и кормят. Но когда у нас на синьке стали отпечатываться тараканы — поняли, что пора этих наглых рыжих морд травить. Купили дихлофос, и в пятницу перед уходом щедро обрызгали стол со всех сторон.
Утром нас встретила уборщица в обалделом состоянии. С ее слов:
— Захожу к вам в кабинет, смотрю — под столом вроде как платок или тряпка какая расстелена коричневая. Подошла ближе — а это тараканами так пол и засыпан сплошь.
История вторая. Рассказывала знакомая со слов своей подруги — матери гер@ини истории.
В начале 90-х наша деваха уехала в Америку. Уж как она туда попала — история умалчивает. Устроилась работать бэби-ситтером в семью польских эмигрантов 80-х годов. Зарплата не ахти, поэтому комнату удалось снять только в районе, населенном разными мексиканцами, пуэрториканцами и прочей шелупонью. Неряхи они те еще, поэтому по дому бродят тучи тараканов. А американские тараканы нашим скромным прусакам фору дадут — ого-го! Поэтому наша девочка первым делом побежала покупать средства от этой пакости. Накупила разных, начала борьбу, но эффекта — ноль. Говорит, запах от этих средств — ну вроде как наш дезодорант для туалета. И тут при очередном ежемесячном разговоре по телефону с мамой выясняется, что какой-то знакомый, работавший на торговом судне, в ближайшее время идет в Нью-Йорк. Девочка и попросила маму прислать ей коробку (12 шт) дихлофоса с этим моряком.
Через какое-то время состыковались они с этим знакомым уже в Нью-Йорке, передал он от мамы гостинцы, в том числе и дихлофос. Деваха от души облила свою комнату дихлофосом и радостная укатила на уик-энд со своим бой-френдом. По возвращению ее ожидали разъяренные соседи-латиносы и полицейский. Оказывается, соседи, учуяв вонь дихлофоса, решили, что русская устроила им теракт неизвестным отравляющим веществом. Ладно, до эвакуации не дошло, все же за жизнь и права латиносов полиция так не упирается бороться.
Когда девушка открыла свою комнату, соседи и копы увидели горы тараканьих трупов. В полицию ее все же забрали, вкатили штраф за применение неразрешенного в США хим. средства. Изъяли два уже пустых баллончика (об остальной упаковке она благоразумно умолчала), взяли расписку, что она более не будет применять неизвестные в Америке химикаты, и отпустили.
Могло быть и хуже, но бой-френд был законопослушным американцем, и он поручился за свою подругу. Однако, штраф она отбила довольно быстро, продав через непродолжительное за хорошие доллары несколько флаконов дихлофоса своим соседям, которых впечатлил результат русской химической атаки на американских тараканов.
* * *
В одну из московских платных клиник с месяц тому назад пришёл гордый сын гор, кавказец. Гордый-то гордый, но вот взгляд у него был побитый и какой-то испуганный. Девушка в регистратуре, скорчив дежурную улыбку, спросила у него:
— К какому врачу желаете попасть на приём?
— Слюшай, мнэ бы к анэсэтэзиологу, — почему-то шёпотом ответил кавказец.
— А почему шёпотом? — тоже понизила голос девушка.
— У мэня параблема. Доктару расскажу, нэ тэбе.
— Вообще-то анестезиолог не ведёт приёма пациентов, — засомневалась девушка. — Может быть, сначала к терапевту? У Вас сильные боли?
— Нэт, пока болэй нэт. Но скоро будут, очэнь сильные!
Через пять минут кавказец вошёл к терапевту. Полный сочувственного внимания и заботливого участия, какое бывает только в платных клиниках, врач спросил:
— На что жалуетесь?
— Мне очэнь стыдно, доктар! Очэнь мнэ стыдно. Я нэдостойный сын своего народа и своей матэри! Обэщайте, что никому никогда нэ расскажэте, зачэм я у вас был.
Терапевт кивнул и сложил руки в замок:
— Я давал клятву Гиппократа. Не расскажу.
— Харашо, доктар. Мнэ нужна местная анэстэзия рук, ног, живота и спины.
Срочно, пока оно аканчатэльно нэ засохло!
Кавказец стал лихорадочно раздеваться, и многое повидавший на своём веку терапевт увидал такое, что даже снял очки и принялся быстро-быстро их протирать.
Почти всё мохнатое тело кавказца было покрыто белыми восковыми полосками, предназначенными для эпиляции. Только на груди виднелся розовый безволосый квадратик.
— Доктар, я смог атадрать только одну полоску! Вот здэсь! — кавказец указал на грудь. — Это были такие боли, доктар, такие боли! Я думал, что пойду и зарэжусь!
— Госссподи, да зачем вы намазались этим воском? Неужели нельзя просто побриться?
— Нэт! У мэня свидание чэрэз два часа! А чтобы побрытся цэликом, мне нужно часа чэтыре! Так что дэлайте анэстэзию, доктар. Мне ещё нужно успэть за цвэтами!
Терапевт молча просидел минуту, тупо уставившись на пациента, потом вздрогнул, опомнился и пошёл за обезболивающим...
* * *
Трудно искать иголку в стоге сена, особенно если её там нет...
Случилась эта история с моим другом. Он живёт с женой и маленькой дочкой. В общем, как-то подарила мама ему рубашку, чтобы на работу ходил. Перед уходом, позавтракав, он аккуратно распаковал подарок, положив всякие картонки, бумажки и иголки, в которые рубашку заворачивают, на кровать. Померял, показал жене — и пошёл на работу. Ах, да, иголки он, разумеется, сразу же забрал и выбросил — ребёнок всё-таки в доме, опасно. Остальные бумажки и картонки так и остались на кровати — их выбрасывать оказалось элементарно влом.
Вернулся домой он после 23 часов. Девочка уже спала. Кровать была перевёрнута вверх дном, рядом сидела заплаканная жена. Увидев его, она первым делом пыталась доказать, что были, БЫЛИ, иголки на кровати. А теперь они пропали... И где же их найти? И что делать?!
Муж рассказал ей правду, но она сразу успокаиваться не хотела. Тот вечер он провёл без ужина.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100