Давно это было, в 99-м. В бескрайних степях Айовы мой американский приятель ударил по тормозам возле неприметного поворота и спросил:
«А хочешь увидеть ту самую ферму, с которой свиньи улетели? »
По тому, как он спросил, я понял, что речь идёт о главном событии в истории этой далёкой окраины, о котором должен знать каждый образованный человек. Поскольку я таковым прикидывался, пришлось понимающе кивнуть, ни хрена не понимая, и мы поехали.
Моё представление о свинофермах ограничивалось незабываемым детским знакомством с дощатым свинарником на шесть угрюмых рыл. Каждое рыло обслуживалось в единоличной клетушке отдельной большой человеческой семьёй, вооружённой вёдрами с объедками, в качестве подсобного хозяйства. Из-за этого свиней кормили в разное время, и пока одна жадно жрала, остальные буйно бесились и помирали от зависти, сбавляя в весе вероятно столько же, сколько она набирала. Ещё амбре помню, из-за которого для меня свинарник – до сих пор не пустой звук.
Я подозревал конечно, что на ферме всё иначе, и что фермер со своей семьёй легко управляется наверно с несколькими сотнями свиноголов, нещадно эксплуатируя безропотных батраков-мексиканцев. Действительность превзошла скромные границы моего воображения. В чистом поле распласталась белоснежная ромашка размером с большой стадион. В каждом её лепестке тянулось длинное стойло, а всего свиней там было десять тысяч. Эти лепестки мы обошли по внутреннему кругу, облачённые почти в космические одежды – вовсе не затем, чтобы не запачкаться, а наоборот чтобы самим не занести какую-нибудь заразу. Подсобных рабочих не было вовсе – после очередной компьютеризации не осталось места даже для жены фермера, она устроилась в райцентр на полставки библиотекаря. Да и сам фермер, тощий долговязый улыбчивый парень, незаметно было чтобы особенно парился – он полчаса гулял с нами и ещё час чаёвничал, на свиней не отвлекаясь. Я понял так, что он был смотрящий за роботами – на случай, если компьютер затупит и сам об этом доложит.
Из разговора выяснилось, что всё ещё забавнее – из-за огромных целевых кредитов свиноферма фактически принадлежала управляющему банку, проводившему все оперативные финансовые расчеты – это был настоящий свинарник при банке. Корма, напичканные рыбьей мукой, витаминами, гормонами, аппетайзерами и прочей химией, производились на отдельном, таком же безлюдном комбинате. Гормоны давали правильные — поросятам мужского пола женские и наоборот, чтобы в раздумьях над своим полом они быстрее жирели. Юных поросят привозили готовых, как из фабрики, раз в неделю, и загружали в первый лепесток ромашки. Это запускало великую миграцию всех остальных в последующие лепестки, каждый со спецкормёжкой именно для этого возраста. Отовсюду бил разнообразный душ, как на спа-процедурах, подозреваю что с попутным массажем. Запаха не было вообще — это были безупречно чистые свиньи.
Я ходил по этому кругу жизни внутри ромашки и видел, какие они разные – удивлённое младенчество, резвое детство, бунтарское отрочество, мечтательная юность, и наконец уверенный в себе, сытый, холёный взрослый возраст с заплывшими глазками – это означало, что хряку пора на убой.
Может, из-за этого визита, несмотря на теперешний сорокалетний возраст, я не тороплюсь больше становиться окончательно взрослым и не люблю фастфуда – пельмени моего детства из того свинарника были всё-таки вкуснее.
Я спросил фермера о его знаменитых летающих свиньях. Всё оказалось просто – несколько лет назад, увидев торнадо, он успел нырнуть в бункер и завинтить люк. Жена была в райцентре на работе. Немного погодя его резервный компьютерный пульт в бункере сообщил, что свиноферма вроде как исчезла. Выбравшись наружу, фермер увидел вокруг много пустого места и удаляющееся тёмное вихревое облако. После непродолжительного осмотра места катастрофы он сделал звонки жене, полиции, аварийной службе и банку со стереотипным сообщением – свиньи улетели. Для полиции он уточнил, в какую сторону они продолжают свой перелёт.
Честно говоря, я уже не помню, все ли свиньи тогда улетели, вряд ли конечно. Но речь шла по крайней мере о нескольких сотнях – они выпадали потом повсюду в окрестностях. Самые здоровые хряки пострадали мало – рано вываливались из вихря, полагаю что с большим головокружением. Там чернозём сплошной, после дождя хлябь несусветная. Приступая к полёту, хряки немедленно окутывались густой липкой грязью, и последующие удары мусором из той фигни, из которой состоят американские постройки, им были как слону дробина, если крепко зажмуриться. Похоже, в полёте они группировались и выпадали с небес на мягкий чернозём, как будто всю жизнь этим занимались – многие обошлись без переломов. А фермеру запомнился момент, как он стоял в обнимку с примчавшейся женой среди развалин под вой приближающихся сирен, а вокруг них, выбираясь из-под обломков и возвращаясь с далёких полей, собирались потрясённые цивилизованные американские свиньи. «Наверно, они хотят кушать и под душ» — сказала его жена и заплакала...
16 февраля 11
* * *
«НЕ ЗАБУДУ МАТЬ РОДНУЮ»
Есть люди, вокруг которых ничего не происходит, их большинство, они живут в зеленой тине вдали от водопадов и водоворотов, тупо пережидая свою жизнь.
Но есть люди, с которыми постоянно что-то случается. Противно даже. Я из этих. Нас тоже не мало.
Однако существуют такие штучные судьбоносные персонажи, в сравнении с которыми приключений у меня не больше, чем у мумии в личной жизни... Вокруг этих последних все время что-то заворачивается, одна случайность цепляется за другую, образуя затейливые узоры. Вся жизнь этих редких людей целиком похожа на высосанный из пальца неправдоподобный боевичок...
Итак — маленький рассказ о таком человеке.
Сразу оговорюсь, что самого интересного из его жизни я вам не выдам (потому что он очень любит свободу и хорошее питание, а я жизнь... ), но одну будничную его историю расскажу.
Все началось с того, что пару лет назад меня нашел в «одноклассниках» — кто бы вы думали? Одноклассник!
Мы с ним учились до пятого класса и не виделись вот уже тридцать лет.
Пишет, что тоже перебрался в Москву, живет за городом. Хочет меня увидеть, ну и мне было безумно приятно лицезреть родную рожу из далекого львовского детства. Начали сговариваться, как бы нам скорее встретиться в реале.
Дело происходило на даче, в дом вернулась жена, оторвавшись от бадминтона:
— Ты чего торчишь в комнате, неужели нужно было ехать на дачу, чтобы и тут сидеть в Интернете? Пойдем в бадминтон играть.
— Ща пойдем. Смотри какой мордатый одноклассник меня нашел. Правда клевый?
Жена глянула и выпалила:
— Какой же это одноклассник, это ж Валера!
— Опа! Ну-ка поподробней с этого места... Валера-то он Валера, но откуда ты его знаешь, если даже я видел его 30 лет назад во Львове... ?
Оказалось, что на соседнем участке четыре года назад построился какой-то мужик. Он знал мою жену, сына, иногда подвозил тещу до магазина и заходил к нам в беседку попить чай и поболтать с тестем.
Но так случилось, что мы с ним нос к носу так ни разу и не встретились... Видел пару раз со спины, и все...
У меня в зобу дыханье сперло, не мог поверить в происходящее. Мне показалось, что я стал героем скрытой камеры...
Неспешной походкой, оглядываясь подхожу к его огромному дому, звоню в дверь.
Открывает Валера – абсолютно тот же львовский мальчик, только весом полтора центнера... я глядя на его радостно-удивленное лицо, понял, что в «скрытой камере» нас уже двое... Но поскольку Валерка человек-фейерверк, удивлялся он недолго, дал отчет за тридцать прожитых лет и я понял, что этот небывалый случай — для него просто приятная закономерность.
По всему миру у Валеры разнообразный бизнес и куча домов в дальних странах. Как не пОшло это звучит, но он гражданин мира, хотя гражданств у него всего три...
Но это все только предисловие, а вот лишь небольшое приключение из его «калейдоскопной» жизни.
Занесло как-то моего Валеру по делам в Канны. Ходит он важный, в смокинге как Джеймс Бонд с бокальчиком, вокруг бурлит светский фуршет на террасе у воды. Теплый вечерний ветерок, красота. Вдруг по краю террасы пробегает шустрый шестилетний китайчонок, а какая-то тетенька стала поднимать упавший на пол мобильник. Мальчик с разбегу налетает на неожиданно возникшее препятствие в виде женской попы... и как бильярдный шар уходит в темные воды Средиземного моря.
Все орут, зовут охрану, но Джеймс Бонд вокруг только один – Валера, остальные просто смокинги напялили...
«Бонд», хоть и весит 150 кг, но очень спортивный и плавает как морж. Нырнул, поймал и выбросил китайчонка на сушу.
Вдруг набежала куча самураев, они упали на колени, стали кланяться и оказалось, что мокрый китайчонок — совсем не китайчонок, а мокрый племянник Императора Японии и набежавшие самураи – это няньки пацаненка.
Няньки бились в благодарных земных поклонах, находясь между харакири и прощением...
Валера ответил: «Говно вопрос, господа, обращайтесь если что... » и удалился с восхитительной красоткой. (Кстати, вокруг него всегда крутятся восхитительные красотки, и я готов поклясться, что любят они Валеру не за деньги...) На утро возле номера Валеру-Бонда караулили самураи. Они с поклонами вручили письмо с иероглифами, завернутое в пергамент, и с поклонами же удалились.
Через полгода мой друг при случае показал это письмо знающему человеку, тот прочитал и аж поперхнулся:
— Ты с ума сошел! Это же личное приглашение брата императора!
Бросай все дела и поезжай, не пожалеешь.
Встретили Валеру в Японии как Гагарина: тут и поездки по стране и старинные самурайские мечи в подарок и много других непечатных радостей жизни...
И вот брат императора на прощанье, в знак нерушимой дружбы и в честь чудесного спасения сына, предложил дорогому гостю сделать татуировку на руке.
Отказать вроде бы неудобно, хоть раньше и не было ни одной, но почему не наколоть, все же это не какая-то «не забуду мать родную», а память об императорской семье.
А... , была не была, согласился.
Засунул руку за специальную ширму, его с утра до вечера развлекали танцами, массажем и саке.
Время шло, но процесс чего-то затягивался. Было не больно, но очень долго. Заснул.
Проснулся и глазам не поверил: От запястья и аж до ключицы не было ни одного свободного места, вся рука превратилась в гравюру: тут и осьминог и карпы и бушующее море... красотища.
Айвазовский больше не нужен...
Делать нечего, пришлось с этим жить. Одни знакомые шугаются, для других — это бесплатный поход в картинную галерею, мне, например, очень нравится и сам Валерка привык. Только в футболке не всюду походишь...
Зато японцы смотрят на него как на высшее существо и кланяются в след, видимо среди карпов и осьминогов в татуировке зашифрован некий тайный смысл, который дает понять, что Валера не кто-нибудь, а личный друг брата императора Японии.
* * *
Разговорил я наконец знакомого, бывшего спецназовца, получившего в 90-х медаль за спасение девочки-заложницы. Пишу как слышал, убрав только виртуозные маты – их я во всём великолепии воспроизвести всё равно не сумею, а от него самого письменной истории вы фиг дождётесь.
«Я его решил на психологию взять – понял, что довели мужика, сейчас грохнет девочку, и что ему самому всё это нафиг не нужно – просто обидно было уходить одному на тот свет, когда другие попрятались. Я вошёл спокойно, расстегнул бушлат, рванул на груди тельняшку, показал на сердце и сказал – пали сюда, это тебе вместо девочки, лады? Он охренел, сказал «лады», а раз уж сказал, за девочку можно было больше не париться – мужик за базар привык отвечать. Ну, он и начал палить куда сказано.
Под тельняшкой у меня была майка телесного цвета, под ней бронежилет кевларовый, но в сумерках кто там разберёт – на это и был расчёт.
Главное, даже притворяться не пришлось, что больно, и что пулями назад отшвыривает – действительно больно охренеть, и правда отшвыривает. Успел разрядить почти всю обойму. Иду на него типа из последних сил, падаю почти ему навстречу, а у самого в голове одна мысль – лишь бы не в голову. Лобярник у меня конечно толстый, иначе не пошёл бы на эту службу, но кевлара под ним нету. Обошлось – я на него рухнул типа замертво, ну и вырубил лбом в лоб, только неудачно пришлось – сам чуть не отрубился. Когда его выводили, смешно стало – у обоих на лбах офигенные шишки. Я его спросил:
– Чего контрольный в голову не сделал?
А он отвечает:
– Да больно уж красиво ты шёл, подыграть захотелось!
Значит, психологический приём сработал…
* * *
Cдавал я как-то кандидатский минимум. Я врач, по специальности, предположим, ЛОР. Но кандидатскую пришлось писать (по сугубо тактическим соображениям) по 2-м специальностям, причем первой, откуда ни возьмись, оказалась гигиена.
Соответственно, защищался я в гигиеническом НИИ, и сдавать мне кандидатский минимум надо было совсем не по клинической дисциплине, которую я все-таки знал, а по довольно абстрактной для меня гигиене.
Поехал я в сей гигиенический НИИ, аж за 200 верст, узнать, когда у них там назначены даты экзаменов по гигиене, а также получить список вопросов для подготовки.
Приезжаю, а мне и говорят:
— Да вот сегодня у нас как раз экзамен, приехал сдавать главный врач областной санэпидстанции из Ростова-на Дону, комиссия сегодня собирается в 2 часа дня (а времени 10 утра), сходи в библиотеку, почитай, да и сдавай. А то потом ради тебя одного комиссия вряд ли соберется в ближайшие 2 месяца.
Что делать? Попытка не пытка. Пошел изучать в библиотеку по нескольким учебникам гигиену (а там и общая гигиена, и промышленная, и питания, и детей и подростков, и населенных мест... ).
Чего-то в голове все же отложилось за три часа.
Иду на экзамен, ростовский главный врач уже экзамен сдал, по этому поводу угостил высокую комиссию пивом и ростовскими раками, так что меня уже встречают в добродушном настроении.
— Ну, рассказывай, — вальяжно говорит мне главный академик от гигиены.
Я ему несу чушь, частично почерпнутую из проглоченных за три часа пяти учебников, частично придуманную самим только что.
Академик хмурится, т. к. видимо количество произнесенных мною гигиенических глупостей начинает зашкаливать. Но звание академика обязывает к определенной прозорливости, поэтому он решает у меня уточнить:
— А ты вообще по основной специальности кто?
— ЛОР я!
Всеобщий вздох облегчения:
— Ах, ЛОР! Все, свободен! Оценка "отлично"! А то мы думали, ты санитарным врачом где-то работаешь... А если ЛОР, то какие тут вопросы... Для ЛОРа это просто прекрасно...

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100