Не знаю, байка это или правда, но рассказчик зуб на рельсы клал, что это правда.
Большинство вызовов на "скорую" бывают "ни о чем". То кого-то перевезти из одной больницы в другую, то одинокой бабушке поговорить не с кем. История как раз о такой бабушке. Ночь. Ближе к утру. Вызов. Бабке плохо. Раз уже 5-ый за эту ночь. Едет сонный фельдшер. Приезжает. "Что случилось, бабушка?" "Да вот, сынок, что-то плохо мне, бла-бла-бла..." И начинается долгий рассказ про свою болезнь со всеми подробностями, начиная с царя Гороха и до наших дней. Фельдшер сидит, слушает, дремлет. Меряет давление, щупает пульс — все нормально. Он пытается объяснить бабке, что у нее просто бессонница, но бабка не сдается, начинает охать и ахать, как ей плохо. Тогда фельдшер решает воткнуть бабке укол с каким-то витамином или дист. водой, чтобы только отвязалась. Бабка довольная снимает штаны. Фельдшер поднимает глаза на ее внушительный зад и чуть не падает со стула. Там на весь зад красуется надпись, написанная зеленкой: "Бабка все врет!!!"
Лучшие анекдоты из жизни
23 мая 05
* * *
На днях увидел рекламу про автомобили "Субару" по телевизору, и она мне одну историю из жизни напомнила.
Я тогда в Вашингтоне жил, сам работал в Мэриленде, а жена — в Джорджтауне. Джорджтаун – это эдакий вашингтонский Арбат с окрестностями – район крайне благородный и фешенебельный. Фиг только где место для парковки там в будний день найдешь. И как-то мне нужно было к жене на работу заехать. Повезло, чуть ли не напротив ее здания свободное место на паркометре обнаружилось. Я туда, конечно сразу – нырк. Но вот, засада, мелочи с собой нет. Глазами покрутил, вроде супостатов-штрафователей не наблюдается. Бумажки наличностью в кошельке болтались, а прямо через дорогу – передвижной ларек с сосиками. Ну я туда:
— Друг! — говорю черному парнишке-продавцу явно эфиопского происхождения, — Разменяй, а, мне паркометр накормить надо!
Разменял три доллара без вопросов, и бегом обратно.
Да только хрен там, не успел. Обратно через дорогу перебежал, а у моей "Корсики" уже пепелац пристроился, и детина поперек себя шире, штраф выписывает.
Я ему сразу:
— Дяденька, не надо штрафа, а! Я тока сейчас припарковался, вот, денюжку разменивать через дорогу бегал!
Какой там. Это двухцентнеровое афро-американское чудо не то что отвечать мне не стало, оно не стало даже на меня смотреть. Оно посмотрело сквозь меня, и продолжило выписывать штраф.
Да, не больно-то я расстроился, ну – штраф и штраф. Вот только с монетками что делать, в кармане их теперь таскать, что ли? Огляделся по сторонам, смотрю, машин за пять еще одна стоит с красным флажком на паркометре. Ну, я и вприпрыжку к ней. К этому времени, гроза парковок уже закончил колдовать над моей машиной, упихал штрафной квиток мне под дворник, залез в свой трехколесный пепелац (как не раздавил его только? ) и поплюхал к этой следующей жертве. Только я раньше него успел добежать, и, этот чужой паркометр четвертаками накормил. Тут-то меня штрафодав наконец соизволил заметить. Ну, это мягко сказано, что заметил, на самом деле. Он от такой моей наглости остолбенел даже. Меня оглядел, рот раззявил и спросил (ребят, его суровый черно... ну, сами знаете какой, сленг я на русском не передам, конечно, но звучало это примерно так):
— Ты чо мужик, это чо, твоя тачка шоли?
— Дяденька, нет, не моя! – и улыбаюсь ему в ответ как дурак, а сам по сторонам оглядываюсь.
Точно, метрах в пятнадцати еще одна ненакормленная машинеха стоит. Ну, я и бегом к ней. И опять раньше успел, чем этот злыдень. Когда он подкатил, я как раз три монетки запихал, и, не дав мужику рот открыть, побежал к следующей потенциальной жертве. И ей монеток в паркометр накидал, а сам улыбаюсь до ушей. Ребят, видели б вы рожу штрафодава в этот момент. Не, если б не в Джорджтауне дело было, и не светлым днем, я б точно перепугался, а так-то чего? Стою, улыбаюсь, жду чего скажет.
Услышал в свой адрес примерно следующее:
— Ты, сэр, ты какого себе, мужик, ваще, ты чо, — я тут на работе, сэр, ты кто такой ваще, ты чо мне мешаешь, казел?
Капитально братьку мозги переклинило.
— Я, дяденька, гуляю здесь, — говорю, — И вам помогаю работать, монетки вот в паркометры кидаю, чтоб вы не перетрудились.
Мужик со своего трехколесного пепелаца слез, и очень сурово мне приказал:
— Стой здесь, — говорит, и давай сам по шипелке-радиостанции бубнить. Начальству, не иначе.
Я стою, конечно, мне ж интересно. В это время у штрафодава по его шипелке происходит примерно следующий диалог (извиняюсь, ответов почти не слышал):
— Джордан, у меня ситуация. Мне какой-то джентльмен мешает работать, он кидает монетки во все неоплаченные паркометры...
— Бэвэвэвэ! Шшшшшш! Он кто шшш такой? бывэвэвэ... шшшш...
— Я выписал ему штраф за просроченную парковку...
— Шшшшш. . Номер его машины... шшшш... . Бэвэвэвэвэ... . шшшш...
— Такой-то такой-то, что делать дальше?
— Шшшш... испу... нах@й... . шшшш, права бэвевеве...
Штафодав поворачивается ко мне:
— Ваши права, сэр!
— Какие права, дяденька, я ж не за рулем сейчас, а вам зачем?
— Я должен составить рапорт, вы мешаете мне работать сэр. Ваше имя!
— Вова, — говорю, — меня зовут Вова, а прав я вам не дам, — может, вы их украдете у меня. Вы ж не полицейский.
— Я вызову сейчас полицию!
— Дяденька, вызывайте, конечно, скучно же а то...
Не знаю, сколько бы у нас этот дурацкий разговор продолжался, но тут девчонка запыхавшаяся прибежала, прямо к нам, точнее к своей машине. В ситуации она сразу не разобралась, поэтому кинулась с просьбами к этому, к крупному:
— Ой, простите, пожалуйста, я уже уезжаю, всего на минутку задержалась, не выписывайте штраф, пожалуйста, я сейчас монеток накидаю...
А девчушка прикольная была, — маленькая, черноволосая, хохотушка явно, и вообще, егоза. Она пока с этим начальником паркометров говорила, все время подпрыгивала с ножки на ножку, явно ей по жизни все неврепеж. Егоза ж, чего с нее взять?
Тут я вмешался:
— Вова, — говорю ей, — Зовут меня так, в смысле. Вы насчет машины вашей не переживайте, я уже вам монеток накидал. Говорите, у вас самой тоже монетки есть? Держите вот еще, — и в ладошку ей остаток своих четвертаков всучиваю, — видите, там еще неоплаченные паркометры стоят? Накидайте в них монеток, пожалуйста, а то мне пора, а дяденьке все меньше работы будет.
Девчонка сразу все просекла, заржала, штрафодаву козу показала, и помчалась к следующей машине, паркометр кормить. Ну, и я тоже ушел, мне ж к жене нужно было...
Так вот, о рекламе. Рекламка, которую я недавно увидел, буквально о том же была. Там Субару-Импрезу расхваливали, в том смысле, что тот, кто любит "Импрезу", тот любит всех, кто ездит на таких же. А суть сюжета простецкая – парень на глазах у штрафодавки кормит паркометр, и как потом выясняется, не у своей машины. Сам же садится в свою "Импрезу", стоящую рядышком, и укатывает. Накормленная чужая машина, разумеется, тоже Импреза. Штрафодавка, правда, не очень из себя выходит по сценарию, только плечом подергивает, и рожу корчит.
Мне что интересно, эти Субару-рекламщики сами все из пальца высосали, или это мое мелкое хулиганство американским фольклором стало?
* * *
* * *
Эту историю рассказал один старый прапорщик, с которым мне довелось служить. Дело было на Украине в середине 70-х. Танковый полк дислоцировался неподалеку от небольшой деревушки и это ничуть не раздражало местных жителей. Более того, даже танкодром не беспокоил, пока не случилась эта история.
Однажды, во время отработки ночного вождения колона из 18 танков шла по маршруту. Ночь, светомаскировка полная, только красные габариты впереди идущей боевой машины дают следующему механнику-водителю хоть какое-то понятие о дистанции и направлении. Ситуация имитирует скрытный ночной марш танковой колонны. И вот в этой самой ситуации рулевой девятого по счету танка заснул...
А что, скорость постоянная, вид из люка и так не ахти какой, а тут еще и темно, как в нем самом, в смысле, в танке. Короче задремал боец и проехал прямо там, где более ответственные товарищи повернули направо. А прямо была деревенька...
Танк с раздолбаем танкистом разнес в дребезги мирную украинскую хату и проследовал дальше перепахивая гусеницами огород. Хозяева — дедка с бабкой давно привыкли спать на печке в любое время года, это их и спасло от лютой и преждевременной смерти. Но представьте их состояние, когда в грохоте, рушившихся стен и лязге гусениц мимо печки прошел танк. А следом за ним еще десять таких же махин с небольшим и равным интервалом. "Мы уж думали война началась" — говорили потом старики.
Закончилось все благополучно. Потерпевшим военные отстроили новый дом, причем никакой-нибудь, а финский, самый настоящий. Как раз такой дом мечтал построить себе командир злополучного танкового полка, поэтому все необходимые стройматериалы уже были в наличии. А огород не только восстановили, но и до осени "окучивали" все те, кто так неосторожно побывал в гостях у стариков той ночью.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100