В пятом классе до меня постоянно дотыкивался один мальчик. Вечно говорил гадости и мерзкие шутки. Учительнице было всё равно, а я из-за своей дурацкой скромности и зажатости ничего не могла даже ответить, просто молчала и не показывала никаких эмоций. Всё это время мой внутренний голос кричал о том, какая же я размазня и терпила, если разрешаю с собой так обращаться. Это меня расстраивало ещё больше.
Однажды на уроке ИЗО этот одноклассник снова начал шутить, я не реагировала, хоть внутренний голос и говорил мне, что я тряпка. Всё произошло, когда одноклассник вылил грязную воду на мой рисунок. В глазах у меня потемнело, стало тяжело дышать. Что происходило дальше, знаю лишь со слов учительницы.
Я будто озверела, схватила со стола кружку, повалила того мальчика и начала избивать его этой кружкой, била по лицу и по голове. Меня еле оттащили. Я называла учительницу шлюхой и приказывала меня отпустить, тому мальчику я кричала о том, что сожгу его заживо.
Через десять минут я пришла в себя. О том, что произошло, я не помнила ничего.
С тех пор в школе на меня боялись даже смотреть. За содеянное я должна была ходить к школьному психологу, но её я особо не интересовала, поэтому на приёмах я просто делала уроки, пока психолог сидела в интернете.
Больше таких сильных приступов агрессии у меня, вроде бы, не наблюдалось, но возможно, что я об этом просто не знаю.
А мой внутренний голос с тех пор начал меня уважать.
Душевные истории
18 2018
* * *
* * *
Я вырос в семье религиозных фанатиков. В детстве мать была уверена, что во мне сидит бес, и возила по лаврами на отчитки: я помню тесные душные помещения, визжащих истеричных тёток, священника с безумными глазами, толпу сумасшедших; я орал от ужаса, а маму это убеждало в том, что это из меня бес кричит, и что она всё правильно делает. Сложно представить, сколько людей, нуждающихся в неотложной психиатрической помощи, таскается по этим лаврам, и какие деньги стригут с них эти "старцы".
Как меня держали на хлебе и воде, как заставляли до одури молиться, как меня травил весь класс за то, что мать [бах]нутая, а отцу было пофигу; как меня били, а мать закатывала глаза и вещала о том, что я мученик за Христа и надо подставлять другую щеку. Как мать избивала меня, когда я осмеливался противоречить, как собиралась отдать в монастырь. Я сбежал в шестнадцать лет из этого дурдома и понятия не имею, что там сейчас творится. Ненавижу религию, ненавижу весь этот ужас, хорошо знаю этот мир и ненавижу всей душой кромешное мракобесие XXI века.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100