Пошли мы в июле с приятелем на небольшой прудик карпов половить. На весь день пошли с припасами.
Закинули снасти, сидим рыбачим. Порыбачим, закусим, порыбачим, закусим, покурим. Погода была хорошая, солнечно и не жарко особо и такая у нас хорошая беседа завязалась под рыбалку, что кажется, вот тут бы и жил всю жизнь. За спиной у нас находился небольшой кустарник, и приятель решил осмотреть, что там, за этим кустарником происходит. Осмотреться он решил серьезно, салфеток бумажных целую пачку взял. А я сижу, на птичек, мимо пролетающих любуюсь, мысленно разговор продолжаю. Ибо разговор уж очень приятный был – о бабах. Об абстрактных бабах всегда и говорить, и думать приятно. И вдруг ловлю себя на мысли, что напеваю достаточно грустный романс «Динь-динь-динь, динь-динь-динь, колокольчик звенит…»
Стоп! Колокольчик звенит! Звенит колокольчик! Со всей пьяной прыти подсекаю спиннинговое удилище, в донку переквалифицированное, и вижу как над моей головой, по кругу, радиусом много-много метров, где-то в поднебесье пролетает рыба. Помахав плавниками чайкам и дроздам, она пошла на снижение у меня за спиной. За вышеуказанными кустами было небольшое болотце, на противоположенном берегу которого находились заросли ивы. Вот в эти-то ивы грузило и, что там еще после полета осталось, и угодило. Крючков было много и все они (или большая часть) зацепились за ветки. А мне хорошо так, спокойно и лениво. «Ладно – думаю – леска крепкая, так попробую выдрать». И не сходя с места, начинаю оборот за оборотом леску на катушку наматывать. Вот она идет все сложнее, а ветви уже и не шеб@ршат, а все изгибаются и уже пытаются удилище у меня вытянуть. Ну, я всем телом за удилище как дернул. Крючки освободились, дерево разогнулось, а я благополучно хлопнулся в прибрежную грязь. И, что странно, в унисон с моим криком «Мать!» раздался такой же крик из кустов, только громче и протяжней.
Приподымаюсь, смотрю около кустов, друг мой с невидимым противником дерется. Отмахивается руками и ногами, а глаза большие – большие и бешеные – бешеные. Я встал, подошел. Он успокоился, а дыхание у него сбитое, весь возбужден, руки-ноги в леске, а на боку, вцепившись парой крючков в футболку, висит карпик, сантиметров 30-35 в длину.
Я так долго соображал, когда рыбка клюнула, что карп успел крючок с манкой как говорится «до ж@пы» проглотить и не сорвался, а когда я леску сдернул груз с карпом полетели почти по прямой, на которой оказался возвращающийся приятель.
А теперь его впечатления:
— Иду, тишина, красота! Вдруг, кто-то через деревья ломится, пулей от туда выскакивает, налетает на меня и когтями вцепляется! Хорошо что хоть «от туда» шел, а не «туда», совсем оконфузиться мог бы!
Истории на отдыхе
15 октября 09
* * *
Вообще-то я не рыбак, но иногда рыбачить в далеком детстве доводилось.
Был у нас на речке «Красная» небольшой такой котлованчик — излюбленное место симы и кижуча. Да только бережок, под которым они отдыхать любили, больно обрывист был. Я и так пробовал, и этак, но не дотянуться петлей до рыбин, чтобы заарканить. Но азарт есть азарт. Я с пологого берега зашел, тянусь, а тоже не дотягиваюсь, но медленно так погружаюсь. Уже и сапоги-болотники полные. Уже и вода по пояс. Вдруг чувствую, что на берегу напротив какое-то движение. Первая мысль, конечно, — рыбнадзор, это, наверно, потому, что я в тот момент браконьером был.
Я моментально аккуратненько петлю на воду положил и типа не при делах.
По максимуму изобразил, что я водные процедуры тут принимаю. Даже немножко присел — для натурализма. С блаженной улыбкой поднимаю глаза и охреневаю. Потому как на обрывистом берегу стоит здоровенный медведь и смотрит на меня не очень благожелательно, без улыбки. То ли я место его рыбацкое подзанял, то ли вообще он браконьеров на дух не переносил…
Короче, мне разбираться-то особо и некогда было. Как я с места стартанул
— в подробности вдаваться не буду, да и не помню, если честно. Помню только, что мелькало все, и пер я в правильном направлении — в сторону противоположенную косалапому.
Вскоре выскочил на дорогу, там отдышался и побрел уже вяленько, на исходе сил. Десяти шагов не сделал, а навстречу двое – на мопеде.
Притормозили около меня: " А ты че, спрашивают, без сапог? ". Я присмотрелся, точно, твою ж медь, а сапог-то нету. Может, я из них еще в котловане выпрыгнул, может по ходу где слетели, но на ногах одни носки, да и те, как на грех, рваные. Объяснил ситуацию, говорю:
— Медведь там здоровенный, на котлован не суйтесь. Уж больно он не в настроении сегодня, видать, не с той лапы встал.
Они поулыбались и поехали дальше.
Метров триста прошел, обворачиваюсь, смотрю несутся уже обратно. Если бы не я, так бы и не остановились. Но притормозили, отдышались и не улыбаются что-то уже. Лица бледно-напряженные. Я спрашиваю:
— Мужики, а вам там сапоги мои не попадались случайно? Они друг на друга посмотрели:
— Е-мое, какие там сапоги, мы ведь и про мопед забыли!
* * *
Мои друзья увлекались скалолазанием. Поехали на скалы. Ползают, вверх, вниз, все отлично. Ребята кайфуют. Неудача: один сорвался; хорошо, что народ разумный, правильно оценили свое мастерство, страховка была.
Парень пролетел всего пару метров, и тут неудача вторая: ударился физиономией о выступ скалы и вполне профессионально удалил себе 2 верхних передних зуба(с мамой-стоматологом такое можно себе позволить).
Восхождения на этот день были закончены, все отправились в лагерь дезинфецировать рану и обмывать потерю. Через недолгое время к уже веселой компании подходит мужичок и удивленно говорит:
— Представляете, сейчас залез на скалу, где до меня никто не бывал, и что я там обнаружил?
Протягивает руку, на ладони лежат 2 утраченные жевательные принадлежности. Потерявший широко улыбается и отвечает:
— Это мои.
Мужик видит дырку и вместе с найденными зубами куда-то исчезает.
* * *
Зимой 86-87 гг я работал в каком-то строительном ПМК города-героя Ленинграда и жил в общежитии на Партизана Германа. Как-то там решили провести шахматный турнир местного значения и я от нечего делать туда подал заявку на участие. В шахматы я был не силен, 2 из 3 игр я всегда проигрывал своим соседям по комнате...
Наконец настал день турнира, меня посадили играть с моим первым противником. Я избрал испытанную годами схему борьбы, е2-е4, а там будь что будет. Старался больше фигур у противника съесть, охотно жертвуя своими. Он попался на уловку и через какое-то время ему уже нечем было играть. У меня осталось на одну фигуру больше и противник сдался...
Следующий противник не имел возможности изучить мой стиль игры, так как в это время он играл с кем-то другим. Его неведение об особенностях моей игры ему дорого обошлось, он проиграл...
В финале я играл с одним корейцем, который очень хорошо играл в шахматы, равных ему говорят в этом деле не было. Когда мы с ним сели за шахматный стол, он уже готов был встретиться с сильным противником, раз я обыграл стольких людей, поэтому был осторожен... Но когда я начал подставлять свои фигуры, безжалостно съедая в ответ его, то он не выдержал и наш матч опять скатился к чему-то похожему на шашки. Молниеносно мы очистили доску от фигур и у нас осталось минимальное количество фигур у каждого.
У меня на одну больше... Как хороший шахматист он просчитал свои шансы и сдался... Таким образом я стал чемпионом, о чем было вывешено объявление. Мои соседи, читая его не могли удержаться от смеха, так как знали, что я не очень хорошо играю.
Я же перестал с ними играть, негоже чемпиону проигрывать кому-попало...

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100