Эту смешную, почти рязановскую историю мне поведала бывшая сослуживица. Зина была худенькой, небольшого роста. Правда, имела один недостаток — сильно косила глазами. Но, несмотря на это, отхватила красивого мужа. Подрастал у них сын — третьеклассник Руслан. Зина и ее муж Александр работали посменно, выходные дни могли быть и в будни, и в праздники. И вот как-то в выходной день, пришедшийся на середину недели, случилась эта история.
Проснулась Зина пораньше: нужно было отправлять Русланчика в школу. Пока Зина хлопотала на кухне, готовя завтрак, Саша еще досматривал сны. Зина забежала на минутку в спальню: «Саша, сходи за хлебом в магазин. Руслан доел последний, и для нас уже нет». Зина продолжала хлопотать по кухне, слышала, как собирает свой ранец сын, а затем хлопнула входная дверь. Значит, Руслан ушел в школу. Зина опять наведалась в спальню — муж не сделал попытки подняться.
— Саш, ну правда, вставай. Скоро завтрак будет, а хлеба нет.
Жена минут 20 провела в кухонных хлопотах, а затем решительно направилась в опочивальню. Муж по-прежнему лежал на кровати. Теперь, правда, одетый. Видимо оделся, но воли сходить в магазин, явно не хватило. И он брыкнулся одетым, животом на постель. Зина присела возле мужа и начала тормошить любимого:
— Сашка, ну вставай. Уже завтракать пора. Сходи, наконец, в магазин. Что ты молчишь?
— М… м… м… мда…
— Ну что ты мычишь? Нам еще столько сделать надо. Ты вчера обещал краник починить, да и дверца на буфете еле закрывается.
— Угу… угу…
— А вечером надо будет с Русланом позаниматься математикой. Он вчера опять принес «двойку». Я б и сама с ним посидела, но ты же математику лучше знаешь.
— Хм… хм…
— Ну давай, вставай. Я тебе сейчас кофейку сварю, а ты поднимайся. Пора, Саша, пора.
На кухне Зина насыпала в турку молотого кофе, залила водой и поставила на огонь. Пока кофе грелся, она с нежностью подумала о муже. Немного устал на работе, хочет отоспаться. Прямо в одежде снова лег. Хороший у нее муж. Вот только вкуса никакого нет. Это ж надо — к черным брюкам и серой рубашке надел желтые носки. Вот всегда так вырядится. Последний раз, когда ходили в гости к маме, нацепил на себя… Стоп! А откуда у Сани желтые носки? У него таких сроду не было. Где он мог взять?
Терзаемая сомнениями, Зинаида бросила кофе и поспешила к мужу. Ну да, желтые носки, незнакомые. Рубашка какая-то мятая. Волосы взъерошенные и более длинные. Зина надела очки и приблизила лицо к мужу. В нос ударил тяжелый запах перегара. «Саша же с вечера не пил, когда же успел! ? » Лицо лежавшего было уткнуто в подушку. Да нет, что-то он не похож на Саню. А кто же это может быть? Взволнованная Зина быстро обошла квартиру. На балконе она увидела знакомую фигуру своего мужа.
— Саша, а кто же у нас лежит в спальне? Что там за мужик?
— Что ты выдумываешь, какой еще мужик?!
Супруги поспешили в спальню. Действительно, на их ложе лежал сильно выпивший человек. Начали его тормошить: «Кто? Откуда? » Незнакомец храпел в ответ: «Чего приперлись? . . » Остальные слова были непечатные. После града ругательств мужчина укрыл голову одеялом и отбрыкивался ногами.
Вызвали милицию. Приехал наряд из двух человек. Посмотрели на него, и младший милиционер вдруг говорит:
— Я его, кажись, знаю. Это же Федька, работает с моим отцом в одной бригаде. Но он живет в третьем подъезде, а у вас же второй.
Разбудили Федора, умыли холодной водой и выяснили, что да, выпил он после работы, затем еще добавил. Зашел, очевидно, не в свой, а в соседний подъезд. Оболтус Руслан, опаздывая в школу, прихлопнул дверь, а на ключ не закрыл. Федька же, подойдя к двери, достал связку ключей, привалился к ней. Дверь отворилась. Он вошел, по пьяни ничему не удивляясь, и упал на кровать.
Когда Зина рассказывала эту историю подругам, те неизменно смеялись. Надо же — опознать мужа по носкам. Не всякая жена так сможет.
Олег Петрович
28 декабря 18
* * *
Многие спорят. Чем лучше всего отстирать попавшее на одежду машинное масло. Напрасно.
Лучше всего отстирывает масло четыреххлористый углерод. Его даже в химчистках применяли. Потом перестали из-за ядовитости.
Как-то страна строила объект по производству важнейшего чертечего. Начальник главка, замминистра, начальник отдела ЦК, курирующий отрасль, втроем не вылезали с объекта. Министр каждый месяц несколько дней уделял. С министром обошлось. А эту троицу совершенно немного обрызгали маслом.
То есть как обрызгали. Фонтан из трубы-сотки (подали масло в разобранный трубопровод) хлынул с высоты в двадцать метров, отразился от оборудования и «этажерки» крупными брызгами и мелкими струйками. И всех стоящих по ярусам людей, а так же руководящую троицу, смотрящую вверх, уделал. Вдрызг. Сбежать было нельзя – кто-то закрыл единственную в здании бронедверь, её тоже отлаживали.
Лысины заблестели. Засияли даже. Волосы забриолинились и липко завились по всему телу. "Масляна бородушка" когда-то сказанное в сказке про петуха вполне подходило начальнику отдела ЦК. Он, сидя на объекте, отрастил себе вполне приличную бороденку.
В веретёнке было всё — всё здание, все люди. И три больших, три офигенно больших руководителя. До такой степени в масле — хоть трусы выжимай.
Нам-то, простым инженерам, спецовки выдавали. А они в костюмах. А если вы думаете, что начальник главка и заместитель министра в СССР возили с собой в командировку много костюмов... Вы ошибаетесь. Рубашек много. Три. Иди две. Галстуков — два. Тренировочные с майкой, чтоб в гостинице ходить. Шлепанцы. Шлепанцам, впрочем, бывшие спортсмены предпочитали бутсы без шипов. В них можно было ходить в поездной туалет, не боясь промочить ноги.
И вот этот единственный в командировке костюм с галстуком, рубашкой, трусами и майкой. Насквозь пропитан маслом.
— Где эта сволочь? — спросила руководящая троица, одновременно закончив длинные и разнообразные матерные тирады, и имея в виду человека нажавшего на далекую кнопку.
— Да-да. А подать сюда Ляпкина-Тяпкина – процитировал начальник отдела ЦК бессмертную комедию Гоголя «Ревизор». Начальник отдела был в принципе неплохим и даже образованным человеком. Хотя и промасленным.
Ляпкиным-Тяпкиным был Сашка. Это он случайно отжал отверткой не тот пневмо-золотник из системы пневмо-автоматики. Он не перепутал, нет. Перепутал человек писавший номера на золотниках. Хотя от этого всем было не легче.
Не дожидаясь, когда его подадут Сашка вышел сам. На поклоны. То есть пришел из помещения, стилобата, где стоят золотники, в здание с оборудованием. И поклонился. Сверху ему матерно аплодировали неизвестные науке ученые и инженеры.
Внизу на него смотрели руководители. Смотрели, надо сказать, с укоризной. И шевелили губами. Произнося простые, неласковые русские слова.
— Спокойно товарищи, — сказал Сашка простирая руку на манер говорящего с броневика Ильича, а простирал он правую руку — в левой у него было ведро, — не забывайте, что у нас есть четыреххлористый, его применяют в химчистках.
Сашка подошел к трубопроводу четыреххлористого углерода, зачем-то постучал по нему пальцем, приложил даже ухо, и. И удовлетворенный услышанным, жестом фокусника наполнил ведро четыреххлористым, открыв клапан.
Продолжая представление, Сашка содрал с ближайшего инженера пропитанную маслом спецовку и опустил ее в ведро. Потом достал. Еще раз опустил и снова достал. Выжал. Встряхнул.
И протянул куртку хозяину. Немного мятую. Но без единого следа масла.
— Вот таким образом, — обратился Сашка сразу к троим руководителям, — мы очистим вашу одежду без всяких проблем и совершенно бесплатно. Начинаем с брюк, товарищи. В порядке очереди.
Первым снял штаны начальник главка. И протянул Сашке. Сашка взял.
— Подожди, — Остановил его замминистра, — партия у нас всегда впереди. Извольте сначала очистить Штаны Иван Иваныча.
С этими словами замминистра забрал у Сашки брюки начальника главка и протянул партийные штаны начальника отдела ЦК партии. Сашка взял и сразу окунул их в ведро с четыреххлористым не дожидаясь новых решений руководства.
— Иваныч, — задумчиво спросил начальник главка, — а у тебя на брюках молния железная или пластмассовая?
— Пластмассовая, — ответил начальник отдела, — это югославский костюм. По спецзаказу привезли.
— Югославский? – улыбнулся замминистра, — по спецзаказу? С пластмассовой молнией, — добавил он и откровенно заржал.
Его поддержал начальник главка и все остальные слышавшие разговор.
А Сашка, надеявшийся отстирать начальственную одежду и избежать получения тумаков (чисто словесных разумеется), достал из ведра партийные брюки. Естественно без молнии. Разве ж можно назвать две липких полоски полурастворенного пластика молнией? Таким даже в туалете не вжикнешь ведь. Впрочем, две пуговицы с ширинки и две с задних карманов растворились вовсе.
Чуть погодя, у всех на глазах, из Сашкиных рук начали утекать сами брюки. Кусками. Они неуловимо расползались и падали на пол.
— Пиджак, пиджак не забудь почистить, — зашелся смехом замминистра.
Начальнику отдела ЦК принесли новую и чистую спецовку. Из уважения и на всякий случай сразу шестьдесят четвертого размера. Ему даже помогли подвернуть рукава и брюки. Отчего он стал совсем смешным. Больше всех ржали замминистра и начальник главка. Хотя, надо отдать должное, смеялся и сам пострадавший. Несмотря на то, что советские костюмы оставшихся отстирались легко и без потерь в пуговицах. Советский пластик четыреххлористый почему-то не брал, а молнии там были металлическими.
Переодели и всех остальных. На следующий день. Совершенно напрасно потому что они прекрасно знали, как использовать этот растворитель. Не в первый ведь раз.
Директор завода устроил начальнику отдела отличный костюм коричневого, правда, цвета вместо серого с искоркой югославского. Но до конца командировки ему вполне хватило.
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100