Начало.
Иду я по родному заводу. Ба! За мусорным контейнером, в нише, лежат денежки — несколько пятитысячных, сложенных. А контейнер стальной, тяжёлый; а ниша узенькая; а я дядя немаленький... Нет, не пролезу. Но — мозга не меньше, чем у обезьяны: взял швабру и выгреб денежки-то из узости.
Из курилки хохот, и группа коллег выходит. Я, получилось так, первый додумался шваброй. Остальные брюхи втягивали и лезли, корячились. А "денежки" на принтере отпечатаны, да ещё качественно так, не приглядевшись не отличить. И хитрость есть: после печати их утюгом хорошо прогладили, чтобы и на ощупь, значит, были как настоящие почти.
Обломал я дальнейшее развлечение коллегам. Забрал эти "тридцать тысяч" себе: я достал — значит моё.
Продолжение.
Таскал я это напечатанное бабло в кошельке с полгода. Вроде, знаешь — ненастоящее — а как в кошелёк залезешь, приятно...
И вот иду я в восемь вечера на ночную смену, по дороге захожу в ларёк за сигаретами. Там-то, похоже, мои капиталы и срисовали. На тёмной улице догнали меня мальчик с девочкой, мальчик складным ножиком пугал, а девочка портмоне забрала. И убежали.
Окончание.
Жена моя тогда работала в гипермаркете, недалеко же. Утром рассказала: поздно вечером пришёл хмырёк, набрал полную корзинку бухла заморского да закусок ценных, а на кассе стал совать две фальшивые пятитысячные. Кассирша ему "подождите минуту, сейчас размен принесут" — и кнопку жим-жим. А через минуту ГБР хмырька за руки, а через пять минут полицаи у него из карманов ещё такие же бумажки достают. Прилип. До восьми лет.
Жаль только девочка не при делах осталась. Ну ладно, с таким стилем жизни долго не погуляет.
Лучшие анекдоты из жизни
17 декабря 18
* * *
* * *
Преамбула: Мой дед служил в красной армии с 1924 года, пришел, как положено, в красных революционных шароварах по путевке комсомола. Потом была Испания, Монголия, Финская, майский 1941 года выпуск академии Фрунзе, а потом выход из окружения от Бреста до Смоленска, но со знаменем полка и начальником первого отдела. В общем, тертый был человек и осторожный, в офицерской шинели по окопам не ходил, и главным оружием была палка, чтобы бойцов в атаку выгонять (как в фильме про генерала Горбатова).
Амбула: Уж каким образом бабушка пробиралась к нему на фронт история умалчивает. Видимо прослышала она про засилие ППЖ (походно полевых жен) и старалась его навещать, хотя дед ходоком не был. И вот в один из приездов пошли они гулять в лесок… Хорошо, весна, птички поют, и вдруг дед видит кучку говна, потом внимательно его осмотрев он говорит:
— Пойдем Валя отсюда и бегом!
Она ему
— Андрей! Ты что? Я к тебе приехала, а ты тут говно разглядываешь и его боишься
На что дед резонно заметил:
— Я знаю, что мои солдаты жрут, и как они срут, так что бегом...
Посланная рота автоматчиков обнаружила и уничтожила немецких диверсантов в том леске. История эта по всему фронту потом ходила.
P. S. А дед так и не уберегся, освободил без приказа лагерь военнопленных английских летчиков, за что получил английский крест на шею, а потом вызов на Лубянку и вон из армии. И крест тот в Москву-реку выкинул, а надевал-то его всего один раз в театр. Бабушка уговорила, мол, красивый.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100