"Гениальные клоуны знают: подлинное шутовство таится в зрителях. "
Станислав Ежи Лец. Непричёсанные мысли.
Гуляя с собакой, частенько встречаю мужчину лет под 65-70, тоже со псом. И пока наши собаки резвятся, носясь друг за другом по площадке, дурачась и кувыркаясь в снегу — мы болтаем. Он работает в цирке, бывший воздушный акробат, а теперь "сделай-подай-помоги-принеси", но уйти и не помышляет. Верно говорят, что "Цирковой" это навсегда и до конца. Естественно, темы в его рассказах только про цирк, вот одна из его баек. Может я чего напутал в профессиональном и немного добавил от себя — не судите строго. Далее с его слов.
Поехали как-то мы на гастроли. Обычно бывает, что едет только основная труппа, а всякие подсобники, музыканты, осветители и прочий административный персонал из местного цирка, в том числе и так называемые "подсадные". Наверное, ни для кого не секрет, что во время представлений часто бывают на определенных местах якобы зрители, а на самом деле артисты или кто-нибудь из цирковых семей.
Первые выступления, всегда бардак определенный присутствует. Подсадные должны быть местные, меняясь по определенному графику, а репетиций никаких не было, так — немного подыграть должны, поэтому в лицо никого не знаем. При продаже билетов эти места на плане обводятся красной ручкой и билеты туда не продаются. А тут, то ли не обвели, то ли кассирша по запарке билеты туда продала, а может в этом цирке по-другому было — история умалчивает, но продали эти билеты обычным зрителям. По плану там должны сидеть мужчина с мальчиком из семьи воздушных акробатов.
И вот субботнее представление. Обычная семья, папа пошел с детьми в цирк. Пацан шести лет и дочка пятнадцати. Та идти не хотела:
— Чо, я маленькая? — но уговорил, пообещав, что после цирка пойдут еще в популярное кафе. Сели они на места, а те подставные, которые должны были быть — глянули, а-а, все нормально — места заняты, значит сегодня не мы.
Дочка сидит дуется, кругом одна "малышня", стала братца подкалывать и доставать, да так, что отцу пришлось их рассадить, сев посередине.
Заканчивается один из номеров воздушных акробатов на трапеции, на сцену выскочили двое ковёрных (клоунов) и по сценарию один из них идет в ряды, развлекает публику, пристает к детям, а потом берет за руку одного и выводит на сцену. Так получилось, что на нужном месте, после пересадки оказалась эта девчонка. Вполне себе уже оформившаяся, но маленькая и худенькая, коротко стриженная, да и ковёрный особенно не приглядывался. Тянет ее за руку, а та идти не хочет, на отца оглядывается... А тот поощрительно улыбаясь, рукой машет, давай-давай мол, чего стесняешься?
Вывели ее на сцену, пояс и лонжу ковёрные дурачась нацепили. Тут трапецию спустили, на которой акробат с партнершей свой номер закончили. Партнерша ускользнула, а акробат, молодой парень, оплел девчонку сзади и крепко прижавшись, обхватил одной рукой прям по девичьей груди, а другой по низу живота. И стали трапецию поднимать с разгоном по кругу манежа. Под купол, конечно не поднимали, метра два всего над бортиком, но летает она уже по всей окружности.
Понятно — девчонка завизжала, да с такими децибелами, что тот самолет на взлете. Папаня наконец смекнув неладное, выскочил на ковер и побежал по кругу, подпрыгивая и пытаясь ухватиться. Один из ковёрных ловко поставил ему подножку и тот очень смешно растянулся, пропахав лицом по опилкам с краю. Соскочил, ничего не понимает, кинулся на клоуна, а тут другой ему в лицо из кулака конфетти швырнул. Мужик совсем одурел, бросается то на одного, то на другого, но ковёрные парни ловкие, уворачиваются играючи, то из глаз струйкой воды в лицо брызнут, то поджопник несильно поставят, да еще издевательски по-клоунски хохочут, когда мужик в очередной раз падает. И они еще сами поражаются, да как же классно играет! Не зацепил бы только машущими грабками ненароком. А оркестр весело наяривает, прожектора мечутся, публика в восторге впала в неистовство, дети до истерики смехом закатываются...
А девушка постепенно освоилась, может от горячих объятий симпатичного юноши, атлетический рельеф которого (и еще кое что), так обжигающе прижималось сзади, от интимного шепота прямо в ухо, и не важно, что он недовольно шипел:
— Ты чо орешь, дурында? — но испуг как-то прошел, перестала она визжать и стало ей даже нравиться происходящее. Внутри приятно все замирало и появилось прекрасное и восхитительное чувство безостановочного, плавного полета, ведь когда-то серьезно занималась она фигурным катанием и также мелькали лица на рядах. Раскинула она руки, а-ля Роза в объятьях Джека на носу Титаника и от полноты чувств даже замурлыкала эту тему из одноименного фильма. Акробат видя, что вроде все пошло нормально, решил номер все-таки закончить, как планировалось, и когда трапеция почти опустилась, повис вниз головой, держась за трапецию только согнутыми коленями, перехватил ее за руки, чтобы плавно опустить на манеж, но та от поворота вниз головой и неожиданности — судорожно задергалась и одной выскользнувшей рукой, ухватилась в порыве за сценическую рубаху и стащила ее на голову парню, еще и разорвав по шву.
Неловко проехавшись ногами по ковру, сразу соскочила и бросилась в объятия к отцу. Он сразу остановился, прижал ее к груди и словно замер в ступоре. А оркестр туш играет, публика восторженно и безостановочно хлопает, артисты вокруг кланяются...
Сын давно от восторга скачет и орет, показывая пальцем:
— Это мой папка! И сеструха! Это мой папа!
А акробат сразу выскочив за кулисы в порванной рубахе, зло бросил, собравшемуся выходить на арену администратору (конферансье):
— Офигели совсем! Чо за кобылу тупую мне подсунули... ?
— [м]лядь! — сказал тот громко, сразу смекнув, что дело нечисто, но тут же подумал, а выключил ли он микрофон? Выскочил, к так и стоящим и медленно отходившим от произошедшего отцу с дочкой.
— Приношу свои извинения, накладочка вышла... Прошу пройти на свои места, по окончанию программы вам от администрации цирка будет подарок и ... — хотел сказать сюрприз, но что-то его остановило... ))
— А сыну скажите, что вы специально для него выступление приготовили... — и так он хорошо и с достоинством это сказал, хоть и негромко, улыбнулся добро, что вся злость отца куда-то пропала и он тоже поклонился уважаемой публике, а дочка даже сделала книксен, вызвав новые аплодисменты и смех.
По окончании администратор лично завел семейство за кулисы. Детей поручил помощнику, чтобы тот устроил экскурсию, а отца завел к себе в кабинет на предмет дегустации коньяка из солнечной Армении, который привез в двадцатилитровом деревянном бочонке с последних гастролей.
Мальчишке показали старого льва по прозвищу Мишка и гималайского медведя названого, как ни странно, Лёвой, с обезьянкой Маруськой поиграл, покормил морковкой и погладил маленького слоненка, даже немного подергав того за большие и мягкие ушки, отчего тот прямо по человечески смеялся и щекотал ему волосы ласковым хоботом в ответ. Еще дядька-фокусник подарил волшебный шарик. А дочку проводили к тому юноше акробату, где они познакомились и весело поржали, обсудив произошедшее и та все-таки выпросила порванную рубаху, чтобы непременно дома зашить и завтра самолично принести до представления.
Вышли они из цирка достаточно поздно, ни в какое кафе уже не пошли (даже никто и не вспомнил). Шли, держались за руки и счастливо молчали, улыбаясь каждый своим мыслям.
Папаня умиротворенно нянчил в организме сто пятьдесят, а может и двести пятьдесят грамм прекрасного напитка, который грел душу и вызывал любовь ко всем на свете. Дочка, в который раз вспоминала разговор и взгляды прекрасного юноши... , и сладко обмирала в предчувствии завтрашней встречи. А сынуля думал: Какой у меня все-таки чудесный папка, да и сестренка... тоже ничего... Как он завтра друзьям все расскажет и те просто помрут от зависти. И вот какой он сегодня по-настоящему счастливый...
Ну, а вы как хотели? Это же цирк! Тут и не такие чудеса случаются, особенно в канун Нового года!
Лучшие анекдоты из жизни
13 марта 20
* * *
ПОСЛЕДНИЙ РОМАНТИК
За три часа неподвижного сидения на скамейке, у меня затекли руки и ноги. И почему я не догадался подложить под себя мягкую подушечку?
Чуть шевельнешься и тут же дедушкин крик, сквозь закрытую дверь дачного домика:
— Нэ рухайся! Сядь, як сыдив!
А самое пикантное, то, что одет я был при этом в бабушкину юбку и кофту. На голове бабушкина панама, в руках резная палка и большой букет цветов…
И весь этот балаган организовал мой дедушка Вася – абсолютный технарь и прагматик, лишенный всяческой романтики и ненужных глупостей.
Только став взрослым, я понял, каким романтичным был мой дед.
До него мне так же далеко, как граблям до органа Берлинского собора.
Вообще он был довольно странным человеком – имел два высших образования (математик и авиастроитель) жил в разных городах, заведовал кафедрой в универе, но при этом до самой смерти, ни разу (! ) не бывал за пределами Украины. Даже моря не видел…
Телевизор почти не смотрел, возился с клубникой на даче, а на сон грядущий, как беллетристику, читал толстенные книги по алгебре, слушая при этом старые пластинки Марио Ланца и Карузо на 78-й скорости…
Больше всего на свете, дедушка любил бабушку Шуру и без всякого повода, делал ей милые сюрпризы.
Вот палочку дубовую вырезал с узорами и надписью «Шура», подставку для чтения книг смастерил, стихи писал на самодельных открытках (правда без претензии на рифму, зато регулярно). Да мало ли…
Когда бабушка шла на дачу, ее можно было видеть издалека, пока она минут сорок медленно спускалась с горы.
Дед на крыльце подвесил большую бронзовую ступку и бил в нее, чтобы бабушка, там, на горе знала, что Вася, ее уже увидел и ждет.
А на пути следования, дед на столбах и заборах приделал откидные сидения, чтобы бабушка могла отдохнуть по дороге.
Иногда он слишком увлекался и как Робинзон Крузо строил такие необъятные «лодки», которые невозможно дотащить из глубины острова к океану…
Как-то бабушка помечтала о том, что хорошо бы на огромном тазу для варки варенья, иметь такую же огромную крышку.
И дед тут же взялся за дело.
На свалке нашел стальной лист и каждый день ходил к нему с хиленькой ножовкой, но недели за две, все же выпилил круг нужного диаметра. Отполировал до зеркального блеска, просверлил дырки, намертво приклепал дверную деревянную ручку и торжественно презентовал бабушке Шуре. Бабушка была очень рада, но не смогла принять такого дорогого подарка. Не из кокетства, а просто не смогла оторвать крышку от пола. Этот спартанский щит весил чуть меньше канализационного люка.
Грустный Дедушка предложил смастерить на потолке нехитрую систему блоков для подъема крышки с пола на таз с вареньем, но бабушка почему-то мягко отклонила эту идею…
Но вот приближался ее день рождения и дед как всегда, решил прыгнуть выше головы, создав что-нибудь эдакое.
Запала ему в голову идея – красками написать большую картину метр на полтора и это при том, что художник из него такой же, как из Кисы Воробьянинова.
Дедушка умел рисовать только графики функций, а я только индейцев стреляющих из пулемета…
Но не будем забывать, что у деда два высших и его никогда не пугали сложные пути к поставленным целям.
Напряженная работа над картиной продолжалась целую неделю, по три часа в день, дольше было нельзя, ведь мы зависели от правильного освещения еще больше, чем все великие художники возрождения вместе взятые…
В последний день, перед домом установили четыре табурета, а на них взгромоздили садовую скамейку на которой я и сидел в бабушкиной одежде, свесив ножки.
Сейчас бы соседи вызвали милицию и обвинили моего деда в педофилии, Еще бы – сам закрылся в домике, переодел десятилетнего внука в женскую одежду, усадил на высоченную скамейку и покрикивает на него из-за двери…
Ну точно – извращенец.
Каждый день после изнурительного писания картины, дедушка выходил весь потный, но счастливый. Как вампир щурился на солнечный свет и говорил:
— А ну ходы подывыся. Ну шо, гарно выходыть?
Я с нетерпением врывался в домик где на стене вверх ногами висело огромное полотно и старался сделать стойку на голове, чтобы оценить — что же прибавилось за сегодняшний день.
Картина у нас получилась настолько шикарная, что даже Репин, наверняка замедлил бы шаг проходя мимо нее. Ну хоть чуть-чуть…
А уж бабушка была просто счастлива.
Жаль, что этой картины давно нет, но за многие годы я запомнил ее до последней травинки. Композиция, правда, никакая: забор, кусок огорода и пара сараев торчащих из зелени, а на переднем плане уставшая «бабушка» с палочкой и цветами закрывающими лицо…
Зато как прописан каждый листочек, каждый пиксель. И неудивительно, ведь это была все же скорее не картина, а фотография сделанная при помощи нашего дачного домика, на неделю превращенного в идеально затемненную камеру обскура.
Завешивались окна, законопачивались все щели и сквозь проделанную в двери дырочку, свет уже готовой перевернутой картиной, ложился на холст. Оставалось только обрисовать и раскрасить…
... В 86-м неожиданно умерла бабушка Шура и дедушке Васе, больше некому стало бить в самодельный колокол.
Через месяц он тихо отправился за ней…
* * *
* * *
Есть в соседнем отделе мужичок лет сорока, никнейм был до этой истории «Угрюмый», а вообще Александр отроду. Взгляд холодный, вечно хмурый и молчаливый. На корпоративы не ходит, с коллегами в турпоездки не ездит. В отличии от других мужчин бабников и балаболов, ни с кем из коллег-женщин шашни не крутит, за аборты не платит, семьи не рушит. Короче, замечен в аморальном поведении не был. К нам в бухгалтерию заходит не здороваясь, исключительно подписать зарплатную ведомость или за командировочными. Вообщем неприятный асоциальный тип.
Недавно в коридоре, что-то как шандарахнуло в лифтовой (есть один лифт в здании, который работает только на несколько нижних этажей, лифтовое отделение находится на нашем этаже). Полетели искры, повалил едкий дым паленой пластмассы из двери и вентиляции, заволок весь офис. Народ в панике, звенит сигнализация, все мачо с криками «пожар «, «горим», и «спасайся кто может» где-то растворились в здании, как шипучий аспирин в стакане, а я и ещё пару отмороженных стали в коридоре и гордо готовились принять уготованную участь.
В этот момент, подошёл неспешно Угрюмый, как будто он этим занимается с утра до вечера, открыл распределительный щит, пощелкал рубильники. Снял с держателя огнетушитель, внимательно посмотрел на этикетку, обмотал лицо смоченным минералкой полотенцем, с фразой типа «вроде подойдёт» зашёл в лифтовую. С минуту был слышен шипящий звук выпускаемого огнетушителя и его кашель, дым сменился то-ли на пар, то-ли на углекислотный туман. И все затихло.
Угрюмый вышел и спокойно произнес следующую фразу:
— Так, бабени, тишина и спокойствие, без паники. До приезда пожарных эту дверь не открывать, воздух в лифтовую не пускать. Возвращаемся на рабочие места и думаем, чем будем кормить мужа на ужин. Разойтись.
Вот так, раз и все. Захотелось его просто обнять и расцеловать. Его семья наверно за ним, как за каменной стеной.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100