ЧАЛЫЙ. в поезде дедок рассказал:
В начале 30х годков сбивали нас всех в колхозы, всю скотину на общественный двор должон доставить, не пригонишь, значится-подкулачник, отберут все и на высылку, а был у нас тогда в семье конь чалой масти, так и звали яво-ЧАЛЫЙ. , молодой ишшо совсем, а без коня в деревне не проживешь, не вспахать, ни сена, ни дрова заготовить. справный был конь, работяга, а уж как мы его берегли, и кормили-поили, да и баловали, лишнего не грузили-жалели. семья- то у нас большая, ребятишки малые. веду его на тот двор, а на душе муторно, что дальше будет? как без Чалого жить будем? на дворе-то этом, бабы ревут, мужики злые, а куды деваться-нова власть приказала-отдай и все. А начальник с району грит, не жалейте эту скотину-будя у вас нова светла жисть, ссобча мол легше ее строить, трактора будут пахать, мол така нова линия партии об народе, забота про крестьян самой Москвы. прошло како-то время, иду мимо правления — наш Чалый, стоит у правления, привязанный, подхожу-узнал он меня, заржал и копытом роет землю-вроде как подзыват, ближе подхожу, батюшки-Чалый-то худяный, ребра видать, запаршивел, в репьях весь, колтуны в гриве, хвосту, ноги в коленках распухши, спина-то вся сбита до крови, бока в полосах-били видать, обнял я яво:
— Чо с тобой ироды сделали, развеж можно так... затих он, положил морду мне на плечо-гляжу, а у него слезы... тякут. , вот тебе бессловесна животина. . а все понимат, как человек. тут приседатель выходит:
— А ну. , отойди от мово коня, подкулачник, еще раз увижу-живо сошлю. . ,
— Пожалей коня-то, ноги-то совсем больны, лечить надо... заматерился он на это, злой стал, отвязал Чалого, тот брыкается, защиты у меня просит, хотел в тот момент дать приседателю в морду, да про детишков своих вспомнил, пострадают же, одно тока ему сказал: -Не понужай сильно-то, ноги-то больны, спотыкнется-убьешься.
— Не каркай, подкулачник, я ему спотыкнусь... . и давай Чалого-то нахлестывать и погнал. а вот потом это и случилось, спотыкнулся видать Чалый-то, приседатель-то шмякнулся, да об камень башкой, живой остался, тока опосля стал песни орать и на баб кидаться. А правленцы-то отдали мне Чалого, говорят-забирай свово хромого доходягу, не нужон он нам-дармоед. Привел я его домой, давай кормить, поить, лечить, чистить, ожил конь-то, повеселел, потихоньку работать с ним стали, так и выжили вместе с им, только хромота осталась. я вот что думаю, может он нечаянно спотыкнулся-то, а может... . . лошадь-то умная скотина, раз слезы могет. .
. . тут дедок отвернулся и полез за платком...
Лучшие анекдоты из жизни
30 января 15
* * *
Вспомнилась еще одна история из студенческой жизни.
Приходилось жить как-то в обветшалой общаге в Германии во Франкфурте, принадлежащей лютеранской церкви. Другие общаге — государственная, католическая и частные были получше, но ценники соответственно повыше, и очередь на них не хилая, особенно на католическую и пару частных. Но жилось, место где спать было, поэтому не приходилось сильно носом вертеть. А так как ценники соответственно были низкие, то и сброду с разных стран третьего и четвертого мира там было хоть отбавляй — дешево же, да и к работе поближе (аеропорт, шум самолетов слышен был, хехст — хим-фармацевтика), хотя от университета уж очень далековато.
Жил бы я себе там и не тужил, если бы не музыка и пляски африканских друзей студентов каждые выходные и шум и гам после 18: 00 до часу ночи от других добрых "товарищей". Да и здание нуждалось в капремонте, на которое денег никогда не хватало. Даже если что и чинили, то "ломалось" все почти на следующий день не европейскими товарищами.
Больше всего доставали меня унитазы. Ну вроде бы что унитазы то, стоят сами по себе и не мешают, это не дыра в полу. Но уж лучше была бы дыра в полу, чем раздолбанные унитазы. По малой нужде то сбегать можно, но вот если приспичит не по детски, то вскарабкаться на него приходилось ногами, так как крышки были ужасно раздолбанные, да и уборщица не успевала засранки вылизывать. Дополнительно к этому, всю процедуру прочищения желудка осложняли бутылки с водой на бачке позади спины. Да, именно бутылки, пластиковые бутыли из под кока-колы, лемонада, воды и т. д. и причем без крышек! Оставляли их все религиозные "друзья" из исламского мира. Так как большинство из них — арабы, палестинцы, иракцы, сирийцы, египтяне и пр. не признавали цивилизации европейского мира, а значит не использовали туалетной бумаги, а лишь "нечистую" левую руку для подмывания, то соответственно им было необходимо иметь воду "под рукой". А раковина находилась хотя в 5 шагах, но с грязной задницей до нее не доскачешь. В общем ставили они баррикаду из наполненых бутылей с вофой на бачок, и это вынуждало меня лишний раз в процессе нужды ни чихнуть ни газку подпустить, не дай Бог все опрокинется на тебя. Сколько мы раз с единственным по этажу европейцем — поляком их просили не ставить бутыли и приносить с собой, пока они там появляются — не помогало. Также заявы в оффис и уничтожение их посредством прямого полета в мусорку — было лишь временным. Мы же не религиозные фанатки и не против ислама — если коран говорит использовать воду, используй, только думай о других!
Однажды мне пришла в голову идея, после того как я чудом успел слететь с раздолбанного и качающегося унитаза, с летящими мне в след бутылями с унитазного бачка, что пора завязывать с этим арабским "терроризмом", а именно простым способом.
Однажды вечером я приволок с собой тайландский "огонек" — острая приправа из жгучего красного перца и прочих эссенций. Быстро сделав свое дело, я дополнительно сделал и другое, накропив понемного в каждую бутыль, чтобы не видно было изменения цвета воды.
Моя комната находилась почти в самом конце коридора, но я на всякий случай запер и забаррикадировал дверь, ну не желается рисковать здоровьем! Прошло около полдня, слышно было, что люди посещают уборную, но эффекта не было никакого. Я уже стал сомневаться в успехе своего творчества. Но кто знает, может они не ходили по большой нужде и не использовали воду, а может быть вода не настоялась еще на перчике. . Но пришел вечер и народ стал возвращаться домой, потом стали разноситься запахи типичной арабской еды по всему корридору. Прошло еще некоторое время и видимо пища стала перевариваться. Послышались шаги, хлопок в дверь упорную. . похрустывание унитаза, видимо арабы как и я тоже вскарабкивались на него — на корячки. . минуты напряженной тишины и потом... арабские маты. Резкие удраы дверью, видимо хлопнул со всей дурьи и исчезновение. . ушел в свою комнату, не общается с другими. .
Вновь тишина. .
Через некоторое время другой. . тот же самый процес, опять маты, но на этот раз с повизгиваниями и слышно как трусцой несется в свою комнату.
Следующий...
Но на этот раз было все по другому...
Процесс, тишина — ВОПЛЬ! ! Я думал все, видимо наступает мировой кирдык. .
Слышны шаги со всех комнат, несущихся к уборной. Не выдержало и мое любопытство. Я открыл дверь и пошел "посочувствовать", если "выясню", что за фигня и одновременно намекнуть, мол, пора убирать бутыли, иначе эти шутники так и будут шутить!
То что я увидел в уборной, повергло меня в ужас и сметение! Самый маленький из палестинцев сиде задницей прям. . да именно в самом унитазе, с задранной крышкой, давив при этом одной рукой на ручку смыва, пытаясь остудить свою пятую точку проточной водой! Вокруг был мировой потоп — на полу валялись все бутылки, вода из них бултыхаясь растекалась по всемо кафелю. Опупевшими глазами и угарая во все горло за этим процессом наблюдали не только мужское население общаги, но также и женское, решившое поглядеть на эти страшные вопли...
Пока я оттуда не свалил — бутылки больше на бачке не появлялись, а их собственники приносили их каждый раз на время процесса. Дрессировке, как видимо, подаются не только медведи! : )
Противный малый
* * *
Начало "девяностых". Сестра закончила инженерно-строительный институт и устроилась работать в крупный строительный трест инженером по ТБ (технике безопасности). Директор треста — заслуженный строитель, герой соц. труда. Сестра в ужасе: ТБ не соблюдают, техника не проверяется, разрешений на эксплуатацию нет. Если что-то случится — отвечать ей. Тут случайно в выходной день к отцу заехал его приятель, начальник управления госгортехнадзора (устаревшее ныне название) округа. К сестре относился, как к дочери. Спросил, как дела — она и рассказала. Далее: в первый же рабочий день на территорию треста въезжает "Волга". Человек, приехавший сам за рулем (без водителя), вытащил удостоверение, сказал: "Я — из госгортехнадзора... . Так... этот кран я останавливаю... этот — тоже... это оборудование — запрещаю эксплуатацию... " Все в тресте пребывают в полуобморочном состоянии: а как работать? Зовут инспектора на обед. Накрыли стол в директорской столовой, поели. Расслабились. Спрашивают:
— Давно ли работаете в госгортехнадзоре?
— Давно.
— Многих ли там знаете?
— Да почти всех.
— И П-ва знаете? (П-ов был зам. начальника и курировал строительную отрасль, т. е. был недосягаемым небожителем для большинства строителей).
— Знаю, -говорит.
— И у Вас есть на него выходы?
— Есть.
— А какие?
— Очень простые. Он — мой заместитель.
Все окаменели (думали ведь, что приехал инспектор). Сестра, присутствовавшая при беседе, с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться — такая была чудесная немая сцена.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100