Был такой прикол давным давно. Произошло это в НИИФ ЛГУЪОдин человек (Слава) с нашей кафедры по просьбе мат.ответственнойЪпошел на склад за спиртом. Спирта надо было принести 20 л.ЪА дело было зимой. И пошли они на склад, налили тама спирта, и стали они его нести назад. И посреди пути подскользнулся Слава, и упал он на спину, а точнее на рюкзак, в котором и была эта бутыль. И разбилась эта бутыль. Слава встал, и это было ужасное зрелище. Стоит человек, в теплой одежде, ругаясь почем свет стоит, а с этой самой теплой одежды ручьями стекает сей ценный продукт. Вдруг откуда ни возьмись, вылетает мужик, с граненым стаканом (потом долго гадали откуда он там взялся) и подставляет стакан под Славу. Кидает в стакан снежку, тут же это пробулькивает в себя, и опять подставляет стакан, и так пока его не отогнала мат. ответственная (расхищение гос. имущества ст....). Короче песня занавес
Пьяные истории
20 марта 08
* * *
Устроился как то мой друг на новую работенку в институт (педагогический) и заставили его сидеть в приемной комиссии, ну там оформлять всяких зеленых отпрысков. Ну и дал мне телефончик свой. Ну например 3-20-56. Ну как всегда в торопях записал я его(номер) карандашиком на листке бумажки, потом долго носил бог весть где, ну а потом решил записать в книжечку, да вот записал то я уже 3-20-86.
Ну звоню знач-ся: (диалог)
Я)-Здрасьте, можно Романа?
Женщина(отвечающая) -Какого?
Я) -Такого-то(фамилия)
Ж) (шелестя бумагой) -Да, есть такой, но у нас разговаривать нельзя!
Я) (слегка удивленно) -Но он мне очень нужен, вопрос жизни или смерти.
Ж) -Ну ладно, только недолго!
На том конце шуршние, потом шлепание ног.Затем трубку берет мой друг, я приветствую его, и тут он надрывным голосом начинает меня благодарить за то, что я его нашел и (как он считает) сейчас буду спасать. Я в тихом шоке пытаюсь выяснить от кого. И тут он мне сообщает: -Ты ж в вытрезвитель звонишь! Я тихо выпал в осадок. Но ента ошибка спасла моего товарища! Накануне комиссия получила от поступающих деток презент и торжественно отгуляв в полном составе попала в медвытрезвитель.
* * *
Было это в старые добрые времена, когда на деньги еще что-то можно было купить. Шли мы с моим приятьелем Мыколой погожим летним вечером по улице Олега Кошевого (это, кто не знает, в Санкт-Ленинграде)и нашли кошелек. Причем я его первый заметил, Мыкола первым поднял. К общей радости в кошельке оказалось аж 26 рубликов — целое состояние по тем временам. Стали мы думать, как поделить добычу — поровну или по справедливости. И решили, что по справедливости деньги нужно немедленно вернуть государству. То бишь пропить.
Сказано-сделано. Бежим в ближайшее кафе. Называлось оно в народе "Три мушкетера", славилось низкими ценами и работало до 23.00. Без пятнадцати одиннадцать мы оказались за столиком. В меню — только сухое вино, как сейчас помню — 1 р.70 к. за бутыль. Подходит официантка. Заказываем пятнадцать бутылок.
Официантка: — У нас положено брать закуску.
Мы: — Тогда салат.
Официантка: — Два?
Мы: — Один!
Она с сомнением смотрит на нас и произносит бессмертную фразу:
— А вы успеете выпить все до одиннадцати? У нас на вынос не положено.
Надо признаться, что успели мы выпить всего десять бутылок и не до одиннадцати, а до пол-двенадцатого. Потом нас настойчиво попросили выйти вон. Вышли, конечно, и пять пузырей с собой прихватили. Причем я засунул три за пояс, как матрос Железняк, а два покоились в карманах у Мыколы.
Их мы и выпили в ближайшем скверике.
И тут в мою не совсем трезвую, но весьма сообразительную голову пришла светлая мысль: а на хрена делиться оставшейся выпивкой с приятелем? Он и так лыка не вяжет. Я вяжу, он ни в какую. Напьется еще чего доброго, буянить станет. И я побежал прочь.
Мне казалось, что бегу я весьма хитро, через проходные дворы и помойки, заметая след подобно опытному партизану. Где-то сзади сопел Мыкола, испуская время от времени громкие проклятия, но не отставал.
Ужас обуял меня, друзья мои. Подобно незабвенному Венечке Ерофееву нырнул я в близлежащий подъезд и затаился на верхней площадке.
Таюсь и слышу тяжелые шаги Командора — то Мыкола поднимается по лестнице, грозя неотвратимым возмездием.
И возмездие пришло. С искаженным яростью лицом Мыкола протянул ко мне мощную руку, выхватил из-за пояса первую бутылку и с криком "А, гад, сам выпить хотел!" пустил ее в лестничный пролет.
Сказать, что я был потрясен — это не сказать ничего. Я плакал и умолял Мыколу набить мне морду. На худой конец — отбить печень, толко пожалеть выпивку! Ничего не помогло: вторая бутылка последовала вслед за первой. И только тут приятель мой очухался. Вытащил третью бутылку и проворчал: "Ладно, поругались и забудем. Давай выпьем, что ли".
Мы выпили, но история на этом не закончилась.
...Проснулся я от яркого света, бьющего в глаза. Пошарил рядом в поисках очков и нащупал мокрую траву. Продрал зенки — лежу под каким-то кустом, а сверху нависает мент и светит фонариком. Поднимаюсь в страхе и слышу грозное: "Документы!"
Подаю паспорт. Мент внимательно изучает питерскую прописку и возвращает документ. Потом спрашивает:
— Знаете, сколько сейчас времени?
— Нет.
— Пять утра. Ну, и куда же вы шли?
Я честно отвечаю:
— В баню.
Истинная правда — мы с женой по ту пору мыли одну баньку, подрабатывали.
— И где эта баня? — спрашивает мент, не слишком удивившись.
— На Фонарном.
— Так, на Фонарном... Так что же это вас на Суворовский занесло?!.
(Кто не знает, пояню: от Суворовского проспекта до Фонарного переулка в Питере — два лаптя по карте).
Я честно сказал, что не знаю, какие черти понесли меня на Суворовский. Историю с кошельком и сухеньким рассказывать, конечно, не стал, подтвердить было некому: Мыкола исчез бесследно.
Думаете, меня скрутили и увези в трезвователь? Огрели дубинкой? Поинтересовались национальной принадлежностью?
Ничего подобного! Услышав, что рядом у меня живет знакомый, мент поправил фуражку и сочувственно спросил: "Сами-то дойдете?" Думаю, попроси я, он бы и до места довел, под локоток...
Вот такая история, похожая на сказку. Хотя все — чистая правда. А для молодого поколения, не верящего в сухенькое за рупь семьдесят и добрых ментов, поясню: было это в году аж 1983, еще до сухого закона, демократизации и "демократизаторов"...
* * *
Один мой знакомый служил на полувоенном корабле, на котором был замечательный боцман. Этот боцман очень любил выпить. Пил много, часто и со вкусом. Так как с алкоголизмом на корабле было строго боцман придумал оригинальный способ протрезвления — он спускался в электрощитовую и хватался руками за токопроводящие шины. Удар током протрезвляет практически мгновенно. Как боцман отрывал руки от шин никто не знает, но благодаря многократным "тренировкам" это стало для него просто привычным делом. Как то в порту вся команда сошла на берег, а на борту остался вахтовый офицер — молодой лейтенантик и наш боцман. Ессно напились оба почти до полной потери ощущений. Тут мозг лейтенантика посещает мысль что он все таки на службе и пора приводить себя в порядок. Он вспоминает старый боцманский метод, спускается в щитовую , открывает распределительный шкаф и хватается руками за шины. Но бдительный боцман просек его идею раньше и отключил генератор. В момент касания алюминевых шин силы оставили лейтенантика и он так и уснул стоя в открытом шкафу в обнимку с шинами высокого напряжения. Говорят с тех пор лейтенантик начал заикаться и больше на водку смотреть не мог.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100