Кооператив " Фторовые шупы ".
Заинтригованы? Нет, это не супы и не шубы.
Так я мысленно прозвал свой кооператив" Здоровые зубы".
Да-да, мой кооператив, один из первых в СССР анестезиологических кооперативов по лечению и удалению зубов под наркозом, точно что первый такого рода в Латвии.
Сначала короткое предисловие, исторический фон, если хотите.
Очень рано, на заре моей медицинской карьеры отец забраковал меня как стоматолога, к моей великой радости, я считал стоматологию нудной и мои руки, по мнению отца и брата, росли из того же места, что и ноги.
Я вырос в молодого анестезиолога, получил распределение в маленькую районную больницу и, к удивлению главврача района, доехал, тут же получил 2, 5 ставки и кабинет завхоза в качестве жилья.
Любимой работы было непочатый край, Горбачев повысил зарплату анестезиологам и сельским врачам, то есть мне и опять мне, деньги после студенческого безденежья были очень приличные.
Девушки были молоды и прекрасны, самостоятельности в работе — хоть отбавляй, я быстро пришелся ко двору, оснастил три койки в реанимации, дневал и ночевал в больнице.
Все еще комсомолец, это важно для повествования.
Райком комсомола мобилизовал меня в капитаны районной команды "Что? Где? Когда? ", мы очень успешно выступали по республике, все удивлялись, маленький заброшенный район и такая приличная команда.
Чего они не знали — мы тренировались и проводили матчи с ребятами из Себежа и Пскова, очень сильными игроками с отличными командами.
Так, отвлекся, извините.
Короче, я был доволен жизнью, можно сказать — счастлив.
Однако ветер перемен долетел и до нашего захолустья.
Первый признак — алкоголь исчез из магазина, совершенно!
И это в районе, где пили сильно и почти поголовно.
Растерянные алкоголики рванулись к ресторану, где барменшу сменили суровые комсомолки с одной дозой шампанского, 100 грамм в один пересохший рот в день. Излишне говорить — одеколоны исчезли из продажи и белая горячка стала больничной рутиной.
Народ встрепенулся и наладил самогоноварение, залив жажду и затопив ординаторскую, взятки несли 3х литровыми банками из-под березового сока, наполненные великолепного качества самогоном.
А потом меня взяли на очередные сборы, я поехал в Ригу, а там уже вовсю развернулись кооператоры.
По возвращению меня ждала просьба зайти в райком комсомола.
Хм, чего это я им занадобился?
Разгадка была простая.
Всесоюзная лихорадка кооперативного движения достигла нашего района... и забуксовала, хоть убей, местные колхозники в такой чепухе не нуждались, прекрасно торгуя на рынках Себежа, Пскова и Риги, десятилетиями.
Какой-то жалкий кооператив по ремонту магнитофонов и телевизоров, все, больше кооперативы не зачинались, идей не было...
А разнарядка, между тем, была спущена сверху, к такому-то отчитаться о развитии кооперативного движения, а то кузькина мать и кары небесные!
Райисполком и все райкомы располагались под одной крышей, так что буфет там был один, там они и обменивались мнениями по отчаянному положению с кооперативами. Так вот, именно там и родилась идея о медицинском кооперативе.
Однако, легко сказать, трудно сделать — врачи не были заинтересованы, у них были хутора, где они выкармливали свиней и растили картошку, на продажу.
А давай анестезиолога позовем, озарило какую-то светлую голову.
Так я оказался в окружении управленцев, весьма смутно представляя — чем я могу им помочь.
И тут на помощь пришли две вещи — отвергнутая мной стоматология и мое умение давать наркозы при челюстно-лицевых операциях, спасибо моим сэнсеям из Стоматологического Института, вам кланяется ваш седой ученик, долгих лет жизни, Леня и Сима!
В райисполкоме моя идея о лечении и удалениях зубов под наркозом понравилась, мне велели сесть на попу и заполнить бумаги, такой оперативности я не ожидал, через неделю "Здоровые зубы", кооператив анестезиолога и двух или трех стоматологов.
К моему удивлению, пациенты повалили гурьбой, в основном колхозники-хуторяне, не посещавшие стоматолога десятилетиями, с 6-10 удалениями, рекорд — 16!
И — никакой боли, заснул, проснулся, полчелюсти как не бывало.
И что более удивительно — они охотно платили, с радостью!
Позже я понял — ну, некогда им таскаться в город, хлев и огород требуют постоянного присутствия, а тут зашел-вышел, удалили-подлечили, все за раз, на те, доктор, деньгу.
Деньги сельчан — мятые и разглаженные пятерки и десятки, тяжелым трудом заработанные на рынках... Я их помню до сих пор, моих пациентов, простых тружениках, платящих мне деньги да еще и благодарившие меня много раз!
Все, вроде, хорошо, все довольны...
Нет, не все, стоматологи быстро поняли, что наркозы отнимают у них время, что лечение зубов без меня намного быстрее и денежнее.
Ко всему прочему и массовые удаления кончились, нужда во мне и вправду уменьшилась.
А тут еще в Риге пошли митинги по размежеванию, кабинет завхоза мне надоел хуже горькой редьки, свиней я разводить не умел, да и не хотел.
Пора было паковать чемоданы...
Об одном я все-таки жалею — нет у меня документального подтверждения того, что мы, в маленьком заброшенном городке, в простой районной больнице были пионерами кооперативной анестезиологии.
Ждаровых вам фупов!
Медицинские истории
19 декабря 17
* * *
Коллега Ольга Корчинская радует нас медицинскими заключениями
* «Осмотр в приемном отделении. Больная лежит на кушетке и ритмично стонет».
* «Больной в коме. Ночь проспал спокойно».
* «Диагноз: ОРЗ. Заключительный диагноз: ожог левой лопатки».
* «Больная до приезда «Скорой помощи» половой жизнью не жила».
* «Отмечается улучшенное состояние больного — он самостоятельно протягивает ноги».
* «Несмотря на проводимую терапию, у больного появились трупные пятна».
* «В руках у девочки треснула посуда и разлетелась на стеклянные части, частично впившись в ее организм с целью травмирования».
* Запись анестезиолога-реаниматолога: «Реанимационные мероприятия без эффекта — очнулся сам».
* «Состояние больного удовлетворительное, температура нормальная, стула не было, был обход профессора».
* «Больная N. Возраст — 70 лет. Диагноз: острый холецистит. Сопутствующая патология — девичество».
* «У больного имеются жена, две дочери и прямая паховая грыжа».
* «Два года назад врачи обнаружили у больной Р. нервную систему».
* «Направление больного в урологическую клинику. Причина направления: ушиб правой почки о самосвал».
* «Пульс больного хорошего наполнения, ритмичный, 2-3 раза в день».
* «Больная Харитонова Ульяна Яковлевна, 97 лет. Состояние удовлетворительное, сознание ясное. В постели активна».
* «Больной А. : глаза голубые, уши чистые».
* «Жалуется на зрение: уже не может отличить девушку от женщины».
* «После того как собака укусила больного за ногу, она скрылась в неизвестном направлении».
* «По словам соседей по палате, газы отходят хорошо».
* «Диагноз: ушиб правого яичка о краешек Можайского шоссе».
* «... и клизму сделали, а он все равно молчит».
* «В поезде женщина упала, и ее стало бить. Когда побило — она встала».
* «Анамнез жизни: житель Урала».
* «Язык большой, сухой и весь в отпечатках пальцев"
* * *
Где-то десяток лет назад велели мне доктора срочно ложиться в госпиталь и делать довольно неприятную операцию. Прогноз не самый лучший, настроение хуже некуда. Но надо так надо.
Приехал в назначенный день, и пошел процедуру приема. И вот комната для переодевания. А там обстановка такая, что напоминает прием в гулаговский концлагерь. Не хватает только чтоб из шланга облили ледяной водой. Настроение вообще зашкаливает вниз: — «а что, прожил жизнь, может уже и пора сворачиваться… Ну хотелось бы как-то иначе, не так как в мясокомбинате…»
И тут включается какая-то внутренняя реле: — «а вот шиш вам, не дамся без боя, сам буду решать». Так все и пошло. Лег, пришел консилиум, и мудрые профессора решили, что рано молодого человека резать пока все лекарства не испробованы. И, о чудо, лекарства подействовали, операцию отменили.
А мораль сей сказки такова, что жуткие условия иногда могут стать хорошим мотивационным пенделем. Хотя лучше не надо.
ПС. Узнал, что в том госпитале сделан отличный ремонт и задачка сделать выбор (пришел умирать или жить? ) уже не доступна.
Берегите себя.
* * *
Продолжу о пиявках.
В восьмидесятых годах был необычный случай, связанный с пиявками. Летом на одну из охотничьих баз областного общества охотников привезли детей на несколько дней подышать свежим воздухом, что–то вроде турпохода. Июль, жара, база на берегу красивого большого озера, большие помещения для отдыха с кроватями и постелями, столовая, в общем, все замечательно. Вода в озере стоячая, нагрелась, как на экваторе, дети счастливы.
Но, оказалось, не все. На следующий день после купания утром один из пацанов не встал с кровати. Пришел инструктор, а пацан лежит, вся постель в крови, и он весь бледный и чуть живой.
Оказалось, что у него несвертываемость крови, правда, не настолько серьезная, как, пишут, была у наследника российского престола, тем не менее, хорошего мало. А у пацана во время купания в паху присосалась пиявка, он этого не почувствовал сразу, а когда почувствовал, была уже ночь, будить инструктора постеснялся, да и так окружающих стеснялся из–за места присасывания — мальчишка же.
Конечно, тут же вызвали «скорую», пацана отвезли в больницу, все уладилось, но случай, конечно, опасный. Так что и пиявки могут быть даже смертельно опасными.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100