В одной деревеньке, еще в 90-ые, после развала всего чего только можно, местным мужикам дали землю в собственность, все равно бурьяном поросла.
Мужики были непьющие, работящие. Стали пахать, сеять, урожай собирать, в общем, жизнь у них стала налаживаться.
Тут появляется один тип из Москвы, наглый, скользкий, хитрож@пый. И начинает с бумагами крутить-вертеть. С начальством районным снюхался.
Хочет землю у мужиков отобрать, на себя оформить, а деревенских наемными к себе взять за гроши работать.
С мужиками даже разговаривать не собирается, мол, они ничего тут не решают, чего скажут, то и будут делать. Контору себе начал строить кирпичную, стены первого этажа уже поднял.
Деревенским, естественно, на дядю за кутарки батрачить не хочется. А что делать? Решили пугануть, типа, ты нас лучше не трогай, мы за свою землю глотку кому хочешь порвем. Вали лучше отсюда, предупреждать больше не будем. А его разве этим возьмешь. Он им в ответ что-то вроде: «Вы колхозники, как коровы, только на вид опасные». Поскалился и уехал. А пугать мужикам кроме слов было действительно нечем, ружья даже ни у кого не было. А тут, минимум, чтоб с гарантией, десяток Калашниковых нужен.
Подумали мужики, подумали и поехали на полигон. За три мешка картошки, в те не очень сытые времена, дали им насобирать два ведра стреляных пуль и мешок гильз.
Выбоины от пуль, на стенах строящейся конторы, наколупали молотком. А сами пули насыпали вдоль, а в метрах пятнадцати, разбросали гильзы.
Приехал этот хапуга к своей конторе, вышел из машины. А стены изрешечены в дребезги, кругом стреляные гильзы и череп с костями нарисован.
Шуганулся он по полной, без всяких скидок. Потому как ломанулся из деревни напрямик — через березовый молодняк. Бампер и зеркала там оставил, зато в деревне больше не появлялся.
Лучшие анекдоты из жизни
3 апреля 18
* * *
Как мы с Вовкой победили туалетного монстра.
Каждое лето, нас с моим братом Вовкой, родители отправляли в деревню к бабке с дедом. Умотавшись с нами за все остальное время, они устраивали себе отпуск, а деду с бабкой ежегодную встряску.
В это лето мне уже стукнуло 7, а Вовке 5 лет. Заводилой выступал всегда я, Вовка же, от неопытности своих лет, всегда легко подписывался на всю херню, которую я затевал. Пендюлей, однако, доставалось поровну, по братски. И вот, попав в очередную ссылку, мы с Вовкой как обычно страдали херней и искали клад в коровьих лепешках. Точнее Вовка искал, а я с помощью прутика рогатиной, выявлял кладоносные. Я уже не помню, откуда мне пришла в голову эта идея, но помню, что я был уверен, что в коровьих лепешках должно быть золото и драгоценные камни. Но далее речь не об этом.
В доме было два туалета. Один в доме, практически со всеми удобствами (отец в свое время туда привез унитаз, но г@вно все равно падало вниз на кучу соломы), а второй в огороде, в виде отдельно стоящего здания, метр на метр, с дверкой и окошком в ней, в виде сердечка. Так вот, именно к этому сооружению нам с Вовкой строго настрого было запрещено приближаться.
— Жоподрыщ там живет, — страшала нас с Вовкой бабка, — Если близко подойдете, утащит к себе и будете всю оставшуюся жизнь дерьмо в чане месить.
— А почему дед туда ходит? — интересовался я.
— Да потому что ваш дед х%%в консерватор. Видите ли, унитаз его ж@пу морозит. И мать природа зовет его к себе уже, вот он и общается там с Жоподрыщем на предмет перспективной работы, ну и кормит его заодно регулярно.
Из всего этого, я мало что понял, но понял, что этого Жопдрыща чем-то надо регулярно кормить.
— А зачем его кормить? — не унимался я, — Если он такой плохой.
— Ну, если его не кормить, то он вылезет и съест вашего деда вместе с г@вном — подвела итог бабка и сказала, чтобы не еб@и ей мозг и шли бы поиграть.
Бабка вообще отличалась малой культурой и крыла матом при каждом удобном случае. После каждого лета, родители нас учили заново разговаривать. Но вернемся обратно к Жоподрыщу. Такая перспектива, что его надо кормить, меня всегда интересовала. У нас дома были рыбки и я с нетерпением ждал, когда придет время их кормить, чтобы взять баночку с вонючим дерьмом, достать щепотку корма и бросить в аквариум.
— У меня Вовка есть план, — заявил я своему мелкому братцу. Завтра мы идем кормить Жоподрыща!
— А чем? — заинтересовался Вовка.
— Да хер его знает, — ответил я, — Завтра придумаем...
Завтра наступило, и мы с Вовкой стали готовиться.
— Я предлагаю скормить ему кошку — (тут надо заметить, что большой любви к кошкам я никогда не испытывал, а в доме их было вообще дохерища), заявил я Вовке.
— А как мы подойдем? — выразил опасения Вовка, — Вдруг он нас утащит?
— Не сцы, — успокоил я брата, — У меня есть план. Мы тихонько подтащим лестницу и припрем дверь, а еще закроем ее на задвижку. Так что с тебя самое легкое, закрыть сначала задвижку, — выложил я свой план Вовке.
Вовка почуял подвох, но я ему объяснил, что пока он будет закрывать задвижку, я буду отвлекать Жоподрыща, стуча по задней стенке. Так что он даже не услышит, как будет закрываться задвижка. Тем более Вовка это должен сделать очень тихо. На том и порешили. Поймали первого попавшегося кота и, сунув его в мешок, мы пошли в огород. Я взял на себя самую тяжелую работу, тащить деревянную лестницу. И вот, когда мы уже были на точке. Я подмигнул Вовке, намекая — не сцы и вперед. Сам же знаками показал, что я пошел обходить сзади. На самом деле, я притаился за соседним кустом (ну страшно мне было подходить близко, пока Вовка не закроет защелку на двери). Вовка же с задачей справился исправно. Он как партизан, прополз до туалета, затем тихонько подкрался к нему и повернул вертушку, закрывая дверь. И тут же пустился наутек назад. Я тоже поспешил обратно к лестнице.
— Там что-то шуршит!!! — Шептал он в ужасе мне. — Я чуть не обосцался!!!
— Теперь помоги мне подтащить лестницу, — указал я Вовке.
Мы взяли ее с двух сторон и медленно потащили к туалету. В туалете слышалась какая-то возня.
— Он там!!! — шипел Вовка, выпучив глаза.
— Тихо!!! — показывал я ему мимикой.
Еще немного и мы были почти на месте. Подняв лестницу вертикально, мы толкнули ее вперед, к туалету, так, что она с грохотом опрокинулась на дверь и намертво заблокировала ее. Из туалета донеслось громогласное — Б%Я!!! И еще какие-то крики. Я схватил мешок с кошкой и вытащил ее наружу. Пока тащил, эта с@ка цеплялась за все подряд, орала и порядком исцарапала меня. Видимо в отличие от Вовки она не поверила в добропорядочность моих намерений. Но я схватил ее за шкирку и бежал уже к туалету. Внутри меня смешался страх и отвага. Я почему-то представил себя пионером героем, который бежит с гранатой на фашистский дзот. И вот в таких возвышенных чувствах я практически влетаю, по лестнице к сердечку и прицельно запихиваю кошака в сердечко...
Видимо мысли, и фантазии мной настолько завладели, что я даже не обратил внимания на какие-то моменты. Единственное, что я запомнил в тот момент, так это огромные глаза Жоподрыща в сердечке... и его благой мат. И мы бежали с Вовкой из огорода, не оглядываясь до самого дома...
Ну, потом мы, конечно, целую неделю были без сладкого и гуляли только во дворе, за то, что мы пошли кормить Жоподрыща, но зато дед начал ходит в домашний туалет. Бабка сказала нам, что с Жоподрыщем покончено, а туалет чуть позже разобрали. Вот так мы с Вовкой победили этого страшного монстра. И пускай нас наказали за это, но мы чувствовали себя героями.
Андрей Асковд (Че то как то)
* * *
Огребу я сейчас минусов по полной и от семитов, и от антисемитов. Объединятся в едином порыве. Ну да и фиг с ним, история хорошая, и вообще не моя — ее рассказала моя мама.
Ростов-на-Дону немцы в последнюю войну брали дважды. Наши их, естественно, столько же раз оттуда вышибали. После такого в городе мало что осталось. Дети из маминого класса в послевоенные годы ходили в обносках — отцы кто погиб, кто в лагерях. И надо же было такому случиться, что оба выживших папы класса оказались еврейской национальности. Оба были снабженцами. Их дети были одеты по тем временам очень неплохо, хорошо питались и держались гордым особняком. Сами папы были толстоморды, с очень сообразительными бегающими глазками. Мамин одноклассник Лева Кацман, у которого отец на фронте погиб, этих пап на дух не переносил. "У, жиды! " — говорил он. Мама однажды возмутилась: "Это плохое слово! Как ты можешь, ты же тоже еврей! " В ответ Лева сказал: "Никаких тоже! Это я еврей. А они — жиды! "
* * *
Похоже на анекдот, но это правда.
Бизнес-центр в мраморе и темном стекле. Тротуар вокруг отделан гранитом под шахматную доску. У БЦ официально своей территории вокруг нет. Со стороны переулка — курилка. Работающие в БЦ дымят только там. Но народ-то вокруг ходит, в том числе и с цыгарками в зубах.
Новый начальник охраны принял положении о курении только в специальном месте близко к сердцу, навтыкал охранникам и...
Весенний день, тепло, в курилке пригламуреные девицы, мальчики и дядечки в пиджаках, галстуках, лаковых ботинках, деловые строгие дамы — обычно с мобилой или планшетом. Курят, решают вопросы меж собой или по гаджетам, кто-то успевает прихлебывать кофе из картонного стакана.
Вдоль стен хромой тенью скользит нечто тощее в старенькой ветровке, джинсах и жеваных кроссовках. Левая рука опущена в карман. В зубах что-то вроде ЛД (судя по вонючести). Охранник с мордой английского мажордома преграждает ему путь:
— Курение на территории БЦ только в строго отведенном месте! Я
— Пааашел на хер! Твоя территория внутри! — рявкает тощий и рвется вперед.
Охранник не пропускает. Тогда тощий коротким ударом с правой валит этот шкаф и уматывает на второй космической.
Страж бизнесменов садится на отбитую задницу, рыча тихим матом (громким — премии лишат, нельзя охране БЦ нецензурно выражаться при клиентах) и довольно внятно обещая тощего отловить и ... . рррры! ... . рррры!
На другой день ситуация повторилась, только охранник был другой и упал не так удачно — оцарапался об угол и сразу помчался докладывать.
К пятнице охрана бдила на переулке, и в узком месте между стеной и парапетом веранды кафе тощего отловил сам шеф с тремя бычарами, в их числе был и Ободраная Щека.
— Так это вы тут руки распускаете, гражданин? — осведомился биг босс гвардии.
— А нех@й вы@бываться. — огрызнулся герой дня. — Ваша территория где? Вон, внутри. А то, что вы городской тротуар своей сортирной плиткой испоганили, вам права тут не дает.
— А вот мы сейчас полицию вызовем и вас за нанесение телесных повреждений... на пять лет. — гаденько ухмылялся главный цербер.
— Даааа? Вызывай, @б! Вызывай, х@ли расперся, как ж@па на поносе?! Вызывай! Звони! Ща тут цирк будет, ох@еешь на пять лет!
К этому времени вся курилка и кафе смотрели на развернувшееся действо. Одна деваха искренне восхитилась выражением про ж@пу — мол, даже на севере такого оборота не слыхала.
— Уверен?
— Да!
— А почему — цирк? — поинтересовался начальник. — Что смешного в протоколе?
Тощий вытащил левую руку из кармана. Кисти не было — рука заканчивалась культей. Затем он пальчиками правой подернул правую же штанину и стали видны металлические трубки старого протеза.
В повисшем пеленой всеобщем охренении было слышно как икает поцарапаный в среду охранник, судорожно двигая челюстью.
— То есть ТЫ и ТВОИ МОРДОВОРОТЫ заявят, что им регулярно выписывает п@зды однорукий и одноногий инвалид? Во менты поржут. Да и судья. А уж как твое начальство развеселится... Ой...
— А чего ты тут ходишь? — только и смог сказать шеф охранников.
— Работаю я, блин, на этом районе, понял?! Мне твой гадюшник никак не обойти, воткнули прям на дороге.
Охрана молча развернулась и скрылась в боковых дверях.
Тощий так и ходит мимо БЦ утром и вечером. В потертой ветровочке, джинсах и с неизменной сигаретой.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100