Нам, шумной компании патлатых имбицилов с гитарами, по 18. Купил сильно подержанный шедевр отечественного автопрома — ушастый Запорожец. Цвет авто я назвал романтично — "лепесток прошлогодней ромашки", авто назвали — "Анжела", да простят нас тезки нашего великолепного автомобиля. Удивительно, но монстр сохранил способность самостоятельно передвигаться, мы наливали в него бензин, и ездили с жутким грохотом и дымом по островным автобанам. От него постоянно что-то отваливалось, мы прикручивали упавшие детали на проволоку и ехали дальше.
Был у нас друган Серега (сейчас уважаемый человек, чиновник, поэтому фамилию не скажу, хоть режьте!). Малый недалекий, или прямо скажем — тупой, но с огромным апломбом, амбицией и снобизмом. Этакий яппи. В отличие от нас, рафинированных микроцефалов и дебилов, прическу имел аккуратную, ногти стриг вовремя, выбрит был гладко, костюм носил, галстук-удавку и туфли начищенные. Особый шарм ему придавал, совершенно извращенного покроя кожаный плащ, с полами выше колена, немыслимого коричневого цвета, и, полагаю, актуален этот плащишко был в начале
50-х. Габаритами Серега отличался кличковскими и зело неповоротлив был.
Обстановку живописал, далее — история.
Как-то осенью, после дождя, я подчеркиваю — после дождя дело было, едем мы вдвоем с Серегой, на Анжеле, в наш двор, ибо нас ждут соратники. До точки, примерно километр по дворам, и у нас обрывается тросик акселератора, или "газа" для неспециалистов. Двигатель у ЗАЗа, как известно в корме, и у меня рождается гениальная идея:"Серега, дабы нам Анжелку не толкать, предлагаю поступить следующим образом — мы открываем крышку моторного отсека, ты располагаешься сбоку от автомобиля, берешь в руку тросик "газа", тянешь его на себя, тем самым увеличиваешь обороты, и идешь рядом с авто на манер дамы с собачкой. Я, тем временем, осуществляю управление агрегатом. Таким образом и дошкандыбаем до места". Серега кивнул, дескать, принято, и встал на исходную. Серега берет обрывок тросика и НАМАТЫВАЕТ его на длань огромную. Мы начинаем движение, но... Серега делает это слишком вальяжно и на какую-то секунду опаздывает. Анжела тронулась, Серега, проворностью не одаренный, движется чуть медленнее автомобиля, и тросик натягивается, повышая обороты, Анжела движется быстрее, Серега пытается ее догнать, но делает это все с той же вальяжностью, и — не успевает. Я уже упомянул о прошедшем дожде, так вот я, находясь за рулем, по привычке, объезжаю лужи, расположенные в шахматном порядке, а кореш мой драгоценный, вынужден ломиться огромными сайгачьими скачками, непосредственно по осенней распутице, отделиться-то от Алжелки он не может, так как кисть свою он к ней привязал особо тщательно. Когда я оглянулся и увидел детину, сосредоточенно совершающего легкоатлетические спурты в развевающемся кожаном кафтане и галстуке, и уже покрытого толстым слоем жидкой грязи, у меня началась истерика. Я потерял способность что-либо соображать, и понятие "тормоза" моментально стерлось из моей памяти. Кореша, ожидающие нас у подъезда наблюдали следующее: во двор, с истошным воем, зигзагами, резво влетает грязная "лайба", рядом с ней, со скоростью молодого леопарда, несется, не менее грязный субъект, в очертаниях которого угадывается нечто знакомое. "Лайба" останавливается, и из нее, мешком, вываливается другой субъект, конвульсивно содрогающийся, нечленораздельно хрюкающий, с безумными глазами, полными слез...
Как мы приводили кореша в порядок — совсем другая история.
Случаи в транспорте
18 июня 05
* * *
* * *
Во время службы в Германии доводилось сопровождать груз из одного гарнизона в другой. Груз – ракеты «воздух-воздух» на 5 «Уралах». «Ходили» колонной через всю ГДР обходя большие города. Но как не обходи, а некоторые проезжать приходилось. Мы – «срочникики», развалившись на тентах между дугами кузова, качались как в гамаке, загорали и балдели. Пока не заезжали в очередной городок. Наш «Урал» по своим габаритам был чуть уже их мощеных улиц. На каждой такой улице, по обеим бокам сделаны стоянки для машин, плюс открытые кафе по бокам тех же улиц. Когда колонна из пяти наших машин появлялась на такой улице это был цирк с участием слонов. Наши водители проявляли чудеса вождения вписываясь в оставшееся пространство. Из окон домов немки махали нам руками, а мы в трусах представляли великую державу и махали кто чем в ответ.
Но больше всего поражало другое. Практичные, честные и аккуратные немцы услышав движение нашей техники спокойно выдвигали свои «трабанты» на пол корпуса со стоянки на дорогу, садились напротив в кафе и спокойно пили кофе ожидая наши «Уралы». Даже поцарапав такую машину, наша страна платила «гансу» такую страховку, что тот мог купить две машины с гаражом и остальной авто-лабудой.
В таких случаях наши делали резкий стоп. Нас сгоняли с тентов. Мы, как были в трусах, спрыгивали, оттаскивали машину, грузились и движение продолжалось.
…. а вы говорите немцы, немцы…
* * *
Эту историю мне рассказал друг, утверждая что она произошла с его знакомым, хотя я до сих пор сомневаюсь, потому как где-то эту байку уже слышал.
В общем, наверное, всем учащимся московских, да и не только, вузов знакомы социальные карты студента. Если все же кто не знает, поясняю: по ней можно пройти через турникет если карточка от него на расстоянии хотя бы 4-х сантиметров. Так вот знакомый моего друга тоже имел такую карту. В один день при входе в метро, он засунул карту себе под шапку, да так мастерски что не было видно ни одного бугорка. И вот подходит он к турникету, а сзади него какая-то старушка лет 80-ти,которая в Москве либо не была ваще, либо как минимум лет 20 назад. Парень крестится, и с фразой то ли «Господи, помоги!», то ли «Господи, проведи!» наклоняется и лбом прикладывается к лампочке, отчего та естественно загорается зеленым и наш герой спокойно проходит. Но главная фишка в том, что обалдевшая от такой халявы бабушка минут пять безуспешно билась башкой об турникет, выкрикивая заветную фразу, пока ее не отвели в сторону. :)

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100