В супермаркете расплачиваюсь на кассе за хренову кучу продуктов. Муж отошел немного в сторонку... Денег немного не хватает.
Обращаюсь к мужу, чтобы добавил — ноль внимания.
Я повторяю просьбу — молчит как рыба об лед.
Психанула, как заору:
— Б%я, денег дай! Ты что, оглох?!
И за рукав его дергаю.
А он как отскочит от меня и говорит:
— Уберите от меня эту придурошную, я ее первый раз в жизни вижу!
Пипец! В этот магазин больше не ходим.
Розыгрыши и обломы
28 ноября 13
* * *
ЗАГАДОЧНАЯ ВСТРЕЧА У МУСОРОСБОРНИКА
"Самое непостижимое в этом мире — это то, что он постижим"
(А. Эйнштейн)
Утром позвонил приятель, назовем его Игорем Игоревским.
Игорь знаменитый на всю страну журналист и телеведущий, когда-то мы вместе работали и с тех пор он иногда звонит, особенно если приспичит.
В этот раз ему приспичило срочно «на коленках» сотворить отбивку для своей передачи. Что-нибудь простенькое и незатейливое, но брутальное и урбанистическое.
Я был не особо занят и решил влезть в это дело, но чтобы никуда не переться, позвал Игоря вместе со съемочной группой в свой кусочек Москвы, под самым моим домом.
Пока они ехали, я уже все придумал и даже место присмотрел.
Игорь был поставлен на самый край тротуара, а мы с оператором расположились метрах в пятидесяти от него (оптика позволяла).
План был прост: одинокий Игорь должен был вначале посмотреть направо, потом налево, затем скрестить на груди руки и орлом глянуть прямо в камеру. Но проделывать все это нужно было безумно плавно и медленно, чтобы растянуть минут на десять, не меньше. Потом, на монтаже, многократно ускорим и получится, что перед Игорем, как бешеные мухи пролетают стаи машин, а вокруг, с нереальной скоростью, туда-сюда снуют прохожие.
Напоследок я по телефону выдал подробные инструкции:
— Ни на что не реагируй и не отвлекайся, а если вокруг тебя соберутся люди, это может быть и не плохо, пусть потом мечутся как заводные, на фоне тебя, как вкопанного. И не вздумай вступать с ними в разговоры – артикуляция видна. Да, и постарайся не сходить с места, а то выпадешь из кадра. Все, мотор идет, прячь телефон и начали.
Первые минуты три, все шло по плану, но тут как на зло, я увидел в мониторе, что нашему старому консьержу Павлу не сиделось дома, он проходил мимо и конечно же обратил внимание на одиноко стоящего у дороги, знаменитого телеведущего.
Старик обошел вокруг практически застывшего Игоря, поздоровался, но тот, конечно же, даже не кивнул, а продолжил смотреть куда-то вдаль, в сторону мусоросборника.
Бедняга Павел, тоже попытался вглядеться в пустые баки, ничего любопытного для себя не обнаружил и почему-то очень обиделся (это было видно по его растерянному лицу), немного постоял в нерешительности и вдруг начал толкать какую-то пламенную, нравоучительную речь (иногда он может), но «надменный» Игорь продолжал его игнорировать.
Все шло в принципе по плану и я не спешил останавливать этот дубль, но тут обратил внимание, что на пакете в руках у консьержа, виднелась крупная надпись «ИКЕА».
Это прокол.
Пришлось выключать камеру и звонить Игорю, чтобы тот отогнал от себя моего любопытного консьержа…
…Забегая вперед, скажу, что мы сняли все что хотели, правда, не со второго и даже не с четвертого дубля, но сняли.
Съемка закончилась, я попрощался с группой и пошел домой.
Еще издали было видно, как у нашего подъезда активно жестикулировал консьерж, что-то возбужденно доказывая трем недоверчивым старушкам.
В принципе, уже по жестикуляции можно было понять, о чем это он.
Я подошел, поздоровался и спросил:
— Павел Олегович, что это вы тут такое интересное рассказываете?
— Ты представляешь, только что, за теми домами у дороги я видел ведущего криминальной хроники Игоря Игоревского, а они мне не верят.
Подключились соседки:
— Да не он это был, не выдумывайте, Павел Олегович. Ну, что такому большому человеку делать за теми домами? Мусорку что ли нюхать?
Консьерж потерял к теткам всяческий интерес, махнул на них рукой и полностью переключился на меня:
— Да он это был, я ведь еще из ума не выжил. Что я Игоревского с полуметра не узнаю?
Вот, как с тобой сейчас, разговаривали.
И кстати, противный мужик оказался, пока в жизни с ним не столкнулся, я был о нем лучшего мнения. Задал ему пару вопросов по делу, была одна темка, так он стоит, как дурачок, морду от меня воротит, говорить не хочет, брезгует. Тьфу, аж противно. И ты знаешь, он сто процентов работает на ФСБ, гарантию даю.
Я очень удивился такому повороту дела и спросил:
— Почему на ФСБ? С чего это вы так решили?
Консьерж приблизился ко мне вплотную, понизил голос, оглянулся на теток, которых уже не было, включил суровое выражения лица и ответил:
— А я тебе скажу – почему на ФСБ. Знаешь как у них информация налажена? Что ты, о каждом вот такусиньком человеке все знают (дед показал на кончик своего мизинца), так вот, пока я с ним стоял и пытался вывести на серьезный разговор, Игоревский вдруг повернулся ко мне и так сердито говорит: — «Павел Олегович, тут нельзя стоять, разворачивайтесь и немедленно следуйте к месту своей прописки…» Я как услышал свое имя, аж давление подскочило.
Чего ржешь, и ты мне не веришь... ! ?
* * *
* * *
Из недавно прочитанного.
Времена СССР. После возвращения с боевого дежурства подводникам платили нехилые деньги, которые по заведенной на флоте традиции, офицеры получали по старшинству, начиная от командира и далее. Естественно, первые получали деньги в крупных купюрах, а последние уже в «пятерках» и «трешках», плоть до рубля.
Таким порядком двум младшим офицерам (холостякам и любителям приключений) в этот раз досталась зарплата новенькими трехрублевками.
Друзья решили поехать на Черное море в круиз на теплоходе по маршруту Одесса-Батуми. Надо сказать, что оба были на субмарине вычислителями и отлично знали свое дело.
Переодевшись в гражданское, захватили с собой только вещмешок. Но какой?! В нем лежал арифмометр «Феликс», который после некоторой модернизации, представлял из себя полый корпус с несложным приспособлением: если покрутить ручкой арифмометра, то из прорези в середине корпуса вылетала купюра и раздавался звонок.
В круизе офицерам захотелось, что естественно, расслабиться. А происходило это так. В ресторан заходили два пижона, заказывали дорогие блюда и выпивку, а когда надо было расплачиваться, один из них демонстративно ставил на стол перед официантом «Феликса» и говорил другу: — Крути!
Раз крутанул – вылетела новенькая «трешка», второй – еще одна летит на стол. У официанта челюсть отвисла – чудеса! Печатный станок в натуре, а тут еще первый подавал команду приятелю: — Крутани еще – ему на лапу.
Такую операцию они проделывали каждый день, и молва о чудесной машинке разнеслась по всему теплоходу. А каким сказочным успехом они пользовались у женщин!
Сказка закончилась, когда теплоход пришвартовался в Феодосии. Как только друзья сошли на берег, их тут же уложили люди в штатском.
Оказывается, в то время во Львове была ограблена сберкасса, и везде разослали ориентировки на досмотр имеющих новые купюры. А тут такие появились, о чем незамедлительно было сообщено по радио, кому следовало.
Таким феликсом оба шутника оказались в КПЗ.
Пока затребовали на них данные, пока проверили их купюры по номерам, пока осмотрели ««Феликс» и дали по нему свое заключение специалисты, — теплоход ушел.
Отпуск был испорчен, да и части денег офицеры потом недосчитались, — наверно все же кто-то из «людей в штатском» подумал: — Возьму-ка себе немного, эти потом себе еще «напечатают».

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100