ПАВЛИК МОРОЗОВ
В детском садике, который посещал мой отпрыск, вспыхнула неземная страсть промежду воспитателкой и папашей одного из воспитанников. На чем там они снюхались – один дьявол ведает. По-любому, у них был общий ребенок-по-долгу — отцовскому и служебному. Да то еще убоище – пятилетний вихрастый пострел Павлик!
Вот воспитателка и заныла папаше Василию, что его чадо требует повышенного внимания и немалых дополнительных хлопот. Вестимо, намекая на взятку или какой там еще бакшиш. Вася с ней согласился, но предпочел рассчитать натурой и свое повышенное внимание направил на нее, даму пусть и не слишком казистую. Васино внимание ее вполне удовлетворило – он оказался классным удовлетворителем.
А павликова маманька радовалась, что благоверный вдруг добровольно взял на себя обязанность вечерней эвакуации малого из садика. Пусть и поздно, зато она получала после дня напряженного труда во имя и на благо Родины пару часов свободного времени. Для варки, стирки, уборки и прочих дамских развлекушек по хозяйству. Заложил же папашу Павлик, когда мамочка поинтересовалась, не скучает ли дите один в ожидании папы.
Павлик обрадованно:
— Нет! Марьстепанна выдает игрушки из витрины для комиссий! – и принялся взахлеб об издалека управляемом танке, кубике Рубика, конструкторе с болтиками-отверткой и мультяшками в теливизере.
— Так она с тобой играет?
— Не, — гордо сказал Павлик, — я один! Она запирает меня в группе, а сама в нашей спальне сдвигает с папкой три кровати, и они на них ипуца. Мне вахтер дядя Вова рассказал. Он все в окошко видит. Просил тебе передать, но мне все некогда.
Ошарашенная маманя проявила выдержку до следующего дня и с помощью вахтера дяди Вовы, фанатичного блюдуна семейных ценностей, через указанное окошко лично убедилась в энергичной неверности благоверного. А в ходе подобающей случаю истерики уже дома, в промежутках между битьем тарелок на голове грешника, вопила:
— Ну что ты нашел в этой крысе? Она ж мине в подметки негожа!
Гнусный изменщик не признался в своих находках, но, бия себя в грудь, пошел в сознанку:
— Дорогая, ну поверь, не для греха, а нашего дорогого Павлушки ради. Ты ж знаешь — люблю я только тебя! — и, привычно уворачиваясь от летающих тарелок, поцеловал супругу как в загсе.
В конце концов он, как оказалось, заядлый ходок по бабам, был в какой там у них раз прощен. Но от изъятия Павлика из садика отстранен как утративший доверие. Мальчика уже забирали мама или бабушка. У той же самой Марьстепанны — заведующая садиком после скандала никаких организационно-воспитательных мер применять к ней не стала. Соискателей детских местов в садике – вагон и маленькая тележка, а новую воспитателку поди сыщи! Кто согласится на эту нелегкую работу за мизерную зарплату без всяких там бонусов. Кроме как доплаты натурой от таких сознательных папаш как отец Павлика.
Возмущенной маме, накатившей телегу на воспитателку ("... чему эта б%%%ь может воспитывать детей... бла-бла-бла. . "), было предложено поискать другой детский садик, да впредь следить получче за своим мужиком, слабым на передок. Увы, уже и в то время отыскать место в детском садике было потруднее, чем другого мужа, и маманя уговорила заведующую не увольнять Павлика из-за аморального поведения совращенного отца – дети за родителей не в ответе, так считал даже товарищ Сталин, хотя и поступал наоборот. Отец уже прощен, перевоспитан дома и в трудовом коллективе. Осознал и больше не будет. Хотя бы потому, что впредь Павлика будет забирать как пораньше она или бабушка, к чему они уже приступили. А телегу забирает взад.
... И все вернулось на круги своя. Вася сразу после работы занимал свое лежачее место примерного семьянина на диване перед телевизором, по-прежнему предаваясь государственным или мировым проблемам, пока супруга на кухне с горшками и в ванной с бельишком решала куда более приземленные домашние проблемки. Павлик гонял по квартире управляемый танк, который выканючил в порядке компенсации своей утери в садике. Вуаерист-вахтер Вова великодушно простил Марьстепанну и продолжил с ней свои прежние романтические отношения. Марьстепанна усилила свое педагогическое внимание Павлику, чтобы не заподозрили в какой там мести. Да делала это искренне, перенеся свою любовь на него как детеныша любимого человека.
Так и закончилась эта история не с одним счастливым концом, а с двумя: вахтера Вовы и папы Васи. Самое же пикантное в ней — фамилия благородного павликина семейства была Морозенко, что в переводе с мовы (украинской) на язык (русский) — Морозов. Так что наш Павлик Морозов исторически был обречен на этот подвиг – заложить родного отца.
Однако никаких посмертных лавров из этого подвига мальчик не стяжал – не сам же к нему пришел, а по наводке ревнивого вахтера дяди Вовы. Да и остался в живых, папа с родней со своей стороны, включая свекра, свекровь своей супруги и двух братьев-рецидивистов, не стал убивать сынишку из-за эдакого пустяка. Да времена уже настали другие, борьба с кулаками (имеется в виду не бокс! ) успешно закончилась еще до войны. И пионером-ленинцом наш Павлик не был — возрастом еще не вышел. В общем, не вполне соответствовал установленному формату пионера-героя, пожертвовавшим отцом во благо Родины.
Семейные истории
8 ноября 12
* * *
Когда не можешь изменить систему, измени подход к этой системе. (из тренингов по менеджменту).
Василич рассказал.
В 70-е годы родилась долгожданная дочка. Сказать, что Василич ждал появления первенца – ничего не сказать. Все коллеги знали и тоже ждали и переживали. Даже по громкой связи сообщили на весь карьер, где Василич работал горным мастером, что он стал отцом.
Василич отпросился с работы и рванул в роддом. Там его ждало две новости: одна хорошая – дочка здоровая и красивая, другая плохая – теща с женой уже дали имя ребенку Светлана. Это никак не вязалось с мечтами Василича, он хотел, что бы дочку назвали Верой.
Пока жена лежала в роддоме, у Василича с оппозицией шли уговоры, переговоры, скандалы. Бабы стояли на своем.
Долго ли коротко – жену с ребенком выписали и привезли домой. Все радовались и уже неделю называли девочку Светой. И только Василич ходил мрачнее тучи, а оставаясь один на один ласково называл дочку Верочкой.
Началась приятная суета: пеленки, коляски, пироги, приглашены гости. И тут женщинами была совершена ошибка: муж (зять) как ненужный балласт (пироги не готовит, стол не накрывает) был отправлен в ЗАГС получить свидетельство о рождении. В ЗАГСЕ на вопрос "как будем называть ребенка? " Василич с гордостью сказал – ВЕРА!
Домой Василич летел как на крыльях. Зайдя (впорхнув) домой, светясь как медный пятак не раздеваясь прошел в гостиную. При уже сидящих за столом гостях налил себе водки, выпил и как козырную карту на стол шлепнул свидетельство и выдохнул: «Нате вам СВЕТУ»!
Скандал был. Как без этого... Зато уже почти сорок лет у Василича есть любимая дочка — Вера в которой он души не чает.
Если читаешь — здоровья тебе, Василич!
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100