СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ
До Нового 1992-го года оставался всего час.
Девчонки давно уже накромсали салатики, накрасились, переоделись и ждали меня с бутылкой и тортом. Побегал я по магазинам, оказалось, что с теперешней веселой гиперинфляцией, денег хватало только на что-то одно, да и то не самое лучшее, и я сделал эгоистичный выбор в пользу тортика.
Общага уже затаилась в предвкушении праздника, в коридорах почти никого, вдруг, какой-то тихий жалобный писк и нервное постукивание монеткой. Подхожу к лифту, слышу:
— Я внутри! Позовите, пожалуйста, кого-нибудь! Через сорок минут Новый Год. Что же мне до утра тут сидеть?
С невероятным трудом я раздвинул дверь сантиметра на четыре и в щель рассмотрел заплаканную блондинку с потекшей тушью. Как ее звали я не знал. Единственное, что я о ней знал, так это то, что живет она на третьем этаже и по ней, еще с первого курса, безответно сохнет двухметровый армянин Тигран, мой товарищ по околачиванию груш в боксерском зальчике. Блондинка всячески избегала Тиграна. Как он только не подкатывал и с цветами и без, а в ответ одна реакция — надменно поджатые губки и — "Молодой человек, мне это не интересно, позвольте пройти". Видимо, просто боялась больших и свирепых кавказцев, хотя, Тигран был страшен только в боксерских перчатках, а в быту он интеллигентнейший человек, даже детей на «вы» называл.
Естественно, вахтерши на боевом посту уже не было и я прихватил с ее стола толстую книгу учета, вернулся к лифту и вбил ее в щель между дверями, чтобы девушка, хотя бы, дышала там.
— Не хочу вас расстраивать, девушка, но вряд ли за полчаса до Нового Года во всем Питере можно найти хоть какого-нибудь лифтера. Так что, я даже не знаю, чем вам помочь. Если хотите, могу сходить, сказать вашим соседкам. В какой комнате вы живете?
— Да, ладно, спасибо, мне еще соседок здесь не хватало. Они только поржут и пойдут дальше праздновать. Ну, вы тоже идите, с наступающим и спасибо за воздух.
Я как мог подбодрил несчастную блондинку, попрощался и с тортиком в руке и камешком на душе побежал вверх по лестнице, ведь меня и самого давно заждались.
На шестом этаже я резко остановился, сбросил камешек с души, развернулся и помчался на четвертый.
В комнате у Тиграна огромная армянская толпа спортсменов уже вовсю пила и хохотала. Я позвал Тиграна.
— Вопрос всей твоей жизни и смерти. Сосредоточься – это важно. Готов воспринимать? Тогда слушай. Меняю ценнейшую информацию, всего лишь на бутылку армянского коньяка. Соглашайся, не пожалеешь.
— Бррат, заходи, посиди с нами, а с коньяком ну, никак, у самих только три бутылки, бррат.
Тогда я рассказал про застрявший лифт и его невольную, белокурую начинку. Тигран сделал бешеные глаза и потребовал, чтобы я поклялся здоровьем будущих детей, что не вру, потом вручил мне бутылку коньяка, а бонусом еще и бутылку шампанского и как был в белых носках, так и убежал вниз по лестнице.
Часов до четырех утра, на первом этаже, можно было наблюдать идиллическую картину: На полу возле лифта, в окружении тарелочек, сидел Тигран, одной рукой он прижимал к дверям бокал с соломинкой, а другой, аккуратно длинной, деревянной линейкой «кормил лифт» салатом оливье.
А после зимних каникул Тигран со своей блондинкой сняли квартиру где-то на Петроградке и навсегда переехали туда. Так я и лишился отличного спарринг партнера, но это уже совсем другая история.
P. S.
С Новым Годом, друзья мои! И пусть нам всем повезет не меньше чем Тиграну…
Лучшие анекдоты из жизни
2 января 17
* * *
* * *
Свинья — это не только нежное сало, это и великий лекарь.
Дружу с знаменитым логопедом, чудеснейший светлейший Человек. Назначила свидание, захожу в кабинет, ее нет. Сижу жду. Заходит через минут 10, извиняется, светится от счастья. Лежала у них девочка, страдает аутизмом, гиперактивность и пр. сопутствующие тяжелые "радости". По весне, после курса лечения — выписали. Времена тяжелые, отец ушел, мать отвозит больного ребенка к своей бабушке в деревню. Прабабушка еще в силе содержать хозяйство, девочка привязалась к курям, кормила их, гладила, сутки проводила в курятнике, бегала с ними по двору, к осени курей прирезали, ребенок привязался к свиньям. Мяла руками картошку, кормила их, гладила, в общем хрюши получили такую дозу любви, а девочка вернулась к адекватному восприятию мира. Врачи в шоке. Все слышали о лечении общением с дельфинами, лошадьми, но свиньи, куры... Пока это не увидишь своими глазами — не поверишь. Место чуду есть в нашем мире.
* * *
Промывка мозгов
— Алло! Мне нужен главный врач!
— Он на пятиминутке, позвоните, пожалуйста, позже.
— Ага! Вот почему "скорая" удосуживается прибыть через час после вызова. Оказывается, все на пятиминутке!
— Оставьте свой номер телефона — когда заведующий освободится, мы Вам перезвоним.
— Когда он освободится, я уже, может быть, сяду. Вас беспокоят из редакции газеты "Недостатки". Мне поручено написать статью о нашей калечащей медицине вообще и о вашей злополучной поликлинике в частности. Буду часа через полтора. Предупредите главного, чтобы он подготовил для интервью пару врачей и нескольких пациентов. Ну и что-нибудь такое, знаете, немного скандальное. Без этого никак. Читателю нужно промыть мозги. Пресса, знаете.
— Через полтора часа главный врач должен быть в министерстве.
— Очень хорошо. Это сгодится для заголовка: "Костоправ сбежал в Минздрав". Неплохо, а?
В обусловленное время корреспондент явился в поликлинику.
— Здрасте. Это я вам звонил. Ну, чем будем удивлять?
— Главный врач просил извиниться — ему не удалось выкроить для Вас время. Но Вы можете взять интервью у любого нашего сотрудника. Могу порекомендовать психиатра. Человек он необычный, приобретете массу впечатлений.
— Годится. И заголовок в тему: "Промывка мозгов". Неплохо, а?
Секретарь сопроводила корреспондента к кабинету с табличкой "Психиатр" и заглянула внутрь:
— Николай Петрович, к вам посетитель, — обратилась она к доктору, предложила репортеру войти и удалилась.
— Добрый день. Садитесь, — поздоровался эскулап, повернул в замке ключ и положил его к себе в карман. — Не беспокойтесь, это для Вашей безопасности. Знаете, иногда врываются невменяемые больные, скандалят, телесные повреждения наносят. Ну-с, на что жалуетесь?
— Собственно, ни на что. Я...
— Да-да, понимаю. Все наши больные абсолютно здоровы. "Не дай мне Бог сойти с ума, уж лучше посох и сума..." — так, кажется, у Пушкина? Уже состоите на диспансерном учете?
— Доктор, Вас что, не предупредили?
— Так и запишем: "Пациент уходит от конкретных ответов, считает себя вменяемым, но полагает, будто о его действиях некто заранее предупреждает окружающих, что указывает на наличие у него мании преследования. Держится настороженно, несколько развязно".
— Да вы что, с ума сошли! Я член Союза журналистов!
"... заявляет, что врач сошел с ума — (продолжал озвучивать свои записи доктор), — что является симптомом проекции собственной болезни на собеседника. Утверждает, будто состоит членом некой организации, которую именует "союзом".
— И давно это у Вас?
— Я занимаюсь журналистикой три года. Послушайте — меня к Вам прислали...
"Болеет три года, полагает, что его прислали, но недоговаривает откуда. Не исключено, что считает себя пришельцем из иных миров" — бубнил психиатр, водя ручкой по "истории болезни".
— С НЛО давно виделись? Голоса слышите постоянно или периодически?
— Это черт знает что! Приходишь в поликлинику здоровым, а уходишь больным! Я это так не оставлю!
— А, батенька! Зачем же здоровому в поликлинику? Сытый в столовую не пойдет:
"Присутствуют также симптомы резонерства и расщепления сознания с выраженной агрессивной окраской" — закончил врач.
— Выпустите меня из кабинета! — не на шутку испугался репортер.
— Нет, голубчик. Один Вы отсюда не выйдете, — ответил его собеседник, набирая номер. — Алло, скорая? Говорит доктор Зубов. Запишите вызов для психбригады. Да, для госпитализации пациента в больницу Павлова. Диагноз? Параноидный синдром эндогенно-процессуального генеза, выраженная мания величия и бред преследования. Да, опасен. Спасибо, жду.
— Доктор, я Вас очень прошу, отпустите. Я специализируюсь по медицинской тематике, хотите — устрою Вам бесплатную рекламу в газете? — взмолился корреспондент.
— Отпустить я Вас, милый, не могу. Клятву дал Гиппократу. Так что долг есть долг. А там, куда Вас сейчас заберут, я советую свою медицинскую специализацию не упоминать. Ну, подержат месячишку, подлечат и выпустят с Богом. А "специалистов в медицине" по инструкции не менее полугода обрабатывать полагается. Так сказать, до полной промывки мозгов. Так что Вы тут немного посидите, а я приму кофейка, — закончил доктор, и вышел в другую дверь.
Журналист тут же рванул к телефону.
К его удивлению, шнур к розетке присоединен не был.
Затем его взгляд упал на лежащую возле телефона записку:
Николай Петрович!
Тут прибудет какой-то нахальный репортер — специалист по промывке мозгов. Промой-ка ему кое-что и постарайся объяснить, что такое учтивость.
Главный. врач: (подпись). — Ну что ж, а теперь можете задавать свои вопросы, — произнес входящий в кабинет врач.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100