Приехал один мужик с крупного предприятия на Кольском полуострове в
Сочи. По делам или на краткий отдых — не суть важно. Остановился в
гостинице, только распаковал чемоданы, стук в дверь. Открывает — на
пороге миловидная женщина с фотоальбомом.
"Можно войти?"
"Пожалуйста."
"Я бы хотела показать вам некоторые фотографии. Надеюсь, что-то вам
обязательно понравится." Женщина открывает альбом, а там в различных
позах на кроватях, диванах,
креслах сфотографированы девушки. Внизу каждой аотографии двух и трехзначные
числа. Мужик просматривает весь фотоальбом до конца,
периодически восхищаясь и удивляюсь на такие низкие цены. Женщина спрашивает:
"Я вижу, вам очень понравилось?"
"Ну, я просто в восторге! И цены отличные. Я бы взял себе кое-что...
Да только везти далеко."
"Как везти? Куда везти?"
"Так я же с Кольского полуострова! Доставка очень дорогая."
"Извините... А вы что туда везти собрались???"
"Как что? Диван, конечно. У вас и кресла красивые есть — я бы набор
взял. Да вы же сами мне каталог показывали..."
Пошлые истории
09 октября 2008
Тема

* * *
У друзей-сотрудников Антона и Кости работа была связана с командировками, частыми, но крадкосрочными. Вот и в тот раз они прибыли в хрустящую от мороза столицу, устроились в недорогую гостиницу ВДНХ, пожертвовав хмырю-администратору пятёрку из своих скудных командировачных. Как обычно в гостинице такого типа царила скука до зевоты, развлечения ограничиваличь чёрно-белым телевизором в вестебюле, охотой на тараканов, ну и святая дело — пьянкой.
Однако у друзей была своя, с годами отработанная программа досуга:
а) девушки;
б)ужин с ними;
в) мужские радости.
Качество досуга строго соответствовало материальным затратам по каждому отдельно взятому пункту. На заре своих командировочных мытарств они пытались сэкономить на этом мероприятии посредством общедоступных уличных знакомств, преимущественно в общественном транспорте. Но вскоре убедились, что этот путь тупиковый: ухаживания требовали времени, посещения различных увеселительных заведений и не гарантировали скорого, более тесного общения. При этом у новоиспечённых подружек, после первых же попыток добиться их благосклонности, пробуждалась заманчивая надежда на светлое будущее с юридическим завершением, что ни каким боком не входило в планы соискателей одноразовой любви.
Так методом проб и ошибок они пришли к убеждению, что не стоит терять время на капризных и непредсказуемых незнакомок; куда разумнее обратиться к профессиональным труженицам постельного ремесла, которые твёрдо знают рыночную цену всем выше перечисленным пунктам.
Сразу же как устроились, Антон отправилсЯ на разведку. Возле гостиницы ожидательно мёрз, пританцовывая от холода, небольшой ассортимент девиц неопределённого возраста, с одинаково размалёванными боевой раскраской лицами. Они бросали заинтересованные взгляды на каждого выходившего из гостиничных дверей мужчину, как истосковавшиеся жёны моряков у причалившего судна, вернувшегося из дальнего плавания.
Разведка донесла неутешительную информацию: расценки на услуги столичных путан вдвое превышали средне-российские. После скрупулёзного математического анализа друзья пришли к неутешительному выводу: при самом экономном режиме из их скромного бюджета можно было выделить на гонорар только одной девице, плюс трояк дежурной у входа пожилой гостиничной церберше с суровым лицом тюремной смотрительницы. Бросили жребий.
Вскоре Антон в вестибюле смотрел захватывающий документальный фильм об эффективности комбикормов для выращивания крупного рогатого скота, а Костя в это время угощал портвейном новоявленную подругу, в спецодежде: лакированные туфли на высоком каблуке, короткую юбку по самую срамату и декольте до пупа. Она была далеко не первой свежести, но обладала необходимыми для её профессии пышной грудью и крепким крупом.
После первого же стакана Костя стал осторожно выяснять, как она относится к таким общечеловеческим ценностям, как отзывчивость, чуткость и любовь к ближнему, а если положительно, то не согласиться ли, в виде гуманитарной помощи, в этот суровый, морозный вечер безвозмездно согреть своим теплом ещё одного нашего советского трудящегося?!
Оказалось, что она, как любая советская женщина, в полном объёме обладает этими замечательными качествами и не скупиться ими делиться, но... не на работе. На своём трудовом посту она отвергает любую форму благотворительности, а дополнительные услуги оказывает по двойному тарифу, как сверхурочные.
Антон вышел к томящемуся в похотливой надежде Антону и жутко его огорчил. Они ещё о чём-то пошептались, и Антон вернулся к своей предпреимчивой подруге для заключительной стадии их общения. Свой мужской долг он выполнил с честью и даже в пылу страсти не снимал тельняшку, в номере было довольно прохладно. Уснули.
Среди ночи клиент разбудил подругу, ему снова преспичело любви. Жрице хотелось спать, но на работе она старалась не нарушать трудовую дисциплину. И вдруг, в самый кульминационный момент, она завопила: "Эй, ты чё так быстро оброс?!" — и включила ночник. Пред её взором возникла небритая незнакомая физиономия, но в знакомой тельняшке.
Домой друзья добирались зайцами, проводница оказалась отзывчевей, чем та — расчётливая столичная шлюха.
* * *
В СССР может ceкса и не было, но страсти были
Лето. Июль. Жара. В Киеве зашкаливает за 30. Вечер. Маленькая районная
больница принимает больных по скорой помощи. Хирургия.
Гаснет солнце. Дворик больницы пустеет от "скорых". В хирургии в такие
дни дежурят четыре хирурга. А санпропускник — в моем распоряжении. Я —
студент пятого курса мединститута, подрабатываю. Оформляю поступающих
больных, а моя помощница — баба Маша лет 80 помогает в качестве
санитарки.
23-00. Хирурги вышли во дворик покурить. Ничего экстраординарного, все
по плану. Пора идти в операционную. Список острых аппендицитов, грыж,
язвенных прободений уже готов. Не успели хирурги докурить, как во двор
больнички въехали "Жигули" и, нерешительно покружив по дворику,
остановились в дальнем уголке.
— Встречай интересного пациента, — сказал один из хирургов, и пошел в
операционную. — В позднее время, добавил он, всегда приезжают с чем-либо
не как у всех.
Из "Жигулей" нерешительно вышла дама и направилась в приемный покой. Лет
40. Симпатичная, если не сказать красивая. Интеллигентное лицо,
компактная фигурка, выразительные глаза и черные кудри. Окинув взглядом
унылый санпропускник, спросила, может ли говорить с дежурным хирургом.
Конечно, ответил я, но не сейчас. Хирурги заняты на операциях, а прием
больных веду я.
Посетительница была разочарована — говорить о своих проблемах с
заведующим санпропускником, студентом 20 лет, ей явно не хотелось. Дикое
стеснение было написано на ее лице. В ее глазах читалась борьба мотивов
— говорить ли с молодым студентом, у которого понимание любви и ceкса —
на уровне кролика, или же дождаться умудренного жизнью хирурга, которому
все интимное уже давным-давно до лампочки.
Срочность перевесила. Дама испытующе посмотрела на меня и начала
издалека.
— Молодой человек, — сказала она, — мои проблемы для вас вряд ли
понятны, но постараюсь разъяснить. Секс банален механической
ритмичностью, а страсть — убийственна и непредсказуема. Я — не замужем,
встречаюсь периодически с любимым мужчиной. Он женат. К сожалению.
Встречаемся редко. Но когда встречаемся — теряем самообладание от
страсти. Вам это трудно понять.
— Хорошо, — согласился я. — Но причем тут хирургия?
— Да все очень просто, — ответила дама. — Когда я встречаюсь с моим
мужчиной, то каждый из нас делает все, чтобы доставить удовольствие
партнеру.
— Да, конечно, я вас понимаю, — промямлил я. — Но ведь любовь и страсть
— это ведь не к хирургам.
— Как сказать, – заметила женщина. — Вот сегодня встретилась с другом и
он захотел поразнообразить ласки. Ну и попался ему под руку медицинский
термометр...
Она сделала паузу, наблюдая за моей реакцией.
— Это понятно, — сказал я смущаясь даже наивным догадкам. — Но ведь
медицинский термометр — не совсем удачная ceксуальная игрушка.
— Конечно, — ободрилась дама. — Наконец-то вы меня начинаете понимать.
Влажный стеклянный термометр мой партнер не удержал в руках и он
выскользнул.
— И куда? — тупо спросил я, хотя ответ и так был очевиден.
— В мочевой пузырь...
Диагноз ясен, подумал я. Дальше — дело техники. Рентген, анализы и
операция надлобкового сечения мочевого пузыря.
Даму выписали из клиники довольно быстро. Не знаю, стала ли она после
этого осторожна в ceксе. Думаю, нет. Страсть — сильнее страха лечь под
нож хирурга.
* * *
* * *

Пошлые истории ещё..

Рамблер ТОП100