анекдотов.net / Истории о женщинах
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Афоризмы

Истории о женщинах

 

Коллега появился на роботе с синяком под глазом. Шестого вечером мы с ним выезжали на аварию. Устранили ночью. С Рождеством поздравили друг друга и разьехались. Далее его рассказ.
Пришел домой, жена, дети спят. Тихонечко в душ. Только воду перекрыл, слышу телефон на полной громкости разрывается. Выскакиваю из ванной и в коридоре подскальзываюсь — ноги вперед, затылок назад. Очнулся — в коридоре и лежу, но на мне одеяло, а под головой подушка. Ощупал голову — шея и низ затылка болят, и глаз, чувствую, тяжестью наливается. Жену тихонько разбудил. Говорю: Поскользнулся и вырубился, очнулся — одеяло и подушка. ? Выяснилось: Трубку через раз берешь. "На работе, на работе, занят. " Злая спать легла! Телефон твой ночью орет, выхожу — валяешься. Набухался работничек-то! От обиды по роже заехала. А потом, вдруг, жалко стало — укрыла.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Батюшка наш — очень неформальный священник. В том смысле, что сохранил обычное человеческое здравомыслие и чувство меры во всем. Вот, говорит, пришла женщина на исповедь. Он ей:
— Кайся, дочь моя, в своих грехах.
— Да я прямо и не знаю, в чем каяться. Ну, не грешила я совсем.
— Так чего ж ты на исповедь идешь, если грехов за собой не знаешь? Сначала нагреши как следует, а потом приходи.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Еще раз о блондинках.
Недавно попробовал жареные бараньи яйца (кстати, если правильно приготовить совсем не дурные) и поделился впечатлениями с другом. А тот соответственно со своей подругой. Диалог:
Он: Представляешь, что Вова ел?
Она: Что?
Он: Бараньи яйца!
Она: ОНИ ЧТО, НЕСУТСЯ?! ?!
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * * 

Работает у нас одна пенсионерка, очень заботливая мать, ежедневно общающаяся с живущим отдельно женатым сыном. Как-то летом сына пожаловался ей, что сильно и обширно стер ногу. Встревоженная мама, велев зайти к ней на работу за крахмалом для присыпания стертого места, притащила ему с полкило в тщательно запакованном пакете.
Забрав у мамы крахмал, сын отработал день, а вечером они с женой решили погулять. Бродя по улицам, они встретили брата жены, сына обменялся с ним крепким рукопожатием, перебросились парой слов и расстались. А надо сказать, что брат сыновой жены, в отличие от нее самой, давно является широко известным в узких кругах наркошей, сохраняющим вполне человеческий вид только за счет еще одной нежной матери, сыновой тещи. И вот отошли они от места встречи метров на 50, и на них из-за кустов с двух сторон прыгают какие-то люди, крутят им руки и вежливо, но настойчиво предлагают "пройти". Отказаться было невозможно. Ой, что было, шеф, что было, когда в отделении из сыновой сумки извлекли мамулин пакет с крахмалом, про который он благополучно за день забыл и дома не выложил. Немая сцена из "Ревизора", не меньше. В глазах стражей порядка мысли крутились как в калейдоскопе, читалась в них и надежда на крупное раскрытие и новые звезды, и сомнение, ибо уж больно мешок большой... Ну вскрыли пакетик, разобрались, извинились, конечно, отпустили. А мама, смотрю, сына за сыпучими продуктами больше не зовет.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

Едем с женой на машине по мосту через Москва-реку в Марьино, говорю ей — смотри-ка, дикий минус на улице, а река не замерзает. А она флегматчно замечает — скоро незамерзайку зимой можно будет прям из Москвы-реки ведрами черпать...
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Пошел сегодня одного человечка на станцию встретить, иду по подземному переходу, смотрю, — впереди мамашка с коляской по лестнице поднимается. И так она надрывно эту коляску по ступенькам за собой тащит, тыгдым-тыгдым, тыгдым-тыгдым, у ребеночка только голова туда-сюда клац-клац, клац-клац. Просто никаких сил смотреть. Подскакиваю, коляску хвать. А ведь нельзя, спина у меня сломана. Но никак мимо пройти не могу, обязательно надо свои великолепные душевные качества проявить. Ну да ладно, что по сути весу-то в том ребеночке? Не сломаюсь поди.
Короче, хватаю колясочку эту с ребенком, только пару шагов сделал, чувствую — бэмц! Сейчас у меня или пупок развяжется, или остатки позвоночника в штаны ссыпятся. Просто какой-то невероятно тяжелый малыш попался. А на вид так и не скажешь. Совершенно вроде обычный карапуз. Сидит такой, не боится ни капельки. Очень хороший ребенок. Не ребенок, ангел. Но очень тяжелый. И смотрит так серьезно, где-то даже с сочувствием. "Что мол, дядя, тяжело? Терпи теперь. Кто ж тебя заставлял чужого ребенка хватать? "
И вот несусь я значит с этим ребеночком по лестнице вверх, а мамашка где-то сзади — "Мужчина! Ой, мужчина! ". Но до мамашки ли мне? В виске только одна мысль бьется — только бы добежать. Только бы не уронить. Только бы не упасть замертво.
Последняя ступенька, уффф! Добежали, слава богу. Коляску на землю ставлю, в спине хруст, наклоняюсь к малышу, спрашиваю: "Что ж ты тяжелый-то такой? " Тот глазами хлоп-хлоп, а мамашка сзади, запыхавшись:
— Ой, мужчина, спасибо вам!
А у самой щеки аж пылают. То ли от мороза, то ли об бега, то ли от стыда.
— Я всю дорогу за вами бежала, хотела сказать! Там в коляске, в поддоне, — мешок картошки! Вам не тяжело было?
Мне? Тяжело? Да ладно! Какой-то мешок картошки. Не цемент же, не блины от штанги. Что еще и возить в детской коляске, как не картошку? Ну не памперсы же в самом деле!
Так я подумал, но вслух конечно сказал:
— Ну что вы! Я даже не заметил.
И похрустывая четвертым позвонком, несгибаемой походкой Дарт Вейдера почапал своей дорогой.
Все? Нет!
Иду обратно, думаю — хрен я больше через ваш подземный переход пойду. С вашими колясками, мамашками, какашками, картошками, нахрен! Прямушкой пойду, по путям. Иду, снежок валит, рельсы блестят, вокруг ни души, красота. И вдруг откуда ни возьмись — "Сыноооок! " Да что ж за день такой?
Смотрю — барабулька. Стаааааренькая, еле ноги переставляет. Откуда взялась — непонятно. Только что не было, и нате. Нарочно меня караулила что ли? "Ой, сынок! Дай бабушке руку! Скользко — страсть! Совсем что-то ноги не слушают! "
Ну что ты будешь делать? Осмотрев внимательно бабушку на предмет поддона с картошкой, и ничего подозрительного не обнаружив, подал руку. Только мы один путь одолели, тут навстречу группа лосей. Школьники, но здоровенные, каждый выше меня, четыре штуки. Идут, смеются, веселые, может с тренировки. Тут уж я не растерялся. Говорю — Эгегей, тимуровцы! А ну-ка взялись быстренько, помогли бабушке через рельсы перебраться!
Те даже не замешкались. Моментально взяли барабульку в кольцо, под руки хвать, и кааак поперли! Только снег из-под копыт. Слышу скрозь смех:
— Бабушка, да вы ногами-то не дрыгайте! Вы их просто подожмите!
Я еще успел крикнуть вслед:
— Э, пацаны, это не конрстрайк, это всамделишная бабушка!
Но они уже неслись где-то вдалеке по полосе отчуждения, бережно сжимая бабушку крепкими тренированными плечами.
А я шел неспеша, вслушиваясь в свой четвертый позвонок, и думал, что помогать людям это конечно хорошо и правильно. Но при этом нужно непременно уточнять, что у них там в поддоне.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

 * * *

Я живу на улице Казанской, бывшей Плеханова. У нас внизу есть ресторан "Апшерон", приятное место с азербайджанской кухней. Мы решили зайти туда с одной малознакомой, но приличной девушкой. Перед этим я сказал так: "Может быть, мы позволим себе по бокалу коллекционного бордо? Я знаю одно место рядом с домом... " Девушка подумала и ответила: "Пожалуй. "
Мы заходим в ресторан. Перебирающий четки у входа хозяин вскакивает, кричит: "Вах! Миша, как всегда? Сегодня за счет заведения! ", и какая-то сволочь тащит на подносе бутылку водки с двумя стаканами. Я неуверенно говорю: "Вы, кажется, ошиблись. Пшел вон, болван. " Хозяин смотрит внимательней, думает, говорит: "Я ошибся, уважаемый. Я вообще впервые тебя тут вижу, мамой клянусь! " Ведет бровью, человек с бутылкой на подносе разворачивается.
Девушка ржет как ненормальная. Сквозь смех машет рукой официанту: "Эй, любезнейший, ты куда водку понес? Ты водку верни, мы ее сейчас пить будем! "
Так, в общем, и познакомились.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * * 

Есть у нас один специалист — неплохой, неглупый мужик. Довольно долго прожил в Средней Азии, что время от времени подчеркивает.
Заходит оный спец в приемную к одному руководителю. Много людей.
Он:
— Ассалям Алейкум!
Секретарь (опытная, много видевшая всяких понтроезов тетка), после полуминутного молчания:
— Оциллококцинум...
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

По поводу вчерашнего "Вот придут к тебе ПРИЛИЧНЫЕ ЛЮДИ" вспомнилась пара историй. Обе произошли в самые лютые для страны годы антиалкогольной компании.
Приятель, готовясь к юбилею, нарыл где-то талонов на водку, и попросил отоварить. Без водки вполне можно было обойтись, тесть обещал привезти из деревни самогона собственного приготовления в достаточном количестве. Но на случай, если "придут приличные люди", товарищ решил подстраховаться. Традиции большого русского застолья требовали ставить водку на стол хотя бы на первый тост. Потом можно было подливать в те же бутылки самогон.
Талонов было на шесть бутылок. Я аккуратно поставил их в пластиковый пакет советского производства, и на выходе из магазина случайно задел пакетом о косяк. В пакете неприятно хрустнуло и захлюпало. Минус один — подумал я, и расстроился. Так, расстроенный, и пришел к приятелю. Советский пакет, к слову, не пропустил ни капли, все содержимое вместе с осколками плескалось на дне. Мы проткнули шилом пакет, и аккуратно слили содержимое. Потом процедили его через несколько слоев марли, марлю крепко отжали. Приятель меня утешал, но я был безутешен. Тогда он сказал — да х@ли? И разлил спасенное содержимое в два стакана. Мы накатили, и закурили. Немного отпустило. Приятель подумал и сказал, — нечетное количество бутылок не укладывается в логику традиционного русского застолья. Спрашивать его, на чем базируется эта логика не стоило, ответ мог затянуться на пару суток. Поэтому мы просто открыли лишнюю пятую бутылку, чтобы восстановить гармонию. Потом зашел Саня, сосед, с извинениями, что не сможет прийти на юбилей, потому что работа. Тут уж сам бог велел не лишать хорошего человека праздника. Бутылок снова стало нечетное количество, и пришлось это снова как-то компенсировать.
Потом я помню довольно смутно. Но точно помню, что в итоге на юбилее все приличные люди хлестали самогон как не в себя, и пели осанну тестю. А я нет-нет да и мучил себя вопросом: если бы я не расхуячил ту бутылку, дожила бы водка до юбилея?
Другая история случилась в те же примерно годы в Одессе, где мы отдыхали у родственников жены. Они только недавно вернулись из Германии, и у них в стенке, на самом видном месте, стояла какая-то ох@енно красивая бутылка с темным содержимым. Я не помню, может это был хеннесси, может еще какая экзотика, неважно.
На все мои заманчивые предложения испробовать заграничного зелья я получал категорическое нет. Причем хозяин был по существу не против, а хозяйка — ни в какую. "Щас вам, олгоголегам! Вот придут приличные люди... ! "
— П@здец, ну вы жлобы! — говорил я, и шел в палатку за пивом. Пива, слава богу, в те годы в Одессе на каждом углу было хоть утопись.
Отпуск заканчивался. Накануне отъезда мы устроили небольшой прощальный ужин. Выпили конечно. Потом легли спать. Среди ночи я почувствовал, как кто-то толкает меня в бок. Возле кровати в полумраке стоял хозяин. Он прижимал палец одной руки к губам, а во второй руке у него что-то загадочно поблескивало. Увидев, что я открыл глаза, он призывно махнул бутылкой, и вышел.
Сперва мы хотели сесть на кухне, но по здравому размышлению решили, что это слишком рискованно. Хозяин снова махнул бутылкой, мы взяли стаканы, пару конфет, и спустились во двор. За все это время нами не было произнесено ни звука. Только во дворе, на лавочке, разлив по первой, хозяин сказал:
— Ну их в п@здy!
Это, как я понял, был тост, и мы выпили.
Мы сидели в тени большого каштана, под черным одесским небом, и молча пили экзотическое заграничное пойло. Говорить нам по сути было не о чем, слишком разные мы были люди. Единственное, что нас роднило, это мужская солидарность и ненависть к бабскому лицемерию. Не скажу, что вкус пойла меня как-то особо поразил. Оставив в бутылке грамм сто мы вернулись на кухню, и посредством крепкого чая, йода, и марганцовки стали подбирать нужный колер. Немного повозившись, мы наконец добились примерно нужного результата, долили бутылку до краев, водрузили на место, и разошлись спать.
На следующее лето мы в Одессу не поехали. И на позаследующее тоже. Жена уговаривала, но я сказал что к таким жлобам, для которых бутылка бормотухи дороже теплых человеческих отношений, я больше ни ногой. А спустя года три или четыре в разговоре по телефону одесская родственница обмолвилась жене:
— Помнишь ту бутылку? Мы ее открыли на мой день рожденья. Пришли приличные люди, хороший повод. Ты бы знала, какое там оказалось г@вно! Так стыдно! Слава богу никто не отравился.
— От йода с марганцовкой еще никто не умирал! — злорадно буркнул я себе под нос.
Остроухая жена однако расслышала, и долго с пристрастием пытала, что я имел в виду.
Но я молчал как рыба. Потому что это была не только моя тайна.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * * 

Парнишка соседский рассказал.
«Пришел я к бабуле, ноут почистил, она меня чай пить усадила. А у чая – запах влажных салфеток для протирки монитора, я ей сам их покупал, в пластмассовых тубах таких. Спрашиваю:
– Бабуль, а с чем чай у тебя?
– А с травками, Ванюша! Мелисса, душица, мята… Я их каждое лето на даче выращиваю; помнишь – был ты маленький, мы их с тобой вместе собирали, сушить развешивали… Вот, посмотри! Баночки-то ты мне подарил – ну такие хорошие! Салфеточки кончаются, я эту баночку сразу под травку! У нее крышка герметично закрывается и запах травы не только сохраняет, но и усиливает! Девчонки все, мои подружки, говорят: «Ну, где же ты их купила, нам бы тоже такие! ... » А я: «Места знать надо! »
Ничего я бабушке не сказал; только пирога старался откусывать побольше, а чаю отхлебывать – поменьше».
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

 * * * 

Не раз писал на этом сайте, но пришлось зарегистрироваться повторно под "левым" аккаунтом, по которому не буду писать, скорее всего, уже никогда, т. к. по прошлым постам меня можно легко вычислить.
Сделано это было по просьбе моей бабушки, которая и рассказала мне эту историю, потребовав, чтобы я соблюдал полную конспирацию. ИМХО, за давностью лет это излишне, но человек, запуганный сталинскими репрессиями, имеет право это потребовать. С моей бабушкой мы имели большой торг относительно сроков разглашения — она требовала 100 лет, но я сторговался до 80, уповая на то, что могу и сам не дожить до нужной даты. Точноая дата мне неизвестна, забыл уточнить, а сейчас уже и спросить не у кого... Будем считать, что раз репрессии начались в 1937-м, то 80 лет уже прошло.
Итак, далее от имени бабушки:
Была я поздним и единственным ребенком, почему — спросить не догадалась и к моим 17 годам родители были уже довольно старыми людьми. Жили мы в трехкомнатной коммуналке вместе с дядей Петей — моряком и Линой, крикливой хабалкой, у которой была дочка, моя ровесница. Но мы с ней не дружили, гуляли в разных компаниях, да и я уже училась в ФЗО и тянулась к людям постарше. В нашей компании я была самой младшей. Меня так и звали — Младшенькая. Относились покровительственно, не давали в обиду на учебе и на работе с 16 лет. После работы и учебы вместе ходили купаться, гулять и на танцы.
Там-то со мной и познакомился парень. Был он какой-то слишком серьезный, не разговорчивый, улыбался наиграно и одет был не по возрасту, как-то слишком солидно. Про себя ничего не рассказывал, пару раз проводил до дома и один раз пытался поцеловать возле двери квартиры. Мне он совершенно не нравился. Была я девчонка шеб@тная, без царя в голове, а он какой-то бука, как 40-летний, хотя не было ему и тридцати.
Так бы и вышла я замуж, как и все мои подружки, за какого-нибудь штукатура или грузчика из порта, но дальше была вот такая история.
Отец мой был уже совсем старый, но еще работал на почте. Он еще в царские времена переехал сюда из Белоруссии и был почтмейстером. Пережил мировую войну, гражданскую, зеленых, белых, красных, грабежи и погромы. В разгаре этого хаоса родилась я и родители решили уже никуда не переезжать, хотя из своего большого дома нас "попросили" и дали комнату в коммуналке. (Этот дом я еще помню — снесли на закате советской власти. Долгое время там был пустырь, а теперь — торговый центр. ) Как-то раз отец на работе что-то буркнул про Сталина и в тот же день за ним пришли, прямо на работу. Больше мы отца не видели и ничего о нем не знали. Но было это в 1935-м и никаких последствий для нас не было. Соседке Лине мы сказали, что отец уехал к родне в Белоруссию, чтобы никаких разговоров у соседей во дворе не было — сплетня Алина была страшная. Дядя Петя пропадал неделями, все ходил мотористом в разные порты и отсутствие отца заметил, наверное, через полгода, но и его наше объяснение про Белоруссию устроило.
Мой молчаливый ухажер с танцев, провожая меня в очередной раз, тоже спросил про отца. Я и ему соврала про Белоруссию. Тогда он спросил, в какой город, а я ни одного города и не знала, пыталась что-то придумать, но только запуталась. Что было потом — я и не помню, несколько месяцев его не встречала, хотя на танцы в припортовый клуб ходили с девчонками постоянно.
Вечером иду я с учебы, как вдруг кто-то хватает меня за локоть и тащит в подворотню, зажав рот ладонью! Можно было и не закрывать рот — я так испугалась, что и пикнуть бы не смогла. Смотрю, а это он — обожатель с танцев. Спросил, не буду ли я кричать? Я кивнула и он меня отпустил. Сказал, что есть очень серьезный разговор, а я дурочка была, подумала, что он свататься хочет, и сказала, что он мне совсем не нравится и замуж за него я не пойду. Он усмехнулся и сказал, что давно это понял, да и не смог бы на мне жениться из-за моего отца... А тут еще новая напасть, похлеще прежней — он кивнул на портфель. Я только тогда обратила внимание на портфель в его руке — в те времена с портфелями ходили важные начальники, директора и бухгалтера, а тут молодой парень и с портфелем.
Взял он меня за руку и повел к черному ходу одного из домов. Наверное, он заранее все продумал, т. к. там горела лампочка (в советские времена лапочки в подъездах постоянно воровали, а уж в довоенные времена лампочка на лестничной площадке черного хода — это как Мерседес у чукчи-оленевода)а стекло окна заклеено газетой. Молча достал из портфеля листок бумаги и велел читать молча. Я сразу обратила внимание на то, что сверху, в углу, стоял фиолетовый штамп и внизу тоже были какие-то печати и подписи другим почерком и чернилами, но была в таком волнении, что не могла собраться с мыслями. Тут мой молчаливый собеседник спохватился, выхватил листок у меня из рук и загнул верхнюю и нижнюю часть листа, оставив только текст по центру. Его-то я и начала читать. А там — что мы с моей мамой хотим отравить тов. Сталина и тов. Калинина яблочным пирогом с мышьяком и на 7 ноября готовимся отправить его в Москву почтой через папу, работника почты.
Прочитала я это несколько раз и сказала, что это неправда, что никого мы травить не хотим и папа на почте уже не работает, он сейчас в Белоруссии, что это какая-то ошибка. На это мне мой таинственный собеседник ответил, что это письмо, судя по всему, написала моя соседка, чтобы занять нашу комнату после ареста и про моего папу он тоже все знает, что папа мой сейчас в такой Белоруссии, что оттуда он уже никогда ничего и никому не отправит. От этих слов мне стало так жутко-жутко, лишь сейчас я повнимательнее начала смотреть на него и мне вообще ничего стало непонятно: кто он, почему мы здесь, зачем?
Выжав паузу, наверное, чтобы я успокоилась, он положил на подоконник лист бумаги из портфеля, чернильницу и перо и велел писать про Лину и ее дочку, что они хотят отравить тов. Сталина и тов. Калинина яблочным пирогом с мышьяком и отправить его по почте в Москву. Сверяясь с тем листом, он говорил, где делать переносы строк, писать крупнее, и даже заставил меня сделать несколько ошибок, как на доносе, хотя я была в ФЗО хорошистка, много читала газет и писала грамотно. Испортив несколько листов, я смогла написать как надо. Тогда он достал еще один лист, на котором уже стояли штампы, подписи и печати и попросил переписать туда уже буква в букву по середине этот текст еще раз, опять сверился, убрал листок в портфель и остальные листы смял и поджег на полу, прикурив от них. Когда пепел и сигарета потухли окончательно, он их растоптал, оборвал с окна газету и выкрутил лампочку. Я боялась, что он ко мне будет лезть с поцелуями, но он лишь подвел меня к выходу и сказал: "Ты не сможешь удержать эмоции, поэтому домой не иди, а зайди к маме на работу — она еще там, и скажи, что ночевать будешь у подружек в общежитии. Туда и иди, дома до завтрашнего вечера не появляйся".
Я развернулась и пошла в сторону порта, прочь от дома. Пройдя пару шагов, я услышала его оклик и обернулась. Из темноты дверного проема черного хода я услышала фразу: "Я не смог подарить тебе сердце. Зато подарил жизнь! "
Больше я его никогда не видела.
Следующим вечером, вернувшись домой с занятий в ФЗО, я застала дома только встревоженную мать, которая сказала, что вчера вечером приехал "воронок" и арестовали Лину с дочкой.
Потом мы переехали в N-ск, там я через год вышла замуж за офицера-артиллериста, но это уже другая история, как у всех: роды, еще роды, война, похоронка из-под Ленинграда...
Вот так.
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Смотрели с мужем очередную голливудскую развесистую клюкву по мотивам древнегреческих мифов "Легенда о Геркулесе" ( вот где все на свете в мифах переврали).
Муж ревниво так спрашивает : "А чего это ты Геркулеса (супер-накачанный такой бодибилдер. Предсказуемо в таком фильме и в такой роли) так внимательно рассматриваешь, понравился, что ли, или вообще влюбилась? ".
С грустью отвечаю : " Не-а. У него грудь больше, чем у меня. Я элементарно завидую. "
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

 * * * 

Давным-давно, когда еще не было мобил, меня попросил отец завезти на дачу кое-какие вещи от мачехи. Только — сказал он — позвони ей и убедись, что она дома. И вот настал день поездки. Звоню — короткие гудки, т. е. занято. А у мачехи был номер спаренный (не параллельный! ) с соседями. Так что я не знал, кто занимает линию. Промучавшись 2 часа, так и не дозвонившись уехал к отцу на дачу без "посылки". После выяснилось, что моя мачеха разговаривала со своей любимой теткой и основной темой разговора было: " Вот-вот должен позвонить Женя, а посему не следует долго занимать телефон"(! ).
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

Выезжал в Европу и оформлял страховку себе и сестре. В ее загранпаспорте имя написано как Mаriiа (текущие правила транслитерации). Сотрудник страховой компании полис оформляла во-первых минут 20 (непозволительно долго), а во вторых написав в нем Mаriуа.
Я (проверив полис): тут ошибка в имени.
Сотрудник: где?
Я: ну вот же. Вы написали через игрок, а надо через ай.
Сотрудник (сверяя паспорт и полис): все правильно написано.
Я: посмотрите еще раз. Надо две i в имени, а у вас — у.
Сотрудник (две минуты изучая паспорт и изготовленный полис): А... у меня все правильно написано, у вас в паспорте опечатка
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

* * *

Когда Нюша сообщила, что записалась на курсы самозащиты, я подумал, что у нее эээ, засвистел чайник. Для девушек такой красоты и невесомости единственный способ самозащиты в ночное время — это честно отдаться любому проходящему мимо хулигану.
Настоящие единоборства учат добродушию. Чтобы не зашибить ненароком обидчика. Несколько лет обучения с раннего детства, измененная наноструктура костей для пущей мощи удара. Груду кирпичей одним махом пополам нахрен. А Нюша выбрала экономичные краткосрочные курсы. И очень скоро в ней явилась несколько агрессивная внутренняя сила. Слегка наглая уверенность в себе. Попала в секту? Я стал ее опасаться. Ляпнешь че не то — взовьется винтом чего доброго в воздух и своей прелестной ножкой бл@м прямо в нос.
Впрочем, по ее рассказам курсы выглядели практичными. Там больше учили грамотно оглядываться и убегать. Дальновидности — "если ты очутилась в подземном переходе ночью наедине с бандой гопников, то ошибку ты допустила несколько раньше". А вишенкой к этому винегрету — приемы, запрещенные правилами любых боев без правил. Типа, какого угодно качка после многих лет в зале может несколько уравновесить меткий удар по яйцам. У девушек тут безусловный бонус. Что яйца? "Помеха лишняя почти во всяком бое".
Я-то ржал, а с ней вскоре приключилось ЭТО. Которое она встретила во всеоружии.
Выйдя из метро в поздний час, вспомнила, что так и не переложила ключи от квартиры из наружного бокового кармана во внутренний, как велело ей новое Учение. Проверила — пжаста, ключей там не было! Во внутреннем — тоже! А дверь у нее такая, что вынести наверно можно. Но с последующим ремонтом всего подъезда. Запасные ключи есть. Они в ящичке, внутри квартиры. От засада! Где ночевать-то?
И тут в ней включились экономичные курсы. Мгновенно просчитала, когда ощупывала ключи в кармане в последний раз. Точно — перед входом в метро. Значит — вытащили несколько минут назад. Прямо в метро. Но какой смысл в украденных ключах, если не знаешь квартиры? Так что вор постарается проследить путь жертвы до самого дома. Простая же логика, а благодаря ей Нюша поняла, что сейчас за ее спиной ОН — укравший ее ключи и надеющийся ограбить ее квартиру. Прислушалась — сзади топ-топ на отдалении. Вокруг никого. Не оглядываться! Завернула в магазин. На вираже заметила — ну да, сзади плетется парень. Запомнила приметы, долго выбирала бутылку коньяка. Случайный прохожий за это время наверняка отсеется. Вышла наружу — вон он, на приличной дистанции. Переминается, ждет. Пошла, а сзади опять топ-топ. Ужас. Поняла — самое худшее, если он нападет сзади. Развернулась и пошла парню навстречу. Mission impossiblе — не только отбиться, но и отнять у него свои ключи. Как?! Да легко, если ты посещала Курсы.
Ослепительно заулыбалась. Оценила противника — вроде трусоват. Остановился и очами хлопает. Еще одна улыбка — и пакет с бутылкой коньяка летит ему в висок. Отбился, конечно. Но это был отвлекающий маневр. Как учили. Главный удар прошел незамеченным — туфлей понятно куда. Бегло охлопала карманы рухнувшей воющей туши, выхватила связку ключей, и тут услышала вопль — Саня! Че эта с@ка с тобой сделала? Во мгле нарисовалась туша №2.
Это совсем не входило в сценарий самозащиты. Нюша растерялась, но: мгновенно скинула туфли на высоких каблуках (дело прошлой осенью было), хозяйственно подхватила обе туфли и принялась мастерски петлять по складкам местности. Позади слышался топот в четыре ноги, молча, а это было совсем хреново. Набегавшись вдоволь, она заметила за очередным поворотом укрытие и кинула туфлю вперед. Оба пронеслись мимо.
Ключи, выхваченные из парня, не подошли. Свои она нашла потом в сумочке. До сих пор не понимает, когда и как их туда сунула. Неделю выходила на соседней станции метро и в магазин, где покупала коньяк, не заходила. А когда зашла, продавщица просто расцвела: "Золушка нашлась! Вот тебе туфля и записка! "
В записке было, что парню этому девушка очень понравилась в метро, и он просто пошел за ней. Набирался решимости познакомиться. Друга попросил приотстать, чтобы не мешал романтике первой встречи. А еще он очень просит вернуть свои ключи в обмен на ее туфлю : )
Ваша оценка:
-2 -1 0 +1 +2

 * * * 

 
истории
ПнВтСрЧтПт Сб Вс
6 7 8 9101112
13141516171819
20212223242526
сегодня
самые лучшие
истории дня
за неделю
за месяц
новые без модерации
транспорт
компьютер
животные
о, женщины
наши дети
пикантные (16+)
розыгрыши
реклама
студенты
армия
под мухой
без темы
диалоги
бородатые
расскажи

анекдоты
свежие
самые смешные
анекдот дня
лучшие за неделю

картинки
свежие
самые лучшие
лучшие за неделю
случайные

pic pic pic pic pic pic

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Афоризмы
TopList Рамблер ТОП100